Особый интерес к той части малобюджетных фильмов, которые получили название «эксплуатационное кино», появился ещё в 1990-е. Но в 2000-е интерес вырос в нечто большее, а «эксплуатационное кино» в той или иной степени стало оказывать влияние и на мейнстрим, и на кино, что крутят на фестивалях. Что немаловажно, у явления появилось собственное киноведение, ставившее целью либо рассказать про феномен изнутри, либо представить серьёзный анализ, коего прежде удостаивались лишь «престижные» кинематографисты, либо поставить знак равенства между «престижными» и «презренными» авторами.

Но если мода на «эксплуатационное кино» до отечественных просторов долетела, то с серьёзной литературой по теме не заладилось. Издательства не торопились переводить лучших западных авторов, а авторы отечественные скитались в основном по просторам Интернета. Но вот свершилось – у Джимми Макдонофа, Стивена Троуэра и Кей-Лы Джанисс появился достойный конкурент, Александр Павлов.

Павлов собственными исследованиями и продвижением близких по духу авторов немало усилий положил, чтобы доказать, что «эксплуатационное кино» заслуживает серьёзного разговора не меньше, чем пресловутое «фестивальное». Наконец, тексты Александра Павлова вышли отдельной книгой со звучным названием «Постыдное удовольствие».

Павлов с равной тщательностью разбирает и анализирует Копполу с Кубриком с одной стороны, и Расса Майера с Джерардом Дамиано – с другой, отчего понятие «одна и другая сторона» отпадает за ненужностью. Американская телеанимация – «Симпсоны» и «Южный парк» – оказывается идеальной возможностью проанализировать социально-психологические особенности американской жизни. Раз помянул Майера с Дамиано, то как давний поклонник именно «эксплуатационного кино» приостановлюсь именно на этой части книги.

Здесь едва ли не все разновидности «экспло-» – «блэк-», «наци-», «секс-» плюс привычный хоррор. К тому же, Павлов не довольствуется рассказом о классике, но и проводит занимательный сравнительный анализ лучших образцов прошлого и нынешних римейков, стилизаций и проч. Жаль только, что эту главу не прочтёт (пока?) главный из ныне здравствующих знатоков «экспло» писатель Джимми Макдоноф. Он не только пишет о фильмах, но и может похвастаться опытом проживания внутри «экспло», личным знакомством и сотрудничеством с ключевыми фигурами явления. Макдоноф охотно приветствует исследования «экспло» из-за пределов США, но, увы, ограниченные англо-американским ареалом.

Тем не менее, уверен, он бы впечатлился работой Александра Павлова.

pavlovs-book.jpg

Раз речь зашла о «сексплуатационном кино», то отмечу ещё один важный момент. Павлов – едва ли не первый кинокритик, который серьёзно и без впадания в морализаторские или либертинские крайности рассуждает о порнокино той поры, когда «кино» было важной составляющей этого слова. Здесь и напоминание об интересе к эпохе «порношика» мэтров уровня Николаса Рэя, и опять же интересные параллели с сегодняшним отношением к порно в мейнстриме и даже на ТВ. Интересное совпадение – книга «Постыдное удовольствие» вышла почти одновременно с публикацией на Западе мемуаров порнозвёзд Секи (популярной как раз в описываемую Павловым эпоху), Асы Акиры и Пумы Суид, пользующихся немалым успехом и напоминающих об интересе читающей публики к порноиндустрии.

Для порядка, а все правые любят «порядок», стоит в адрес книги немного поворчать. Ворчание вызвано, разумеется, «политическими» главами. Здесь Павлов, по моему убеждению, слишком увлекается левыми философами. Отчасти его можно понять – правые консерваторы не демонстрировали особого интереса к поп-культуре (а зря), потому отдали её на откуп сомнительной публике типа представленным у Павлова Жижека и Джеймисона.

Здесь, конечно, сказывается моя предвзятость, так как для меня пиетет к левым авторам в принципе немыслимая вещь. Руководствоваться могу только давним замечанием философа Жана-Франсуа Ревеля: левые авторы служат только для того, чтобы мы воспринимали действительность как полную противоположность их сочинениям. Ревель писал про СМИ, правда, но эти слова можно отнести ко всем левым писателям.

Ладно, отвлечёмся от моих пристрастий. Другое дело, что недостаточное привлечение правых источников немного вредит. Например, упущена возможность развить идею о вполне консервативных взглядах мэтра «сексплуатационного кино» Расса Майера. А упоминание Дэвида Линча сразу наводит на воспоминания о том, что творец «Твин Пикс» был преданным поклонником Рейгана, пусть в XXI веке и перешёл на леволиберальные позиции. Эта эволюция проигнорирована автором, хотя Линчу уделено много внимания.

Конечно, досадно, когда Павлов повторяет леволиберальные клише вроде «позорной для американцев» войны во Вьетнаме (позорная она только для врагов США, тогда как самим американцам есть за что отвечать, но есть и чем гордиться в войне, имевшей целью помочь страдавшему от постоянной агрессии коммунистов Южному Вьетнаму). Вместе с тем, в главах про анимацию Павлов демонстрирует вполне уважительный подход к американскому консерватизму и его влиянию на телесериалы.

В завершение – все претензии, честно признаюсь, продиктованы исключительно различием в восприятии политических идеологий. Главное же, что перед нами уникальная книга, не имеющая аналогов в российском киноведении. Если учитывать очень высоко поднятую Александром Павловым планку, можно сказать, что уникальность «Постыдного удовольствия» не только в смелости подхода к киноведению, но и в оригинальности и одновременно доступности авторского анализа. Конкуренты у Павлова в ближайшее время вряд ли появятся.

Публицист, кинокритик

Похожие материалы

В фильмах Поланского отражаются драматические события его жизни. Это может быть в более прямой...

Одна картинка стоит тысячи слов, поэтому я сразу предлагаю вам забить в поисковик имя Иоланды...

Очевидное исчерпание потенциала существующей парадигмы уже давно является предметом обсуждения...