Мысль о том, что первой жертвой на войне становится правда, которую интернет приписывает американскому сенатору Джонсону Хайраму, находит сегодня все больше подтверждений. Вместе с потоками крови на Донбассе льются потоки лжи в прессе и сети. Особую ненависть вызывают журналисты, работающие на месте событий. Их вносят в разные списки как врагов номер один, на их головы обрушиваются самые горячие проклятия. Вместе с тем, как это ни парадоксально, наше время — это время удивительной откровенности. Любая фальшь становится заметна. То, что раньше проходило по разряду «теории заговора», становится очевидностью. Лидеры различных государств честно сообщают о своих целях, а тогда, когда не сообщают, их цели видны и так. За лидерами открыто озвучивают свои мысли и простые обыватели в различных социальных сетях, попутно обзывая друг друга ботами и пропагандистами. Боты, конечно, присутствуют, как и пропагандисты (куда без них), но от факта, что те или иные идеи овладевают массами, никуда не денешься. С горечью приходится констатировать, что широкое общественное мнение уже вполне готово к новой большой войне. Долгие разговоры о гуманизме в который раз оборачиваются пшиком. Они становятся лишь одним из средств манипуляций, лишь одним из орудий информационной войны. Это превосходно видно на горьком примере Донбасса. Деятели из различных европейских организаций с равнодушием месяцами наблюдали за тем, как калечили и убивали жителей Донецка и Горловки. Однако расстрел точно таких же жителей под Волновахой и в Мариуполе сразу оказывается на первых полосах всех мировых СМИ. Почему? Все очень просто. Волноваха и Мариуполь сегодня находятся под контролем Киева, а Донецк и Горловка — под контролем ополчения. Никто с точностью не может сказать, кто и кого обстреливает, но для западных зрителей все просто: если люди погибают на украинской стороне, следовательно, их обстреливает ополчение. Об этом надо сразу же сообщать. Если люди погибают на территории Новороссии, доказать, что это делает ополчение крайне затруднительно. Поэтому об этом лучше промолчать. А по результату, само собой, всем нашим гуманистам наплевать на погибших с русскими именами и фамилиями, что в одном случае, что в другом. Тут такое дело. Москва больше не верит крокодиловым слезам своего собственного эха. Не верит, как и вся Россия, крокодиловым слезам новоявленных слава-украинцев. В своих речах они привычно сочетают невозможную сентиментальность с немыслимой жестокостью. Умилительно рассуждают о том, что души погибших в донецком аэропорту «киборгов» превратились в звездочки на небе, и тут же сообщают, что дремучую «вату» в Донецке, «всех этих пенсов, теток, голосовавших на референдуме» надо выжигать каленым железом. Пусть, мол, нахлебаются своего «узкого мира». Тут же и слова о генетическом мусоре и о том, что Киеву нужны только территории. А мы все это читаем. Интернет же не имеет границ. Списывать слова наших соседей на эмоции больше не получается. Что ж, как говорится, точки-то над «и» расставлены. Министр МВД Украины, матершинник и подонок Арсен Аваков может скармливать своему экзальтированному электорату гнилые прослушки, сделанные на коленке в СБУ. А мы тут гнилушками не питаемся. Так что сценаристов им бы надо поменять. А то у них ополченцы разговаривают как солдаты в старом анекдоте: «Товарищ Петров! Неужели ты не видишь, что капаешь расплавленным оловом на ногу мне, твоему боевому товарищу Сидорову?». Это касается той записи, в которой ополченцы сообщают после обстрела Мариуполя: «так им и надо, чтоб не стояли с плакатами в поддержку Украины». Потрясающая формулировка на поле боя, правда? Впрочем, по мере продвижения вооруженных сил Новороссии на запад, мы еще и не такое услышим. Истерика достигнет ультразвука. Да и хорошо: ультразвук человеческое ухо уже не воспринимает. На ютюбе выложен ролик: ополченцы показывают на камеру военный билет погибшего украинского солдата. Максим Внуков, житель Днепродзержинска Днепропетровской области. Характерное, конечно, украинское имя. Нет, это русский человек, который отправился убивать таких же Максимов, Артемов, Иванов в соседнюю область, полагая, что идет защищать Родину. На деле, он отправился их убивать просто потому, что они сделали другой исторический выбор. Это, конечно, гражданская война. Только это не украинская гражданская война. К огромнейшему несчастью — это вновь русская гражданская война. Аккурат к новому семнадцатому году. После которого, кстати, на коленке и были нарисованы те игрушечные границы, которые должны бы нас отделять, но никак не отделяют от новой войны. Все понимают, что теперь это надолго. Наша прогрессивная общественность может быть довольна: по ее наущению уже во второй раз за сто лет русские люди убивают друг друга в борьбе за лучший мир. И пусть эти господа — Ахеджаковы, Долины, Иртеньевы, Шендеровичи — не думают, что их роль в данном процессе останется за скобками. Гаденькая и мерзенькая, как они любят сами выражаться.

публицист

Похожие материалы

Цифровая экономика спасёт страну. Но только в формате умной реиндустриализации. Мы находимся в...

Учитывая экономические и политические императивы КНР в современном западном раскладе, не забывая...

Не вызывает сомнений, что точка, где сошлись до сих пор вроде бы параллельные и взаимоисключающие...