Либеральная общественность России не на шутку возбудилась от решения Владимира Путина свести все боевые подразделения МВД в единую новую структуру – Национальную гвардию. Создание таковой трактуется ими исключительно в ключе использования против уличных протестов (читай – против акций либералов), что вызывает смешанные чувства – от эйфории «нас боятся!» до страха «нас будет жестоко расстреливать!»

Однако, такая трактовка вызывает большие сомнения. Идущие с конца 2011 года акции оппозиции, несмотря на многократную смену поводов к таковым (в 2011-2012 годах – «за честные выборы», в 2013 году – против закона о запрете иностранцам усыновлять детей из России, в 2014 году – в поддержку Украины, в 2015 году – в память о смерти Немцова) численно так и замерли на пороге, достигнутом к началу 2012 года. Боевой их потенциал невелик – несколько сотен праворадикалов и леваков, дополненных скучающей и готовой к драке публики из числа либеральных лоботрясов. Далее, если бы этих маршей все же опасались, Внутренние войска МВД усилили бы сразу в декабре 2011-го или как минимум после 6 мая 2012 года, ну, или в крайнем случае – после украинского Майдана. Ничего подобного, между тем, не произошло. Добавим, что московский ОМОН в 2015 году пополнился сотней бывших бойцов украинского «Беркута», которые ранее прошли самое буквальное «крещенье огнем» на Майдане и имеют в силу этого не только опыт, но и предельную мотивацию не допустить повторения подобных событий в принявшей их России.

Буквально накануне создания новой структуры ее будущий командир генерал армии Виктор Золотов обратился к бойцам Внутренних войск МВД с поздравлением по поводу их профессионального праздника, где отметил: «Невозможно переоценить их заслуги в борьбе с националистическим подпольем в Прибалтике и на Западной Украине в первые послевоенные годы… Сегодня военнослужащие Внутренних войск находятся на переднем крае борьбы с международным терроризмом».

Но где сегодня в России есть бандподполье, связанное с международным терроризм? Правильно, на Северном Кавказе.

В последние несколько лет активность боевиков в регионе снизилась, но, как уже не раз отмечалось в СМИ, это было связано, в первую очередь, с отъездом джихадистов в Сирию, чему накануне Олимпиады в Сочи особенно старались не чинить препятствий. Речь шла о вполне целенаправленном переносе действий «Имарата Кавказ». «В конце 2011 или в начале 2012 года верховный лидер «Имарата Кавказ» Доку Умаров направил в Сирию и финансировал деятельность четырех ключевых амиров (командиров) – Тархана Батирашвили (псевдоним – Абу Умар аш-Шишани, то есть Абу Умар Чеченский), Мурада Маргошвили (Муслим, иногда Абу Валид, аш-Шишани), Руслана Мачалиашвили (Сейфуллах аш-Шишани) и личного посланника Умарова у местных моджахедов Салахуддина аш-Шишани», – отмечал в феврале 2015 года адъюнкт-профессор Института Мидлбери международных исследований (Монтеррей, Калифорния) Гордон Хан. Число приехавших «на джихад» в Сирию чеченцев, оценивается в многие сотни, если не тысячи штыков. Так, распространенный на YouTube в августе 2015 года видеоролик джихадистов называется «Пятьсот чеченских моджахедов из «Аджнад аль-Кавказ», «Имарат Кавказ» и «Джунд аш-Шам» захватили Идлиб». (Обратим внимание на официальное присутствие «Имарата» в Сирии.) А ведь список чеченских формирований перечисленными далеко не исчерпывается.

Чеченские джихадисты никогда не скрывали, что позже, набравшись сил и опыта, вернутся на Северный Кавказ. 8 октября 2014 года информагентство Bloomberg привело слова Батирашвили, к тому времени командира одного из фронтов ИГ, процитированные его сыном Темуром, живущим в Панкисском ущелье (Грузия): «Я вернусь домой и покажу русским. За мной идет много тысяч человек, и я привлеку еще больше. Мы отомстим России». «Созданные чеченцами формирования «Аджнад аль-Кавказ», «Джунд аш-Шам» и «Джамаат Тархана» также поклялись осуществить нападения на Россию, – сообщала 9 октября 2015 года британская газета The Independent. – Ни одно из этих формирований не является частью ИГИЛ 1, они связаны с «умеренными» повстанцами».

Сейчас, когда территория, контролируемая джихадистами, с каждым днем уменьшается под совместными ударами российских Военно-Космических Сил и сирийской армии и ополчения, члены этих бандформирований неизбежно попытаются вернуться на Кавказ. Тем более, что в последнее время вновь заработал «панкисский трафик», обеспечивавший в начале нулевых деятельность бандформирований в Чечне. «В Панкиси военная база (боевиков. – А.Г.) была уже в 1990-х годах, когда в Чечне велась военная кампания. Тогда же там был создан тренировочный лагерь, где проходили боевую подготовку моджахеды, воевавшие против федеральных войск России. Через Панкиси был проложен трафик,сообщил 13 марта 2015 года российскому сайту «Кавказская политика» главный редактор азербайджанской газеты New Baku Post Тофик Аббасов. – Тогда всевозможные исламские фонды, которые контролировались салафитскими кругами стран Персидского залива, облюбовали для себя благоприятный и короткий путь к российскому Югу. Через него доставлялись боеприпасы, религиозная литература и прочие средства идеологической и военно-политической борьбы в целях расшатывания государственного устройства России. Сейчас этот маршрут реанимирован, и идет его полная загрузка».

Под ударом может оказаться на только Северный Кавказ. Как отмечал год назад цитировавшийся выше Гордон Хан, «вместе с джихадистами «Имарата Кавказ» в Сирии воюют татары из России и Евразии, в том числе из Республики Татарстан, крымские татары и даже некоторые из поволжских татар Республики Мордовия». 4 июня 2014 года в мордовском селе Белозерье силовые ведомства провели настоящую спецоперацию – как в Дагестане, с привлечением сотен бойцов спецназа в бронежилетах, с автоматами и при поддержке бронетехники. Важная деталь — – такого количества сотрудников спецподразделений не смогли найти по всей Мордовии, для блокирования села пришлось стягивать СОБР, ОМОН и спецназ ФСБ из соседних Нижегородской, Пензенской и Самарской областей. Село Белозерье широко известно, как рассадник радикального ислама, ряд приверженцев которого уехали на войну в Сирию. И это только одно село в Поволжье. А если «полыхнет», и уже серьезней, сразу во многих местах? Не секрет, что радикальный ислам пустил свои злокачественные корни не только на Кавказе и в Поволжье, но и в нефтегазоносных регионах Западной Сибири и Северного Урала, на Дальнем Востоке. Как бороться с «джихадом» в этих стратегически важных для энергетической базы страны краях? Снова собирать подразделения силовиков «с бору по сосенке»? Так что, необходимость объединения Внутренних войск, СОБРов, ОМОНов и прочих боевых соединений МВД в единый кулак, их унификации и дополнительной подготовки очевидна.

Notes:

  1. Деятельность организации в России запрещена решением Верховного суда РФ

Публицист

Похожие материалы

Вместо решения вопроса о критерии, облике и социальной базе русской/российской нации русские...

Решение суда по делу Серебренникова – очень хорошее для тех, кто оказался на свободе. И тревожное...

Разве вы ещё не заметили, какая тонкая грань отделяет нашу раскормленную комфортом цивилизацию от...