Те, кто стрелял в Олеся Бузину, вряд ли читали его книги.

Вполне возможно, их не читали и те, кто руководил убийством.

Бузина был легкой удобной мишенью. Убить писателя у подъезда собственного дома легко и дешево.

Убить – как «пророссийского провокатора», «украиноненавистника», «антигосударственника» – на Бузину очень просто лепились всевозможные ярлыки.

А он не был на самом деле ни первым, ни вторым, ни третьим.

Бузина – хрестоматийный малоросс. Настоящий. Будто пришедший в современность по дореволюционным киевским улочкам. Но разве за это убивают?

Он откровенно не любил фашизм, ряженый в украинскую вышиванку, выползший из бандеровских схронов и вьющий гнездо в столице.

Но трибуном Бузина не был. И политической фигурой, зажигающей массы, не был тоже.

Был мастером слова.

Но не звал под свои флаги, не собирал армию, не руководил подпольем, не претендовал занять место в рядах лидеров сопротивления режиму.

Собственно, в Киеве вообще нет ни лидеров, ни сопротивления.

От Олеся Бузины не исходило никакой видимой угрозы для постмайданного режима.

Он эпатировал, мог вызывать неприязнь у тех, кто его не любил, но не был опасен.

Его книжка «Вурдалак Тарас Шевченко» вызывала шок у многочисленных адептов Кобзаря. Но ненавидеть Шевченко на Украине – это все равно, что ненавидеть Пушкина в России. Можете себе представить жестокое убийство за ненависть к Пушкину?

Но тогда почему он был убит – скандальный киевский писатель Олесь Бузина, мрачноватый циник, прекрасно знающий украинскую историю и умеющий нескучно, умно и с юмором писать о ней?

Сложно говорить о нем в прошедшем времени – «знавший», «умевший». Ведь тексты Бузины живы.

Ключевое слово, которое объясняет убийство, – «киевский».

В столице новой Украины не должно остаться писателей, отвергающих ценности, принесенные на киевскую землю еще в 2004-м и закрепленные переворотом 2014-го.

Имеющих собственное мнение о происходящем.

Рисующих образ совсем другой Украины, совсем не похожей на нынешнюю страну, которая так торопится похоронить свою историю – советскую, имперскую, да и Киевскую Русь тоже.

Новый украинец, созданный майданами, должен выкорчевать сам себя из почвы, которая питала его родителей, дедов, прадедов.

Один народ мало просто разделить – от украинской его составляющей требуется обрубить корни.

Подвиг нового украинца – совершить над собой акт членовредительства.

И, прежде всего, Киев как столица государства должен избавиться от облика советского города-героя, матери городов русских, центра православия.

Но само по себе это не случится, – требуется не просто толчок, а насилие.

От толчка результаты мизерные – не принимает Киев ни польско-галицийских традиций, ни новояза, ни бандеровщины с факельными шествиями, ни раскольника Филарета. Отторгает.

И Бабий Яр никуда не делся. И общая с Россией история – в каждом переулке, в каждом дворе, в каждом памятнике, будь то гетман Богдан Хмельницкий, генерал Николай Ватутин, Родина-мать или Ольга Киевская. А еще – в мостах, зданиях, станциях метро, вокзалах, вузах, храмах.

Чтобы получить другой Киев – город без прошлого – мало пропаганды, необходимо насилие. И террор в том числе.

В этом смысле вандализм боевиков ИГИЛ и киевского режима отличаются только по форме, но не по сути.

Разрушение древних памятников и осквернение могил – это ИГИЛ. Подрыв устоев православия, отрицание истории Великой Отечественной войны, запрет символов советского прошлого – это новые украинцы.

Если на щите монумента Родине-матери планируют водрузить тризуб и снести надгробный памятник освободителю Киева, Герою Советского Союза, генералу армии Николаю Ватутину, можно не сомневаться – скоро придет черед упасть и бронзовому Крестителю Руси Владимиру Великому. Если побоятся действовать открыто – спишут на оползень.

vladimir.jpg

Разумеется, должны из Киева исчезнуть и люди – историки, писатели, журналисты – которые знают правду о прошлом и умеют ее рассказать. Ярко, доходчиво, образно.

Такие, как Олесь Бузина.

Требуется обеспечить их исход, бегство из нового Киева. А для этого проще всего развязать террор. Пролив кровь нескольких, запугать остальных.

Бузина – идеальная мишень. Он не просто инакомыслящий, он – носитель малороссийской идентичности. Пробуждающий ее в соотечественниках словом.

Из Киева в самое ближайшее время будут выдавливаться все, чья деятельность, творчество, образ мыслей представляют угрозу «огаличиванию» украинской столицы.

Государственный переворот 2013-2014 годов опирался на выходцев из Галичины. На майдан целенаправленно свозились жители трех западных областей. Они и составляли костяк протеста. Кроме того, за десятилетия независимости в Киеве угнездилась галицкая прослойка новокиевлян. Не секрет, что много лет подряд столичные вузы целенаправленно принимали, в основном, молодежь из Западной Украины.

Теперь же в Киев перебрались и махровые националисты, малоизвестная на Украине львовская партия вдруг оказалась в парламенте, по отдельным киевским округам в законодательное собрание избраны командиры карательных батальонов, в составе которых – сплошь и рядом оголтелые бандеровцы, да и «Свобода» получила депутатские мандаты.

Те же силы и такая же география – в Киевсовете.

Малороссийский православный Киев так же чужд всей этой публике, как и Киев советский, как и «матерь городов русских».

Они будут избавляться от такого Киева. Запрещать, разрушать и убивать.

Рубить корни. Одни за другими.

Они – варвары. Захватчики.

Желающие устроить жизнь в столице Украины для себя и под себя. Символы, дорогие сердцу малоросса, будут уничтожены.

Инакомыслящих обратят в бегство, посадят или убьют.

Олесь Бузина не был опасен политически.

Не лидер. Не трибун. Не подпольщик.

Олесь Бузина был частью корневой системы украинской столицы. Он имел талант словом подвигнуть своих читателей – многих киевлян – держаться за прошлое.

Его убийство – знаковое, хотя убийцы и не читали книг Бузины.

Тем, кто направлял руку убийц, необходим совсем другой Киев – оторванный от корней. Град обреченный.

публицист, блогер

Похожие материалы

Откровенно говоря, я бы не хотел жить под "железной пятой" Великого Инквизитора. Тем более что в...

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...