В ноябре 2016 года Дональд Трамп предложил на должность министра образования США Бетси Девос (Elisabeth «Betsy» DeVos), которая и была утверждена в должности Сенатом 7 февраля этого года. Уже в ноябре была развернута агрессивная кампания против этой кандидатуры Трампа, и к февралю она достигла апогея. Рэнди Вайнгартен, президент Американской федерации учителей, объединяющей 1,6 миллиона человек, написал в своем твит-аккаунте, что Трамп выбрал «самого идеологического, антиобщественного кандидата с момента создания Департамента образования».

Против нее голосовали не только все демократы, что предсказуемо, но и пара представителей от республиканцев (Сюзан Коллинз и Лиза Мурковски). Но получив 51 голос «за» и 50 «против», Бетси Девос все же стала секретарем департамента образования, или, по нашей номенклатуре, главой министерства.

Дочь миллиардера и жена бизнесмена никогда не преподавала в учебном заведении, однако имела отношение к образовательным программам. Образование получила в частной христианской школе (Holland Christian High School), чья миссия включает в себя обучение студентов «критической оценке происходящего в культуре в свете Божьего слова», затем поступила в Кальвин-колледж (Calvin College, Grand Rapids) — liberal arts college, основанный в 1876 году: образовательное учреждение христианской реформатской церкви, продвигающей в жизнь ценности протестантизма.

Получив здесь степень бакалавра в области делового администрирования и политических наук, в дальнейшем удачно сочетает бизнес с политикой.

Созданный в 1989 году семейный фонд («The Dick & Betsy DeVos Family Foundation») выделял средства на поддержку в образовании, искусстве, правосудии, подготовке специалистов и лидеров. Вместе с мужем она стала также инвестором компании NeuroCore, специализирующейся на разработке и внедрении немедикаментозных практик по работе со страдающими аутизмом, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) и прочими психологическими и неврологическими недугами. Основателем NeuroCore является Тимоти Г. Ройер, лицензированный психолог со степенью магистра богословия, работавший начальником отдела детской психологии в больнице в Мичигане, и первоначально эта фирма называлась «Надежда, 139», по мотивам, так сказать, 139-го псалма из Библии, ориентируясь на школы, особенно религиозные, чтобы помочь детям не только повысить успеваемость, но и уменьшить потребность в лекарствах для лечения определенных заболеваний.

Также несколько лет Бетси Девос была членом правления Фонда за выдающиеся достижения в области образования (ExcelinEd), учрежденного Джебом Бушем, заявившего о своем желании построить американскую систему образования, которая поможет каждому ребенку реализовать «данный ему Богом потенциал». Когда Джеб Буш принял участие в президентской гонке, Девос критиковала Трампа, утверждая, что он «не представляет Республиканскую партию». Но Джеб проиграл Трампу, который назначил Девос главой министерства образования.

На этой должности она не имеет той власти, которой обладает, например, российский министр образования. В задачи министерства входит распределение федеральных финансовых средств, выделенных правительством на образование, сбор информации о школах, обеспечение равного доступа к образованию; причем, его деятельность регламентируется тремя актами. Глава министерства образования отвечает только за федеральные программы и стандарты, а основная образовательная политика определяется в основном отдельными штатами, так что роль министра сводится к установлению минимальных стандартов для школ, которые те могут и не принять, лишившись в таком случае субсидии от государства. Впрочем, правительство штата, распределяющее внутренние ресурсы, всё же принимает, как правило, федеральные стандарты.

Однако и при столь скудном арсенале средств «прогрессивная общественность» восприняла приход в министерство образования Бетси Девос как прямую угрозу демократии. Ей сразу припомнили, что вместе с мужем в 2004 году она помогала в Мичигане противникам гомосексуальных браков,  для чего пожертвовала в соответствующую кампанию протеста перед голосованием более 200 000 долларов. Также под лупой стали рассматривать деятельность NeuroCore, объявив методологию, принятую в кампании, имитацией научности. А «Politico» получила в свое распоряжение аудиозапись интервью, данное Бетси Девос и мужем в 2001 году на ежегодной конференции «The Gathering», где собираются состоятельные христиане, из которого следовало, что и министерство теперь следует воспринимать как библейское поле битвы, поскольку Бетси Девос давно уже желает «установления Царство Бога»[1].

В том интервью она заявила, что христианская вера направляет ее усилия, среди прочего, и на реформу образования. При этом, описывая свои планы, она использовала библейские метафоры, упомянула Шефелу, место битвы между Давидом и Голиафом, и что она в своей деятельности, в том числе и на ниве просвещения, всячески будет содействовать установлению царства Божьего на земле.

С момента вступления в должность прошло мало времени, однако первые результаты Бетси Девос уже видны. Она отменила несколько инициатив, принятых в период Барака Обамы. Например, по поводу того, как в высших учебных заведениях следует поступать в случае обвинения учеников в сексуальных преступлениях[2]. Прежний документ был формально рекомендательный, однако в случае невыполнения его наставлений колледжами и университетами они могли лишиться федеральных ассигнований. Бетси Девос выпустила новое «временное руководство», где в вопросно-ответной форме пояснено, чтó считать недопустимым в поведении, регламентирована ответственность учебных заведений за рассмотрение жалоб на сексуальное домогательство, описаны возможные меры и т.д.

Суть этого документа заключается в том, что вузы должны продолжать противостоять всякого рода сексуальным нарушениям, только этот процесс должен быть справедливым и беспристрастным. Дело в том, что прежние распоряжения, продиктованные заботой о безопасной жизни в кампусе, создавали условия, при которых легко можно было подвести поведение студента под сексуальное насилие. Кампусы охватила сексуальная паранойя, развернулась кампания борьбы с половыми агрессорами. И, как часто водится в коллективной борьбе со злом, наиболее активными обличителями могли выступить люди с неустойчивой психикой, которым достаточно было того, что им показалось, что их сексуально унижают, объективируют их пол, отдают при общении внимание только сексу, а не душе. Далее, после жалобы, запускалась коллективная репрессивная машина, состоящая из администрации вуза и прогрессивной студенческой общественности, впадающих в раж от делегированной им правительством полицейской функции. Наступил «майский день, именины сердца» для всякого рода фемино-активисток.

Как реакция на эту коллективную истерию в февраля 2015 года в «Хронике высшего образования» («The Chronicle of Higher Education») появилась статья профессора Северо-Западного университеты Лоры Кипнис — «Сексуальная паранойя поразила академию» («Sexual Paranoia Strikes Academe»). И, конечно же, нашлись студенты, которые потребовали от президента университета осуждения этой статьи, а особо тонко устроенные натуры представили эту публикацию как форму сексуальной дискриминации, поскольку знакомство с ней могло поколебать решимость учащихся в борьбе с насильниками. В Колумбийском университете, под давлением студентов исключили из курса «Шедевры западной литературы и философии» «Метаморфозы» Овидия, в другом месте приступили к рассмотрению жалобы на ряд современных произведений, например, «Лолиту» Владимира Набокова. Некоторые студенты предложили «проблемные» произведения оставить, однако рекомендовали преподавателям предварять подобные тексты «сигнальным предупреждением», чтобы уберечь учащихся с ранимой психикой от знакомства с ужасным контекстом или подтекстом.

Также администрация Обамы успела обязать всех уважать гендерный выбор учеников. В мае 2016 года вышло распоряжение, согласно которому школы должны уважать половую самоидентификацию детей, для чего необходимо позволять ученикам-трансгендерам пользоваться теми туалетами, которые, на их взгляд, соответствуют их новой половой принадлежности[3]. Генеральный прокурор Лоретта Линч предупредила, что против школ, не выполняющих данное требование, могут быть поданы судебные иски, а также они будут лишены государственных субсидий. И действительно, федеральные власти США судились со штатом Северная Каролина, где был принят закон, на основании которого люди обязаны пользоваться общественными уборными в соответствии с их полом при рождении, а не основании метаморфоз гендерной идентичности. Но департамент образования и юстиции настаивал на том, что новая половая принадлежность считается действительной с тех пор, как только родитель или опекун уведомили учебное заявление, что пол их ребенка не соответствуют тому, что указан в базе данных, и отныне окружающие обязаны были уважать этот факт, даже если это «вызывало у них чувство дискомфорта»[4].

Также «прогрессивную общественность» встревожила позиция Бетси Девос в деле ваучеризации школ. Еще в период предвыборной агитации Трамп пообещал выделить 20 миллиардов долларов на то, «чтобы каждый американский ребенок, который сегодня обречен учиться в плохой государственной школе, имел свободу и гражданское право посещать школу, которую выбрал сам»[5]. Бетси Девос, в ходе предварительных слушаний в профильном комитете Сената в января 2017 года также подтвердила свою приверженность идеям организации школьного образования на основе сети субсидируемых школ (charter schools), то есть финансируемых государством, но управляемых независимыми организациями, а также использования ваучеров.

Эта идея возникла еще в начале 60-х годов прошлого века. Выступая за значительное сокращение участия государства практически во всех сферах жизни, Милтон Фридман всё же придерживался той позиции, что государство должно обеспечивать своих граждан базовым образованием. В 1955 году он опубликовал статью «Роль государства в образовании» («The Role of the Government in Education»), где предложил систему, в которой государство выдает всем родителям ваучеры, денежные сертификаты, которые можно использовать для оплаты обучения детей в школе на их выбор. Такая система стимулировала бы конкуренцию, что увеличило бы качество образования, поскольку школам пришлось бы бороться друг с другом за «клиента» — ученика[6].

Бетси Девос давно была приверженцем данного подхода, всячески поддерживая идеологию чартерных школ и школьных ваучеров, на практике реализуемую в Штатах с начала 2000-х. Такие школы совмещают в себе элементы частных и государственных школ: они не подчиняются госучреждениям, при этом финансируются из государственных средств, что обеспечивает ученикам бесплатное образование. Главным преимуществом такой формы обучения является возможность школы самостоятельно выбирать методики и направления обучения, здесь нет обязательной учебной программы, нет нормирования часов, отведенных на изучение той или иной дисциплины, продолжительность учебного дня, года и т.п. Допускается максимальная свобода действий, лишь бы знания, получаемые учащимися, удовлетворяли стандарту, законодательно принятому в конкретном штате. Таким образом, школьные ваучеры позволяют родителям отказаться от муниципальных школ и перенаправить государственную помощь для оплаты обучения детей в частных школах, включая и религиозные.

Эта инициатива, позволяющая предоставить детям из семей с низким доходом равные возможности с детьми из богатых семей (например, ходить в частную школу), кому-то показалась воплощением американской мечты. Однако обнаружилось и много противников этой политики. Например, против выступили профсоюзы учителей, настаивающие на том, что средства федерального бюджета должны быть потрачены на усовершенствование государственных учебных учреждений. Другие опасаются того, что благодаря ваучерным программам дети могут оказаться не только в нормальных религиозных школах, но и школах сектантского толка или с расисткой политикой, и получить экстремистское и ультраконсервативное образование за счет налогоплательщиков. А для того, чтобы этого не произошло и программа работала эффективно, необходимы не только соответствующие требования к школам, но и регулярные их проверки, что вряд ли возможно при масштабной ваучерной программе.

Идя навстречу прогрессивной общественности «The Huffington Post» взялся за создание базы данных по каждой частной школе, получающей финансирование от налогоплательщиков, попытавшись при этом определить религиозную принадлежность, чему они учат и в каком объеме, по каким учебникам и пособиям. В итоге был составлен список из 8000 школ в 25 штатах, которые работают по программе с применением ваучеров. Анализ данных показал, что около 75 % ваучерных школ являются религиозными — как правило, христианскими (в основном, католическими), около 2 % идентифицируются как еврейские и 1 % мусульманские. Обнаружились и «серые зоны»: шесть школ были позиционированы как нерелигиозные, однако они использовали учебную программу, созданную Л. Роном Хаббардом, основателем церкви сайентологии[7].

Во время упомянутого выше интервью 2001 года, рассказав о поездке с мужем в Израиль, о посещении Шефелы, места многочисленных сражений израильтян и филистимлян, Давида и Голиафа, Бетси Девос уподобила сферу образование полю битвы, где ей приходится отстаивать те ценности, которые способствуют установлению царства Божьего на земле. И вот теперь, по прошествии многих лет, она отмечает, что ей и ее сторонникам удается выигрывать штат за штатом, благодаря чему удвоилось число студентов, получающих доступ к выбору частной школы. Но если для консервативной части американцев, придерживающихся христианских ценностей, всё это воспринимается как безусловный успех, как создание реальных условий для разнообразия воспитания и плюрализма форм обучения, для либеральной части общества Бетси Девос выступает типичным мракобесом, неожиданным препятствием на пути распространения демократии, которое необходимо немедленно устранить, используя для этого любые доступные средства.

Кто здесь прав, – решать американцам. Нам же полезно будет внимательно наблюдать за происходящим в Штатах и извлекать уроки, чтобы избежать, по возможности, в собственной образовательной политике двух крайностей: клерикализации и ультра-либерализма.

[1] Trump’s education pick says reform can «advance God’s Kingdom»

[2] Department of Education Issues New Interim Guidance on Campus Sexual Misconduct; The Huffington Post. 09/22/2017. Sebastian Murdock. Betsy DeVos Rescinds Key Obama-Era Policy On Campus Sexual Assault.

[3] U.S. Departments of Education and Justice Release Joint Guidance to Help Schools Ensure the Civil Rights of Transgender Students.

[4] Examples of Policies and Emerging Practices for Supporting Transgender Students; The Huffington Post. 02/22/2017. Amanda Terkel. Trump Administration Rescinds Protections For Transgender Students.

[5] Business Insider. Sep. 8, 2016, Donald Trump just provided the first detailed education proposal of his campaign.

[6] Фридман М., Фридман Р. Свобода выбирать: Наша позиция / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. Или: Фридман М. Капитализм и свобода / пер. с англ. М.: Новое издательство, 2006.

[7] The Huffington Post. 12/07/2017. Rebecca Klein. Voucher Schools Championed By Betsy DeVos Can Teach Whatever They Want. Turns Out They Teach Lies. These schools teach creationism, racism and sexism. They’re also taking your tax dollars // https://www.huffingtonpost.com/entry/school-voucher-evangelical-education-betsy-devos_us_5a021962e4b04e96f0c6093c?utm_hp_ref=betsy-devos См. также алармистский ролик Taxpayer Cash For Scientologist Schools // https://www.huffingtonpost.com/entry/taxpayer-cash-for-scientologist-schools_us_5a2ebf83e4b0cbfd0d57cc3b?utm_hp_ref=betsy-devos

Историк философии, профессор философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Похожие материалы

Это – настоящая «Православная Русская Весна» всей Исторической Руси, Великой, Малой и Белой!...

За прошедшие восемь с лишним веков границы страны то расширялись, то сужались, она меняла династии...

Тереза Мэй стала заложницей Брексита и обострившейся межпартийной борьбы. Ее упорство в отстаивании...