В пятницу 26 июня появилась новость о том, что после продолжительной болезни скончался Евгений Максимович Примаков. В прошлом журналист, глава Службы внешней разведки, министр иностранных дел, премьер-министр и президент Торгово-промышленной палаты РФ, Евгений Максимович был образцовым государственником, вдумчивым и серьезным политиком.

Я же хотела бы вспомнить о нем в том качестве, в котором я знала его лично: Евгений Максимович был моим научным руководителем.

Мы познакомились в МГИМО в 2003 г., когда Примаков уже переместился на Ильинку, в офис президента ТПП. В МГИМО есть уникальная франко-российская магистратура по мировой политике, которая в годы моей учебы отдавала приоритет студентам из провинции, что, собственно, и дало мне шанс попасть туда на бюджет. Оказалось, что в МГИМО нас ждала не только лучшая дипломатическая школа страны, но и уникальная возможность посетить мастер-класс бывшего министра иностранных дел Примакова.

Евгений Максимович был не только готов научить нас своей методике «ситуационного анализа», за которую он получил Госпремию, но  даже был согласен на то, чтобы провести два совместных исследования, которые планировалось опубликовать в журнале «Россия в глобальной политике». Кроме того, он договорился, чтобы студентам заплатили за публикацию. Всем.

В этом был весь Евгений Максимович. Ни капли заносчивости. Простота в человеческом общении и глубина в интеллектуальном. Он приезжал к нам, группе студентов-провинциалов, учил методике и потом терпеливо слушал наши идеи, которые мы робко озвучивали в присутствии внешнеполитического тяжеловеса. Он слушал всех, и ко всем подходил с одинаковым уважением. За столом конференц-зала мы все были экспертами, и это был потрясающий опыт для нас.

Ректор МГИМО Анатолий Торкунов – также присутствовавший на финальных обсуждениях – во время кофе-брейка спросил Евгения Максимовича, готов ли он взять к себе кого-нибудь писать диплом. «Да, возьму», — сказал Евгений Максимович и, повернувшись ко мне, сказал, что ему понравились мои выводы о том, что будет происходить в Ираке после военной интервенции (дело было весной 2004 г.), узнал тему моего диплома и сказал, что он готов взять меня в свои дипломницы.

Поперхнувшись кофе, я поблагодарила и решила, что это шутка. Через несколько дней из деканата мне сообщили, что звонили из офиса Примакова и спрашивали, почему я не записываюсь на прием.     

Это стало началом чудесных отношений: за магистерской диссертацией как-то сама собой возникла кандидатская. Евгений Максимович был научным руководителем мечты. Он уважал мои идеи и всегда был готов подбросить пару своих.  Он читал все мои черновики, даже если я присылала их в последнюю минуту. Один раз на очередной встрече он вышел ко мне с красными глазами и пожурил за то, что я так много написала, и ему пришлось читать очередную главу до глубокой ночи. Он читал все, даже сноски, и делал замечания карандашом. Как я жалею, что эти копии потерялись где-то в многочисленных переездах.

12.JPGЕ.М. Примаков и Юлия Нетесова (МГИМО, февраль 2012г.)

От него исходила аура надежности – он был обо всем осведомлен, у него все было готово, все было под контролем. У Евгения Максимовича была отличная команда и в его офисе на Ильинке и, затем, на Красной Пресне, всегда была замечательная атмосфера. Несмотря на страсть к работе, Евгений Максимович никогда не забывал, что в жизни есть вещи поважнее: семья, товарищи, здоровье. Он всегда справлялся о здоровье моей бабушки, которая была его большой поклонницей, и просил показать ему последние фотографии моей дочки.

Когда — уже будучи журналистом — я оказалась в Бейруте в 2006 г. во время войны Ливана с Израилем, он позвонил мне на сотовый телефон и сказал, чтобы я возвращалась в Россию с МИДовской эвакуацией, что я послушно и сделала. Я уверена, что такую заботу он проявлял ко всем людям вокруг себя.

Встреча с Евгением Максимовичем изменила мою жизнь. Он увидел во мне потенциал, которого не видела даже я сама в свои 23 года. Он был замечательным наставником и всегда поддерживал меня в академических начинаниях: стипендии Британского совета и Фулбрайт были выиграны при поддержке его рекомендательных писем. 

Во всех моих профессиональных успехах всегда была, есть и будет заслуга Евгения Максимовича.

Я благодарна судьбе за то, что у меня была возможность быть с ним знакомой. И я не могу найти слов, чтобы выразить боль и скорбь, которые принесла мне новость о его кончине. Все, что я могу сказать, это то, что он был удивительной личностью. Размах его достижений на внутриполитическом и внешнеполитическом поле не соотносился со скромностью его манер и поведения. Он был цельным человеком и цельным политиком, он жил в масштабе страны и планеты, не забывая уделять внимание людям вокруг него. Это уникальное качество, присущее только великим людям.

Кандидат политических наук, специальный корреспондент портала Русская idea.

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...