РI: 19 июня 2014 года исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося русского мыслителя, богослова и проповедника, епископа Русской православной церкви, митрополита Сурожского, владыки Антония (в миру Андрея Борисовича Блума, 1914 – 2003, Лондон). Потомок русского дипломата, оставшегося после 1917 года за границей, Андрей Блум принял сан и стал одним из самых выдающихся христианских проповедников русской эмиграции. Он стал викарием Западно-Европейского экзархата Московской патриархии, который возник на основе его небольшого лондонского прихода. О наследии владыки Антония корреспондент нашего издания Любовь Ульянова поговорила с известным российским публицистом, главным редактором сетевого издания «Религия и СМИ»  Александром Владимировичем Щипковым.

surojsky.jpg

Митрополит Сурожский Антоний (в миру Андрей Борисович Блум)

 

Любовь Ульянова

Почему Антоний Сурожский приобрел такое влияние среди иерархов церкви? Был ли он только пастырем или его можно назвать философом, мыслителем?

Александр Щипков

Александр Щипков: Владыка Антоний, в первую очередь, был пастырем. С формальной точки зрения, как заметил церковный публицист и писатель Александр Кырлежев, он не был, ни философом, ни богословом. Литературное наследие митрополита Антония, прежде всего имеет пастырскую направленность. Но в разговорах с паствой возникали самые разные вопросы и темы. Поэтому он, безусловно, касался и богословских, и философских тем. Владыка Антоний был человек очень яркий и привлекал к себе внимание в советской России по разным причинам. И в силу своего очевидного проповеднического дара. И в силу своей судьбы, своей биографии. И в силу того, что он был эмигрантом. Всё вместе это складывалось в один образ. И притягивало внимание самых разных людей, и христиан, и не христиан.

Любовь Ульянова

Можно ли кого-то сопоставить с влиянием Антония Сурожского сегодня? Да и в целом насколько изменился образ православного проповедника, почему мы мало знаем имен выдающихся проповедников? Не потому ли, что православие и современная жизнь разошлись в разные стороны?

Александр Щипков

Утверждение, что православие и современная жизнь разошлись – это неправда. Это штамп, навязываемый нам либеральной пропагандой, и он направлен на умаление роли православия и религиозной жизни как таковой. Это утверждение невозможно доказать. На каком основании может зиждиться этот тезис? Что церковь несовременна, что она отстала, что она не идет в ногу со временем, с прогрессом? С каким временем? С каким прогрессом? Но ведь никто еще не доказал, что прогресс – это некая позитивная величина. Техника развивается? Ну и что? Как это влияет на нравственность или на спасение души? Либералы требуют, чтобы Церковь поддержала их собственный философский стандарт, а поскольку она этого не делает, то её и объявляют несоответствующей современной жизни, подразумевая, что она не соответствует их представлениям о мире. Что касается владыки Антония. Сравнивать умерших с живущими не корректно. Человек уходит в мир иной, земная черта подведена, и мы можем его оценивать, интерпретировать целиком. Живущий ещё имеет время на поступок и высказывание. Поэтому более корректно было бы сравнивать с кем-то из уже ушедших. Но даже и тут есть проблемы. Дело в том, что проповедь – явление индивидуальное. Она направлена на самые разные аудитории. Владыка Антоний работал с образованным слоем. Конечно, в жизни ему приходилось сталкиваться, общаться с разными людьми. Знаменитая история, как он держал за руку умирающего парня во время войны! Но все-таки это был миссионер среди образованного слоя. И это требовало определенного строения ума, характера, эмоционального настроя. Я был знаком с митрополитом NN (тоже ныне покойным), который был не очень образованным человеком (не сравнить с широтой кругозора владыки Антония). У него были ошибки в речи, говорил он немного странно, если не сказать косноязычно. Но обладал огромным религиозным опытом. И в разговорах с людьми он делал такие замечания и давал такие советы, которые оказывались очень верными и точными. У него был свой круг общения, своя большая паства. Представить этого митрополита рядом с владыкой Антонием, казалось, было невозможно. Совершенно разные люди. Каково же было мое удивление, когда одна московская поэтесса рассказала мне об их искренней дружбе. Оказывается, они состояли в переписке, и она была свидетельницей их очень нежного дружеского братского общения. А они были совершенно разными людьми, включая политические взгляды. Специально не называю его имени, потому что это вызовет всплеск ненужных эмоций и негодований. Господь ставит священника или епископа на своё место, и он уже реализует или не реализует свои дары.

Любовь Ульянова

А какими были политические взгляды у владыки Антония? Он был человеком либеральных взглядов?

Александр Щипков

В эмиграции к нему относились с большим подозрением. И даже были обвинения, что он просоветский, прокоммунистический, что он сотрудник спецслужб. Ведь в годы холодной войны он был клириком Московского Патриархата, а не Зарубежной или иной православной юрисдикции. Но такое подозрение падало на всех, кто выражал симпатии к России. Тем не менее он оставался в лоне РПЦ Московского патриархата. В этом отношении можно утверждать, что он имел церковно-консервативный взгляд на юрисдикционные и канонические проблемы. Политические взгляды в данном случае второстепенны. Когда человек умирает, он уносит с собой свою церковную часть, а политическую оставляет…

Любовь Ульянова

Можно ли говорить о том, что владыка Антоний представлял РПЦ за рубежом? Способствовал ли он повышению ее авторитета?

Александр Щипков

Безусловно, представлял. Но когда речь идет о владыке Антонии, не это главное. Главное – это его проповеднический дар. Интересно, например, что он одно время, кажется, в начале 60-х годов, вел радиопередачу о христианстве на ВВС. Для англичан. И его программу запретили. Из-за того, что успех передачи был колоссальный, и слушатели начали переходить из англиканства в православие. И британская власть этот «плюрализм» быстренько пресекла. Этот эпизод его биографии встречается в воспоминаниях.

Любовь Ульянова

А чем является владыка Антоний для Вас? И как бы Вы могли обозначить его значение для истории Русской Православной Церкви?

Александр Щипков

Что касается лично меня. Это человек, который оказал на мое религиозное становление заметное влияние. Я прочел его книгу «Школа молитвы» в юности. Это была одна из первых книг, которую я вообще читал о вере. И она произвела на меня сильное впечатление. Это был машинописный текст, там даже не было указано имя автора, которое я узнал спустя некоторое время. Что касается его роли в церковной истории 20 века, то я бы отметил только одно обстоятельство. Сегодня владыка Антоний Сурожский «приватизирован» либеральной частью церковной общины. И он приобретает некий флёр человека либеральных взглядов в вопросах церковного строительства и развития. Обычно его ставят в один ряд с отцом Александром Менем и Сергеем Аверинцевым. Так ли это – вопрос спорный. Мне кажется, что при мягком и бережном отношении к человеку, владыка Антоний был достаточно консервативен в церковных вопросах. Митрополит Антоний — это фигура очень значимая, его наследие принадлежит всей Церкви, а не узкой группе лиц.

Политолог, социолог религии, директор Московского центра социальных исследований.

Похожие материалы

Я не жду не только концептуальных перемен во внешней политике Соединенных Штатов, я не жду и...

Нам, архитекторам, проще работать с теми регионами, где желание развития территорий исходит от мэра...

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения...