РI: В воскресенье  на площади Свободы в историческом центре Минска прошла небольшая, но широко разрекламированная акция протеста против размещения на территории Республики Беларусь российской военной базы. Протестующие, которых набралось, по разным оценкам, от 150 до 400 человек, держали плакаты с надписями «Russians, go home!», «Валите домой!», «Российская военная база делает нас мишенью. Нет баз – нет войны!», и даже «Засуньте в ж…у свои базы!».

К акции этой можно относиться по-разному. Можно усмехнуться и махнуть рукой. В конце концов, даже на либеральных белорусских сайтах организаторам митинга с иронией советуют: – «Лучше всего следующую акцию проводить на Жданах (в Ждановичах, — РI), на рынке, там народу побольше наберется». Но можно и задаться вопросом: как вышло, что не отличающиеся безграничным терпением белорусские власти разрешили подобную акцию? Было ли это сделано для успокоения Запада, который накануне президентских выборов 11 октября особенно внимательно приглядывается к Республике Беларусь и ее лидеру? Или Александр Лукашенко, закрыв глаза на выступление оппозиции, посылал тем самым предупреждающий сигнал Москве?

Прокомментировать ситуацию главный редактор РI Кирилл Бенедиктов попросил белорусского политического аналитика, одного из координаторов проекта «Цитадель», Александра Шпаковского.

 

Кирилл Бенедиктов

Александр, кто и по чьему заказу организовывал этот протест? В прошлом акции оппозиции встречали жесткий отпор властей – почему нынешний митинг не вызвал такой реакции?

Александр Шпаковский

Протест был организован различными группами т.н. «традиционной» оппозиции, которая сейчас переживает в Беларуси не лучшие времена. Дело в том, что Запад коренным образом изменил свою стратегию на белорусском направлении, что связано как с оценкой настоящей ситуации в Беларуси, так и с негативными результатами предыдущей политики. На протяжении последних 20 лет Запад через своих контрагентов в лице политических структур белорусской оппозиции не менее 5 раз пытался реализовать в нашей стране классический сценарий «цветной революции» в период важных внутриполитических событий. Однако и в 1996-ом, и в 2001-ом, равно как в 2004-ом, 2006-ом, 2010-ом годах эти действия завершились полным фиаско и не только не приблизили заказчиков к желаемой цели, но, наоборот, мобилизовали власть и укрепили пророссийский вектор внешней политики.
После очередного «охлаждения» в 2010-ом году политику лобовых атак было решено заменить на политику «вовлечения» и т.н. «трансформации», когда необходимые изменения предполагается осуществить через «диалог» и организацию акций влияния на белорусские элиты и сознание широких масс. В этой связи политические хулиганы с мегафоном в руках остаются чужими за праздничным столом, Западу сейчас в большей степени интересны внешне лояльные в отношении Президента и белорусской государственности респектабельные технократы, выступающие за «мирные перемены» и «европейский выбор». Например, нынешние президентские выборы впервые в истории суверенной Беларуси (если не считать выборов 1994-го года) пройдут без радикальных оппозиционных политиков, открыто призывающих к массовым беспорядкам после закрытия избирательных участков. И дело не столько в том, что подобные силы крайне непопулярны, а идеи насильственной смены власти вчистую дискредитированы украинским Майданом и его последствиями, сколько в том, что подобные политики были попросту «отрезаны» от финансовых потоков западными донорами.
Однако силы радикальной оппозиции пытаются отстоять свое право на существование и делают это так, как умеют: через нагнетание и проведение несанкционированных акций протеста. До протестов против размещения российской авиабазы был пикет за «бойкот» выборов, когда участники открыто нарушали законодательство и провоцировали милицию. То есть вся их риторика как бы обращена к власти с призывом : «Пожалуйста, посадите меня!», что, по их мнению, должно сыграть на совести коллективного Запада, который откажется от «трансформации» и вернет «все как было».
Говоря языком российских либералов начала 90-х, движущей силой антироссийских протестов были те, «кто не вписался в рынок», то есть активисты и политики, потерявшие доверие западных доноров. Недаром большинство плакатов данного пикета были написаны по-английски и фактически были обращены не к белорусскому народу, либо к мифическим «российским оккупантам», а к «международному сообществу» в лице руководителей разных НКО и представителей дипломатического корпуса. Этим политическим силам, оказавшимся на обочине, очень хотелось, чтобы их заметили…

Кирилл Бенедиктов

Предшествовала ли акции какая-то подготовка в соцсетях?

Александр Шпаковский

Безусловно, акция сильно рекламировалась через все антигосударственные ресурсы, владельцы и сотрудники которых придерживаются антироссийских настроений и получают финансовую поддержку из-за рубежа. К слову сказать, подобные сайты составляют процентов 70% от всего общественно-политического сегмента белорусского Интернета. Отсутствие внятной патриотичной политики в национальном сегменте сети Интернет является , на мой взгляд, одним из наиболее актуальных вызовов государственной безопасности Республики Беларусь.

Кирилл Бенедиктов

Насколько сильны, на Ваш взгляд, в Беларуси антироссийские и антирусские настроения, или это скорее маргинальное движение?

Александр Шпаковский

О силе и влиянии подобных настроений можно судить по количеству участников акции: в условиях интернет-истерии по вопросу базы и абсолютно либеральном отношении правоохранительных органов в преддверии завершения избирательной кампании, в пикете «против России» по оценкам «правозащитников» приняло участие около 400 человек. Реальная цифра была значительно ниже: 150-200 участников, включая журналистов, иностранных «наблюдателей» и оперативных работников в штатском. Для двухмиллионного Минска это просто смехотворное количество.
Тем не менее, угрозу распространения подобных идей недооценивать не стоит, тем более, что в обозримом будущем такие взгляды избавятся от нынешнего маргинального налета агрессии и будут представляться более респектабельно, под прикрытием заботы о национальном суверенитете и независимости.

Кирилл Бенедиктов

Есть ли в Республике Беларусь люди и организации, занимающие противоположную – то есть активно пророссийскую — позицию?

Александр Шпаковский

Более 70% граждан Республики Беларусь поддерживают курс Александра Лукашенко на союз с Россией и евразийскую интеграцию. Это, к слову, цифры идентичные тем, которые по подобному вопросу были получены на республиканском референдуме еще в середине 90-х годов. То есть можно сказать, что такой «организацией» является белорусский народ во главе с Главой государства.
В этой ситуации главное для элит в России не заблуждаться на предмет устремлений белорусского народа: курс на союз для нас это не «вхождение в состав», а укрепление суверенитета за счет братских отношений с великой державой. Белорусы видят себя союзниками России, полноправными участниками евразийской интеграции, основателем нового имперского проекта, но никак не захолустной губернией на окраине. Потому, помня об опасности русофобского «сьвядомого» псевдонационализма, нам представляется правильным напоминать российским коллегам о недопустимости шовинизма, так как обе эти идеологии деструктивны и подрывают доверие между народами и политическими руководителями государств.

Белорусский политический аналитик, гражданский активист

Писатель, политолог, автор романов в жанре социальной фантастики.

Похожие материалы

Вся его жизнь – во многом не случившаяся история триумфа, не сложившаяся в силу разных...

Русская Idea представляет новый формат видео-интервью. Беседу с нашим постоянным автором, философом...

XX век наглядно показал, что национализм, не имея каких-то незыблемых постулатов в религиозной и...