«А из зала мне: давай все подробности!»
Александр Галич

 

Сексуальные скандалы – любимое развлечение «открытого общества», наравне с гуманитарными бомбёжками.

Парадокс. В качестве официальной религии там утверждается неоязычество, которым предусмотрено не просто растление, но целенаправленное уродование детской психики – в ассортименте от «гендерно нейтральных» детсадиков до брошюрок типа «Кто накакал на кротика?», призванных подавить естественную (биологически обусловленную) брезгливость к экскрементам. Наследники доктора Менгеле экспериментируют на ребенке: можно ли с помощью гормонов сделать из 11-летнего мальчика девочку? Делается это официально, открыто и безнаказанно.

А параллельно такой государственной политике разыгрываются одна за другой сцены ритуального оплёвывания отдельных граждан, которые в интимной сфере повели себя не так, как положено. Конечно, в любой стране водятся насильники и маньяки. Их нужно выявлять и изолировать. Но посмотрите, что представляли собой самые громкие (на весь крещеный и некрещеный мир) сексуальные скандалы.

Дело Клинтона и Моники не содержало в себе вообще ничего криминального.

Дело израильского экс-президента М. Кацава откровенно высосано из пальца (или другого какого места), поскольку в опубликованных материалах нет ни единого доказательства, что он и впрямь кого-то насиловал.

То, в чём американская полиция обвиняла Д. Стросс-Кана, было физически невозможно. В деле Дж. Ассанжа отсутствует обвинение как таковое: ЦРУ не удосужилось продиктовать заявительницам не то что убедительную, но сколько-нибудь внятную фантазию, какое именно преступление якобы совершил неугодный журналист. Важно, что сексуальное. Этого достаточно.

Если рисовать общую сюжетную схему, она примерно такова: сначала (для затравки) используют низменный, порнографический интерес, заставляющий людей подглядывать через замочную скважину. Потом через то же отверстие раздувается массовая истерия, наподобие той, которой сопровождались процессы о колдовстве. Фактическая сторона вопроса никого из участников Love Parade не интересует. В том числе и правоохранительные органы, которые выступают на подхвате у провокаторов и шантажистов.

Когда-то американским героем был свободный охотник или одинокий ковбой. Сами себе господа, не склонные ни перед кем заискивать. В книге, на которой воспитывались миллионы — «Приключения Тома Сойера» — подлиза и доносчик Сид, прямо скажем, не положительный персонаж. И когда Билла Клинтона публично допрашивали по поводу его интимных отношений с Моникой Левински, я ждал, что в один прекрасный момент президент всё-таки вспомнит, что он мужчина и американец, и скажет сенаторам с прокурорами:

—  Да пошли вы сами в те места, которыми вы так озабочены! Хотите снять меня с должности – снимайте. Но на вопросы я больше отвечать не стану.

Но ничего подобного Клинтон не произнес. Шоу уложилось в формат старой сатиры Александра Галича.

Ой, ну что тут говорить, что ж тут спрашивать?
Вот стою я перед вами, словно голенький.
Да, я с племянницей гулял с тети Пашиной,
И в «Пекин» ее водил, и в Сокольники.
Поясок ей подарил поролоновый
И в палату с ней ходил в Грановитую.
А жена моя, товарищ Парамонова,
В это время находилась за границею.

Достойно занесения в исторические анналы то, что во главе сверхдержавы оказался человек, настолько лишённый чувства собственного достоинства. Но это не крайняя степень падения. Крайняя – 17-летние американцы как бы мужского пола, которые давали показания на своих любовниц, чтобы тех за половые сношения с несовершеннолетними упрятали в тюрьму на сталинские сроки1 1. И еще требовали миллионы долларов компенсации за ущерб, нанесенный хрупкой детской психике

Теперь эта липкая пакость переползает к нам (вместе с ювенальной юстицией).

«Рано утром проснешься, и откроешь газету…» То «пенсионер надругался над девочкой» — где? оказывается, в салоне авиалайнера во время полёта – то одна из самых престижных московских школ обернулась притоном разврата.

Вот об этом — подробнее. Группа граждан во главе с журналисткой Екатериной Кронгауз из издания с красноречивым названием «Сноб» оповестила отечество и человечество о том, что в центре образования № 57  учитель позволяет себе недопустимо близкие отношения со старшеклассницами. Что ж, такие прискорбные ситуации, к сожалению, время от времени возникают. Серьезные взрослые люди стараются их разрешать без лишней огласки, чтобы не усугублять и не провоцировать. Если есть факты, указывающие на то, что совершен не просто аморальный поступок, но преступление, с ними обращаются к прокурору, а не в фэйсбук.

В данном же случае цель была поставлена прямо противоположная: поднять грязевую волну максимальной высоты и поражающей силы. Вместо того, чтобы привести конкретный актуальный материал в подтверждение выдвинутых обвинений, нас широким ленинским жестом отправили в прошлое, где якобы более 15 лет происходило «разрастающееся и системное насилие над ученицами в старших классах», а все ученики, учителя, родители (и даже совершенно посторонние люди из СМИ) были связаны заговором молчания, вроде сицилийской омерты. Кроме сексуальных, в злополучном учебном заведении тут же обнаружились и другие грехи, а самое страшное, что там «в основном работают люди консервативных взглядов».

Как одно с другим сочетается – не знаю. Спросите у флэшмоберов.

По отработанной схеме 2 примерно тот же самый контингент, условно (и несправедливо) именуемый «либеральной общественностью», начал раскручивать очередную тысячеминутку ненависти. Приманкой для «патриотов» (тоже в кавычках), озабоченных еврейским вопросом даже больше, чем сексом, стали явно не арийские фамилии главных обвиняемых. При этом с нравственными проповедями внезапно выступили граждане, доселе не замеченные в приверженности строгой морали, скорее наоборот. Один участник флэшмоба «57» сам по профессии учитель, а по совместительству знатный борец с «гомофобией»пора прекратить истеричные разговоры об опасности гомосексуализма для детей»), другая в качестве искусствоведа живописала счастливую возможность «обильно обмазывать друг друга экскрементами» как признак современной европейской культуры.

Заметьте: только – только затих предыдущий флэшмоб более общего характера, по ходу которого овцы (и бараны), управляемые через Интернет, делились конфабуляциями о насилии, которому они подвергались в детстве. И вот, как по заказу, фактическое подтверждение всего самого ужасного. Если такое творится в элитной школе, то чего ожидать от среднестатистической?

Все общество у нас такое. Прогнившее.

Чтобы отделить мух от котлет, факты от эмоций и беспристрастно оценить доказательную базу, предлагаю вставить в исходный текст, с которого начались камлания, любое другое преступление, не сексуального характера.

«Больше 16 лет мы знали, что учитель истории ворует ценные вещи у учеников. Довольно симпатичный мужик, умный, ироничный, обаятельный. Мудрено было заподозрить. Мы были маленькие, а думали, что большие. А потом шли годы — мы становились больше, а кошельки и айфоны, которые он присваивал, всё более ценными. В какой-то момент еще в «Большом городе» я решила написать об этом, но там у всех дети учились, как-то просили не писать. А потом еще позже в журнале Gala я уже начала писать и даже поговорила с девочкой на несколько лет младше меня, но у нас в редакции тоже были люди, у которых дети учились и, несмотря на их ярую гражданскую позицию, тоже как-то просили не писать. Ну а тема-то такая, и так сомневаешься, а тут еще просят не делать — я и рада была.

А теперь наконец-то нашлись люди и силы у этих людей — собрать доказательства и добиться. И он больше не работает в школе. И это хорошо, даже при том, что он был хороший учитель для всех, у кого не украл кошелек или мобильный…»

Ну как? Убедительно?

Не испытываю большого желания копаться в грязи – ни как историк, ни как журналист, ни как гражданин. Обсуждать можно факты. А с излияниями типа: «если вы знаете хоть одного человека мужского пола, окончившего 57-ю московскую школу в обозначенный период, или такого, кто водит туда своих детей, то моя персональная просьба — плюньте ему в лицо и никогда впредь не жмите руку. Это самые низкие, мерзкие и недостойные» лучше оставить производителей в их собственном круге общения. Пусть выясняют друг с другом, кому чего пожимать, куда плевать и чем обильно обмазывать.

А я не верю, что современная школа – такой тоталитарный институт, который способен годами обеспечивать молчание ягнят, то есть учеников и родителей по поводу аморальных и противоправных действий учителя. Я учился тоже не в самой плохой московской школе еще при Брежневе, и даже тогда старшеклассники довольно непринужденно конфликтовали и с отдельными преподавателями, и с директором, и с парторганизацией (о чем теперь многие сожалеют, и вовсе не потому, что понесли какой-то карьерный ущерб, а потому что тратили время на дурацкое самоутверждение и напрасно обижали людей, которые старались приобщать нас, оболтусов, к наукам). Если с того времени что-то изменилось, то не в пользу педагогов. Теперь они намного более зависимы от родителей с деньгами и связями. А в элитной столичной школе – именно такие.

Объясните, какой им резон терпеть, если к их собственным дочерям пристаёт чужой дяденька? Проблема решается за один вечер одним звонком.

Не верю в сексуальные (и иные) преступления, о которых жертва вспоминает с большим опозданием. Не потому, что подобное невозможно (возможно, хотя и маловероятно), а потому что у следствия и суда нет инструментов, чтобы подтвердить подобные заявления. Нельзя измерить расстояние между атомами школьной линейкой. Нельзя окунуться в прошлогодний снег и в реку, которая давно утекла. А если мы начнем нагружать человеческие учреждения божественными атрибутами всеведения, они станут орудиями сатаны – то есть произвола и сведения счётов.

Поэтому чем больше «храбрых девочек» вспомнят про сексуальные кошмары, пережитые ими когда-то в 57 школе, тем меньше я буду им доверять.

Слишком печален зарубежный опыт организованных воспоминаний.

Наш опыт, впрочем, тоже невеселый. В прошлом году маньяк О. Белов убил шестерых детей. Задолго до трагедии этот человек имел официальный диагноз «шизофрения», и его поведение было очевидно неадекватным и агрессивным. Но никто не реагировал.

Давайте больше заботиться о безопасности детей. И меньше – об ублажении сексуально озабоченных взрослых.

Notes:

  1. Дело Дженнифер Фихтер. В этом и подобных делах для меня, как бывшего сотрудника КВД, удивительно ещё и то, что фигуранты вообще не предохранялись. Видимо, уроки «полового просвещения» не слишком способствовали повышению уровня медико-санитарной культуры.
  2. См. многочисленные примеры, разобранные, в том числе, и на сайте «Русская идея»: Тимашева М. «А заместо той свечи кочергу засунем…«; Смирнов И. Как я не стал предателем и др.

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Допустить на трибуну людей, говорящих простые вещи, имеющие смысл, причем говорящих такие вещи...

Их может быть больше, чем евреев. Больше, чем негров. Чем русских. Чем арабов. Чем китайцев. Потому...

Русский в любом пространстве и времени – тот, кто разделяет идею эгалитарной справедливости,...