В связи с происходящим сейчас в секторе в Газе мне вспоминается 1996 год. Впервые в Израиле проходят прямые выборы премьер-министра, и прогнозы предрекают победу действующему премьеру Шимону Пересу, выступавшему за территориальные уступки арабам.  Но происходят два теракта, и радикализовавшееся на этой волне общество выбирает премьер-министром Израиля тогда еще молодого Бинджамина Нетаньяху.

Нынешняя ситуация в Газе, вне зависимости от криков об израильском апартеиде, с одной стороны, и неуверенной молчаливой реакции международной общественности на операцию «Нерушимая скала», с другой – на руку как ХАМАС, так и Нетаньяху, и всему правому истеблишменту Израиля.

Политолог из Нью-Йоркского университета Адам Рэми отмечает, что события последних 9 лет (с момента передачи сектора Газа под палестинский контроль) развиваются по взаимовыгодному сценарию. 

ХАМАС совершает какую-нибудь провокацию, скажем, захватывает израильских солдат или атакует ракетами территорию Израиля. Израильские власти тут же заявляют своим гражданам: ”Вот видите, мы же говорили, что палестинцы – террористы.”  

Сотни ракетных тревог («Цеви Адом») и несколько грузов 200, обернутых в израильские флаги — и расколотое экономическими, политическими, культурными и религиозными проблемами общество, где каждый еврей (за исключением ортодоксов) служил в армии, сплачивается перед “террористической угрозой”, а в последнее время – и перед  “международной анти-израильской пропагандой”. 

Маятник общественного мнения отклоняется сильно вправо, и вот уже нет резкой критики новых нелегальных израильских поселений на арабских территориях Западного берега реки Иордан, и уже никто не подвергает сомнению необходимость укрепления печально известной стены, разделяющей собственно Израиль  и Палестинскую Автономию. 

ХАМАС же, в свою очередь, в ответ заявляет: “Вот видите! Израиль — это апартеид!”

И, естественно, в Газе и на Западном Берегу реки Иордан радикализуется палестинское общество, которое видит, как разрушаются дома, мечети, больницы, как многие семьи при каждой новой спецоперации Армии Обороны Израиля теряют родственников и друзей. Без израильских спецопераций ХАМАС, разумеется, обладал бы меньшей поддержкой (если бы вообще выжил как политическая сила) на фоне плохой экономической ситуации, непонятным распределением денег от гуманитарной помощи и откровенным «вышвыриванием» арабов-христиан из их домов.

Тем самым, и ХАМАС, и правые силы в Израиле набирают много политических очков на каждом подобном конфликте.

Теперь вникнем в хронологию и детали нынешних операций “Возвращайтесь, братья” и “Нерушимая скала”. Трое еврейских подростков были похищены (до сих пор точно неизвестно кем) в районе еврейских поселений Гуш-Эцион, находящихся на территории Палестинской Автономии и считающихся ООН нелегальными. Это важный факт: похищение произошло не в Газе, а около нелегальных еврейских поселений (чьи жители сейчас – это в основном евреи-эмигранты из США).  

Затем Армия Обороны Израиля прочесала тысячи домов на Западном Берегу реки Иордан, задерживая подозрительных палестинцев. В основном, обыски происходили в Хевроне (арабский Халил) – в городе, который на 4/5 занят арабами, в остальном евреями, в нем постоянно происходят столкновения, в том числе с нелегальными еврейскими переселенцами. 

Затем полетели ракеты.  Существуют разногласия, послал ли их первым ХАМАС или Армия Оборона Израиля. Впрочем, это не так важно.  Важна роль нелегальных израильских поселенцев, подчеркнутая брутальность Армии Обороны Израиля при обыске домов в и без того проблемных районах Западного берега реки Иордан. Также немаловажен тот факт, что ХАМАС не отказался от предлога в очередной раз подвергнуть ракетным ударам израильскую территорию. А Израиль в свою очередь, по словам социолога Калифорнийского университета в Санта-Барбаре профессора Роджера Фридланда, использовал похищение трех подростков как предлог (а не причину) для «разборки» с ХАМАС.

Затем Израиль ввел в Газу еще и сухопутные войска, решив в этот раз нанести более основательный удар по боевикам ХАМАС, их складам боеприпасов и огневым точкам. 

Не стоит особенно удивляться количеству жертв: ракеты ХАМАС, к счастью для евреев, сбивает система “Железный Купол”. И хотя она покрывает не весь Израиль, ХАМАС не может попасть даже по стоящим в пяти километрах от границы сектора Газа израильским артиллерийским батареям. К тому же, новые израильские дома, согласно закону, должны быть оборудованы комнатой безопасности, а все дома более старой постройки снабжены бомбоубежищами. 

В свою очередь, в перенаселенной Газе людям зачастую негде укрыться. К тому же, по словам бывшего офицера израильского инженерного спецназа Ивана Бодрова, большое количество огневых точек для запусков ракет ХАМАС расположены среди жилых кварталов, больниц, школ и мечетей.   

Впрочем, не будь у израильтян высоких технологий, вполне вероятно, ракеты ХАМАС все равно не унесли бы сотни мирных жизней. Ведь при ракетном обстреле группировка даже не пытается сосредоточиться на военных или индустриальных объектах, а просто палит в сторону израильских поселений.

Большое количество жертв, в том числе среди сотрудников ООН, вызвало международный резонанс, многотысячные митинги и стычки арабов с полицией не только в Палестинской Автономии, но и на Западе (в Париже в итоге про-палестинские митинги были запрещены). Тем не менее, Армия Оборона Израиля продолжала операцию, несмотря на осторожные призывы государственного секретаря США Керри к прекращению огня.  ХАМАС же со своей стороны выдвинул условие снятие блокады сектора, на которое израильтяне по соображениям собственной безопасности, естественно, не пошли, ограничившись 12-часовым перемирием. 

Патовая ситуация.  

Впрочем, конфликтующие стороны получили, что хотели: ХАМАС напомнил о себе широкой общественности, и многие правозащитники как в исламском мире, так и за его пределами призвали к порицанию (вплоть до экономической блокады) Израиля.  Даже многие самые левые палестинцы, ранее выступавшие за идею “одного государства для двух народов” («one-state solution»), поддержали ХАМАС.  В то же время правые в Израиле получили поддержку населения и осторожное одобрение своих защитных действий от  официальных представителей западного мира.

Несколько недель назад в Париже состоялась встреча представителей МИДов Великобритании, Германии, Италии, Катара, США и Турции (представителей Израиля, Палестинской Автономии или даже Египта не было), обсуждавших возможное перемирие.  Россию на встречу приглашать теперь не комильфо, хотя на Ближнем Востоке российские дипломаты в последнее время находили эффективные решения, что в сирийском, что в иранском случае. Кроме того, Россия является фактически единственной державой, рассматривающей Палестинскую Автономию как независимое государство, сохраняя при этом хорошие отношения с Израилем. Интересен тот факт, что на переговоры пригласили Катар — спонсора ХАМАС, а также самых различных боевиков в Сирии и Братьев-мусульман.  

В целом же, реакция Запада схожа с его стратегией в предыдущих израильско-палестинских конфликтах. Страны Запада осторожничают с официальными заявлениями, чтобы не разозлить большую часть про-арабски  (а точнее, анти-израильски) настроенных избирателей и не испортить сложившееся отношения с самим Израилем (пример Бразилии, которую за критику Израиля представители последнего обозвали карликом на международной арене, был вразумительным), а в критический момент надевают на себя маски миротворцев.

Традиционно эту маску надевали на себя США (что не мешало им продолжать военную помощь Израилю), лоббируя вариант “два государства для двух народов” («two state solution»). Подробно о проблемах и вариантах решения арабско-еврейских споров я писал в статье “Полтора государства”  на Terra America. Вот и в этом году Джон Керри снова приехал на Святую Землю и снова сел за стол переговоров с Нетаньяху и Абу Мазеном (так арабы называют Махмуда Абасса, главу Палестинской Автономии). Переговоры ни к чему не привели. И, как точно подметил уже упоминавшийся Иван Бодров, нынешний конфликт положил конец очередным неудачным переговорам.

Нетаньяху за время всей своей очень долгой политической карьеры никогда не соглашался на территориальные концессии арабам, и он дал это открыто понять как Керри, так и Аббасу. В то время  как последний был готов пойти на компромисс с Израилем.  Непримиримость Нетаньяху, а также его поддержка строительства нелегальных еврейских поселений на берегу реки Иордан, политика размножения всевозможных контрольно-пропускных пунктов и периодических рейдов израильской армии в палестинские города с устройством эффектных «масок-шоу» — все это сделало из Махмуда Аббаса недоумка, чья коррумпированная администрация не может никак противостоять политике Израиля. 

В итоге партия Аббаса ФАТХ, стремительно теряющая авторитет, не так давно была вынуждена пойти на коалицию с ХАМАС, набирающим популярность на Западном берегу реки Иордан. Этот шаг вызвал еще большее отторжение у израильских властей.

По словам социолога Фридланда, чтобы ослабить ХАМАС политически, израильским властям следовало бы наконец признать право палестинцев на государство на Правом берегу реки Иордан под  легитимным руководством партии ФАТХ. Более того, утверждает Фридланд, Израилю следовало принять предложения Лиги Арабских Государств в 2002 и затем в 2007 годах, согласно которым в обмен на признание права государства за Палестинской Автономией со столицей в Восточном Иерусалиме (по границам 1967 года), ЛАГ признавал бы право Израиля на существование. 

Есть много израильтян, которые были бы согласны на такой план, но людьми правит страх. Они справедливо боятся, что в новом независимом арабском государстве к власти придет ХАМАС, который устроит им Судный день. Этим страхом эффективно пользуются и правые силы в Израиле, деятельность которых действительно подготавливает для ХАМАС электоральную базу.

Кроме того, созданию палестинского государства даже теоретически препятствуют многие нерешаемые вопросы. Если даже Израиль вернется к границам 1967 года, что делать с арабами, которые живут в самом Израиле и имеют израильские паспорта (их около полутора миллионов), и с палестинцами, которые живут в других странах (Сирия, Ливан и т. д), но хотят вернуться на историческую родину?  

Среди арабов с израильским паспортом более популярным (до последнего времени) являлся вариант «одно государство для двух народов» («one state solution»),  с равными правами для арабов и евреев. Такое решение не выгодно для евреев, среди прочего, по причине отрицательной демографической динамики.  

Очевидно, что имеет место замкнутый круг. Евреи боятся радикальных арабов у власти в независимой Палестине — правое правительство Израиля при помощи поселенцев и армии радикализует арабское общество, а это, при «поддержке» ракет ХАМАС, в свою очередь, радикализирует и еврейское общество, которое более не согласно ни на какие уступки.

После нынешнего конфликта в Газе все «решения» снова откладываются в долгий ящик, так как любые уступки с любой стороны будут расцениваться как предательство.  

ХАМАС и Нетаньяху в большом выигрыше, Запад сохраняет лицо, пока люди в секторе Газа и израильских городах живут в страхе или умирают. 

Научный сотрудник Тулузской Школы Экономики и Нью-Йоркского университета, экономист

Похожие материалы

Очевидное исчерпание потенциала существующей парадигмы уже давно является предметом обсуждения...

За позавчерашний день я прослушала и просмотрела такое густое и плотное количество подобных...

Почти все американские СМИ пестрят заголовками «Bernie Can’t Win» - «Берни не сможет победить»....