Арест губернатора Кировской области Никиты Белых выявил серьезную проблему внесистемной оппозиции – сложность с идентификацией по принципу «свой-чужой». Проще говоря, представители оппозиции никак не могут разобраться, кого именно арестовали – ставленника Путина или одного из них. Если одного из них, то почему он назначен на эту должность сверху? Если ставленника Путина, то либо он в самом деле взяточник (что вероятнее всего), либо вертикаль власти начала чистку своих рядов от неугодных.

Егоров16

Внесистемная оппозиция – это уже научный термин, применяемый в политологии. Я предпочитаю называть ее бессистемной. Потому что если на Западе оппозиция, чья деятельность направлена на критику, а порой и дискредитацию действующей власти, имеет структуру, наша внесистемная оппозиция бесструктурна, бессодержательна и, в конечном счете, – бессистемна. Они не могут даже определиться, кто за них, а кто против них.

«Никита Белых – оппозиционер? Не смешите меня, обычный ставленник Путина», — пишут в социальных сетях. Открещиваясь от губернатора, который еще вчера был их другом и товарищем, они таким образом себя обеляют. Есть и такие, кто не верит, что Никита Белых взял взятку. Хотя 150 тысяч евро и бутылка вина в пакете были уже третьим траншем «на нужны Кирова», как заявил Белых. «Да, взял», — ясно ответил он в суде. Отвертеться невозможно, когда запачкался в невидимой краске.

Защита губернатора обжаловала его арест, хотя, очевидно, что Никита Белых, как и многие другие коррупционеры и взяточники до него, может скрыться за границей. Даже если его отпустят под подписку о невыезде. За большие деньги (а у него только в декларации о доходах — миллионы, а сколько еще на счетах – неизвестно, взятка превышала доходы в 13 раз) ему подберут подходящий маршрут – через Украину или Белоруссию, инкогнито, и даже на частном самолете. Многие чиновники и банкиры таким образом утекли за рубеж, как только за них взялись следственные органы.

Анатолий Чубайс от Никиты Белых не отрекался. Он поведал, что «с его товарищем случилась беда». Но кем считают самого Анатолия Чубайса в рядах оппозиции – идеологом «дикой приватизации» (читай — разворовавшим страну коррупционером), который сейчас в тесной упряжке с властью возглавляет одну из самых могущественных госкорпораций «Роснано»? Непонятно — свой он или чужой.

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов также заступился за Никиту Белых. Но вступился, как полагается, осторожно: «В этом деле много вопросов, много несостыковок и несовпадений. Я уж не буду говорить, там, о психологии Никиты, которого я знаю хорошо – не вяжется у меня. Но это моя вера…» То есть он с одной стороны не верит в виновность Никиты Белых, с другой – говорит, что это вопрос его личной веры, то бишь сомневается — а вдруг правда? Неудивительно для человека, который посещает закрытые заседания в Кремле. Бессистемная оппозиция регулярно задается вопросом: «Что он там делает? И вообще, свой Венедиктов или чужой?»

Упомянул Алексей Венедиктов и дело «Кировлеса», по которому Белых проходил свидетелем, хотя должен был проходить обвиняемым: «Взяткодатели, «Кировлес» — довольно забавная история. Я тут нашел показания Никиты Юрьевича суду, когда шло дело «Навальный – «Кировлес». Губернатор в показаниях говорил: модель работы «Кировлеса» была порочной. В объединении коммерции и государственных задач есть коррупционные предпосылки, — говорит губернатор и через два года берет от них взятку…» И снова непонятно, кто такой Белых – свой или чужой? Кто такой Венедиктов – представитель внесистемной оппозиции или назначенный Кремлем на должность главного по выпусканию пара и демонстрации, что оппозиционная пресса в стране существует. Назначенный с четкими указаниями – что можно говорить, а что нельзя.

Упомянутый Алексей Навальный тоже многими оппозиционерами признается «кремлевским агентом». «Иначе почему его не сажают?» — спрашивают они. За «Кировлес» он получил 5 лет реального срока. Сидел максимум – 15 суток. Навальный – действительно, фигура спорная. То, что у него имеются покровители в Кремле, слух устойчивый и, вполне возможно, обоснованный. Некоторое время Навальный, к примеру, занимался разоблачением государственных корпораций – рассказывал про «Транснефть», «Газпром», «Аэрофлот». Среди оппозиционеров есть мнение, что это государственный заказ прямиком от кураторов из Кремля – чтобы приструнить зарвавшихся олигархов. И опять вопрос – кто такой Навальный, свой он или чужой?! Однозначного ответа у оппозиции нет.

Ольга Романова, борец с режимом, вроде бы включилась в свое время в белоленточную борьбу, но потом оказалось, что борется она только за освобождение мужа, которого, как она считает, посадили несправедливо. Снова мерцающий маркер «свой-чужой».

Некоторое время на радиостанции «Эхо Москвы» блистал в эфире умными мыслями политолог и журналист Леонид Радзиховский. Затем произошел крупный скандал. Он поссорился с Виктором Шендеровичем. Тот обвинил его в связях с Кремлем. Неудивительно, ведь Радзиховский, как оказалось, тоже участвовал в тех самых закрытых кремлевских совещаниях. «Пусть объяснит, что он там делал!» — требовал Шендерович. «Действительно, ходил, — как-то робко отнекивался Радзиховский. – Но если приглашают, отчего не пойти?!». Никто так и не смог определиться, свой он или чужой.

Эдуард Лимонов, некогда придумавший стратегию «31», затем внезапно стал поддерживать Путина и обличать радиостанцию «Эхо Москвы», заявив, что она угрожает российской государственности, и власти должны ее закрыть. Свой Лимонов или чужой – никто не знает.

В рядах бессистемной оппозиции полный хаос и раздрай. Непонятно только, это умелые действия российской власти привели к такому положению дел, или же противостоящие режиму группы и личности просто изначально не доверяют друг другу – не верят себе, не могут поверить и в честность окружающих. Это тонкий психологический момент. Если человек сам играет двойную игру, в прочих «соратниках» он видит таких же, как он сам – двуличных обличителей.

Впору говорить о том, что никакой оппозиции в России вовсе нет. Нет ее во властных структурах, в Государственной думе, нет ее и во внесистемных кругах.

Публицист, писатель, политобозреватель, журналист, специалист по зарубежной литературе и русской истории, блогер.

Похожие материалы

Взгляды Ю. Дмитриева от моих почти так же далеки, как эстетика К. Серебренникова. За кого голосует,...

Уход незабвенного Сергея Михайловича для всех, кто любит русскую философию, кто открыл ее красоту...

Культура остается – даже если ее преследуют, будь то циники, фанатики или просто люди, не...