Блоги

Античный мир оказывается пронизан именно личными, очень конкретными страстями и интересами – где действие ради «общего» во многом призыв, увещевание – «от противного», от слабости – как восполнение того, что отсутствует.

Статья о Китае представилась призывом-напоминанием «Сигмой» феодальным по сути правящим «верхам» Российской Империи об острой необходимости масштабных и тщательно продуманных государственных реформ в своей стране.

Самое страшное последствие этой пандемии – это не экономический спад во всем мире, и даже не политическая нестабильность в отдельных его регионах. Самое страшное – это всеохватывающий массовый социальный психоз, поразивший население многих стран мира.

Ключевым элементом легитимизации евроинтеграции было представление о том, что вместе европейские страны будут гораздо сильнее перед лицом глобальных вызовов, чем каждая из них по отдельности. Что эта, казалась бы самоочевидная, формула на самом деле часто не работает, было ясно задолго до эпидемии Ковида.

Мир, который еще не освоился с Куном, не говоря уже о Фейерабенде – и ничего не знающий о поструктуралистах и подобных им – и странные идеи Месмера и воодушевленных им учеников и последователей оживляют общественные настроения, отражаются в дальнейших приключениях общественной мысли – но оказываются не имеющими...

Американская легенда сегодня растеряла так много из своих первоначальных цветов и поблекла настолько серьёзно, что исход можно считать открытым уже сейчас. Первые ласточки только предвещают весну, но никогда не появляются напрасно. За ними очень скоро пойдут другие и расскажут ещё много любопытного о том, откуда и...

Первая, классическая перспектива понимания разума – делает понятным и убедительным его даже не оптимистическое, а ликующее видение, но последнее – в своей поступательности, прогрессистской логике – опирается на второе понимание разума, фактически сводимое к рассудку.

Вот Кеннеди решился тогда вовремя отступить. Конечно, не из гуманизма. Он вообще считал, что русские его обманывают — мы утверждали, что ракет наших на Кубе нет, а данные аэроразведки говорили американцам обратное. Но все-таки тот лидер не решился пожертвовать американскими городами, хотя генералы и уверяли что этих...

Футуристический оптимизм Кондорсе представляется радикальным не только по отношению к большей части авторов XVII столетия, но и к значительной части авторов XVIII в.

Там, где Кондорсэ можно назвать – с высокомерием последующих времен – наивным, его «наивность» тождественна классичности: убежденности, что «разум» - одновременно нравственен и прекрасен – совпадение в пределе истины, красоты и блага.