Мне всё более кажется, что знаменитая реплика товарища Сухова «Восток — дело тонкое» имела вовсе не почтительно-благоговейную подоплёку, которая подразумевалась в те стародавние времена, когда незнание многих реалий чужой культуры делало её в наших незамутнённых опытом глазах умилительной и забавной.

Ещё не попорченный суровой действительностью зритель безоговорочно верил, что освобождённые товарищем Суховым «женщины Востока» будут благодарны ему за это всю оставшуюся жизнь и с неудержимой радостью ринутся в новый быт, с одним-единственным мужем и многочисленными творческими занятиями, помимо выбивания ковров.

История тактично умолчала, что из знаменитого фильма был решительно вырезан цензурой крамольный кусок, в котором весь гарем с воем бросается к бездыханному супругу и оплакивает его до глубокой истерики, на глазах мудрого товарища Сухова с ещё дымящимся пистолетом.

Эта была та самая художественная правда, которая могла неприятно удивить неподготовленного телезрителя, и потому показывать её в некотором роде «топлесс» на песчаном пляже Педжента было ни в коем случае нельзя.

Мы все наивно полагали, что каждая «женщина Востока» сочтёт высшим благом незамедлительно променять своё кабальное существование на наши интернациональные свободы… и обязанности!

Сегодня излишне уточнять, какой нелепой наивностью страдало наше благодушие…

В XXI веке песчаные пляжи европейских стран Средиземноморья являют собой разительный контраст двух кардинально разных миров и их эволюций.

И если мир товарища Сухова и ему подобных достаточно наглядно изменился, вслед за неутомимым научно-техническим прогрессом, то «женщины Востока» и им подобные, напротив, прочно осели в заскорузлых традициях Средневековья и двинулись ещё дальше — назад, к самому тёмному во всех отношениях прошлому…

Этим летом, вслед за французским городом Канны, сразу несколько туристических городов (количество которых ощутимо растёт) законодательно запретили ношение на пляжах женской одежды под названием «буркини».

Для тех, кто ещё не поспел за информацией, поясню: «буркини», в каком бы виде ни представляли это облачение, есть вариант паранджи, предназначенной для купания на общественных пляжах и безусловно недвусмысленно определяющей религиозную принадлежность её носителя. С важной поправкой: принадлежность не к мусульманскому миру и его религии, но к радикальному исламу и его безоговорочным постулатам.

Одним словом, буркини, как и паранджа -это откровенная ходячая реклама радикального ислама.

Яростная полемика идёт в данный момент вокруг да около напрочь фальшивого утверждения, что сам факт купания мусульманских женщин на общественных пляжах Европы — это и есть прогресс, коего раньше не было, а теперь он, ура, появился, что наличие в туристических зонах всех обычных европейских представительниц женского пола бок о бок с их мусульманскими «коллегами» — это большое достижение, которое следует приветствовать и поощрять, а не цепляться к буркини, запрещая ношение этой прогрессивной модели женского туалета…

Полемика эта крайне бестолкова, до судорог демагогична и серьёзно напоминает известный булгаковский диалог, с некоторым, перефразированием: «Где-нибудь у Карла Маркса сказано, что весь Калабуховский дом должен надеть буркини и париться на пляже в этом знойном одеянии?!..»

Коран об этом тоже ничего не говорит, а говорят об этом его радикальные непримиримые толкователи. Поэтому все послушно следующие радикальному предписанию демонстрируют, прежде всего, свою принадлежность к этим самым радикальным и непримиримым.

Но если до совсем недавнего времени отдельные случаи появления буркини на общественных пляжах проходили всё-таки незаметно, без скандалов и нареканий, то после событий прошедших выходных на Корсике, цепная реакция по категорическому запрещению этого атрибута в общественных местах пошла полным ходом.

В субботу 13 августа, на корсиканском пляже в туристическом местечке Сиско, несколько туристов, фотографирующих купавшихся, были бесцеремонно атакованы группой молодых людей магрибского происхождения, как ни странно, вооружённых не совсем соответствующими месту предметами. А именно — мачете (несколько свидетелей сцены говорили и о «топориках»). Эти молодые люди, в чрезмерно грубой форме, обвинили туристов в фотографировании мусульманских женщин в буркини и сразу вслед за этими обвинениями перешли к откровенному рукоприкладству.

На помощь туристам бросились молодые люди корсиканского происхождения, ничем не вооружённые, и получили в свой адрес от магрибской группы оскорбления, самые мягкие из которых звучали как: «Грязные корсиканцы!», «…ваших матерей и сестёр!» и «Мы здесь хозяева!»

В результате безобразной потасовки, пострадали первые нападавшие магрибского происхождения. А во время потасовки, несколько не освобождённых товарищем Суховым женщин Востока, в известных одеяниях, прокололи шины припаркованных недалеко от пляжа автомобилей корсиканцев.

Далее, события развивались традиционно: подоспевшие местные жители корсиканского происхождения запалили машины жителей магрибского происхождения, а спешно прибывшие на место гуляний силы полиции до позднего вечера пытались угомонить собравшуюся и бушующую толпу — корсиканцев. Магрибское происхождение, по привычке, ретировалось за спины полиции…

Воскресное утро озарило серию манифестаций уже повсюду на острове и в частности, на главной площади столицы — Аяччо.

Дружно выкрикиваемые требования о благоустройстве территории уже невозможно было заглушить призывами к спокойствию и благоразумию и замутить паникой срочных телерепортажей :»Это наша страна! Мы у себя дома! Это наша земля! Если вы не научитесь уважать наши обычаи и будете продолжать навязывать нам свои — выметайтесь! Это Корсика, браток, и если вы не чувствуете разницу со всей Европой, мы вам её покажем! Arabi fora! (Арабы — вон отсюда!

Те же крики уже звучали на Корсике всего полгода назад, в декабре 2015 г., когда «группы молодых людей магрибского происхождения», по хорошо известному и постоянно практикуемому сценарию давно ставших традиционными развлечений, забросали камнями и бутылками с зажигательной смесью машину пожарников, приехавших по ложному вызову, и сразу вслед за пожарниками — машину полицейских, подоспевших на помощь. Отметьте также, что то же самое «молодые люди магрибского происхождения» практикуют с машинами «скорой помощи» и оцените всю полноту магрибских забав…

Тогда, в декабре, яростную реакцию корсиканцев и требования «Arabi fora!» удалось унять твёрдыми обещаниями строго наказать виновных.

События 13 августа прискорбно подтверждают, что нарыв вовсе не зарубцевался, но метастазирует по полной и будет прорываться учащёнными темпами, в других местах. Судите сами:

Опубликованный в начале года, 26-й по счёту доклад «Национальной консультативной комиссии по правам человека» констатирует, что лидерoм по «анти-мусульманским актам» на своей территории является Корсика.

Там, после декабрьских событий, уже рушили мечети и жгли Коран. Там цепляли свиные головы на двери халяльных магазинов и широким росчерком украшали стены «молельных залов» – «Arabi fora!»

В отличие от французского соцправительства, сокрушённо вымямливающего призывы жить дружно после каждой бойни, корсиканские политические деятели, например, партия «Республиканцы» (Les Républicains) уже в воскресенье опубликовала официальное коммюнике, в котором недвусмысленно выразилa поддержку «всем молодым корсиканцам, которым пришлось защищаться от вооруженных до зубов исламистских варваров»(с)…

Это серьёзно, потому что это премьера: это скандал, потому что в кой-то веки прорвавшаяся на теле- и радиоволны правда потеснила политкорректь.

Генеральный консул Марокко обвинил корсиканскую прессу в «предвзятом и одностороннем освещении событий», на что редакция газеты «Corse-Matin», немедленно ответила консулу, что при всём журналистском желании и старании, двустороннего общения и освещения не получилось: ни один из участников и свидетелей «магрибской стороны» не откликнулся на настойчивые приглашения прийти в газету, на радио или телевидение, дабы просветить публику своей версией случившегося и дать все необходимые разъяснения….

Жаркое лето 2016 года богатеет мрачными событиями и пахнет палёным — пепелище демократической демагогии дымит со всех концов.

Оказалось, что ещё со времён товарища Сухова мы так и не поняли, что за «тонкое дело» — Восток и те, кто его малюют…

И всё старались поделиться привычными нам радостями с теми, кто их не разделит никогда.

«У Абдуллы очень много людей — эт’ точно». И «мёртвому, конечно, спокойней, но уж больно скучно…»

Но если «за державу обидно» — значит, всё путём.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Прошу считать нижеследующую информацию полноценной заявкой на оригинальный киносценарий шпионской...

Экспериментально установлено: если цель - реальное дело, то даже бесплатная медицина может...

Он вдруг обрадовался, когда услышал, что я занимаюсь историей советской философии и, в частности,...