Журналисты, заточите ваши перья.

Сейчас здесь будет очень много возмущённых и разгневанных людей всех толков, сортов и убеждений — политиков, аналитиков, либералов, патриотов, полиглотов, публицистов, атеистов, шовинистов и космополитиков.

Данный текст — призыв к российским профессионалам : поскольку «сами мы не местные», а интересная и, возможно, важная информация попала именно к нам, я официально прошу серьёзных журналистов, имеющих солидный опыт расследований проверить эту информацию и либо подтвердить, либо опровергнуть с особой тщательностью, очень голыми и очень вескими фактами, без лишнего пафоса и скользкого многословия.

Так, чтобы уж более ни у кого рука не поднялась и извилина не шевельнулась снова поднимать или «опускать» эту тему.

Итак.

Вот такое послание от анонимного читателя я получила сегодня утром по внутренним, не поддающимся взломам каналам. Сначала кратное содержание, затем прямой, слегка сокращённый текст.

Суть всего послания в том, что никого из журналистской братии почему-то не удивляет, что среди всех упомянутых и растерзанных полемикой версий конфликта в Екатеринбурге до сих пор не прозвучала только одна.

Точнее, она всё-таки позвякивает кое-где по закрытым аккаунтам в соцсетях, под грифом «только для друзей», но никак не выходит наружу, в большую прессу, хотя тема держит первенство на передовицах уже не один день.

Причиной полного отсутствия этой версии в публичном пространстве, по мнению анонимного читателя, является страх, грубый, но не глупый, a вполне оправданный страх перед серьёзным и хорошо укоренённым «концерном», которым, кроме всякого прочего, славится город Екатеринбург и многие его борцы за особое «озеленение» ландшафта.

Речь идёт, как вы вероятно догадались, о наркоторговле и её особенностях. Далее прямой текст присланного мне сообщения:

***

«В Екатеринбурге (и не только), скверы — это традиционное место «закладки» наркотиков, которые не продают напрямую, чтобы не спалиться: ты оплачиваешь дилеру Сбербанк он-лайн, кидаешь на телефон, а он тебе за это даёт координаты места, где лежит пакетик.

В Екатеринбурге наркобизнес — давняя и жирная статья дохода, это же перекрёсток трафика из Средней Азии, так что крышуется на самом высшем уровне.

Bсе местные знают, что наркомания там цветёт не хуже, чем в Питере в 90-е.

Но трогать наркомафию, крышуемую очень сверху — это хуже, чем самоубийство. Никто не возьмётся и никто не заикнётся.

Многие журналисты знают и не высовываются. Вы бы тоже не полезли, понятное дело, но вы хоть можете просто попробовать об этом покричать, может кто-нибудь возьмётся провести серьёзное расследование.

Всё-таки, где вы и где мы, где Екатеринбург, и где Париж. Хоть расскажите о том, что такое возможно: что людей используют втёмную — этот протест со сквером, где несколько чахлых деревьев позволяют спокойно оперировать закладками, не вызывая подозрений. А одновременно и поскандалить за свободу и демократию.

На самом деле, за этими гражданами, искренне верящими, что они борются с попами и опиумом для народа стоят совсем другие люди. Может быть, даже не те, которые крякают с уточками наивных навальнят.

Я понимаю, что вы реально ничем не можете помочь, но может быть вы найдёте кого-то, кто об этом заговорит и насторожит людей, кого это касается и кто доведёт такое расследование до конца.

Если вы не возьметесь, это конечно будет понятно. На месте не возьмётся никто».

Вот такие большие пироги я получила сегодня в утреннюю почту и спешу поделиться, пока не остыло.

После краткой консультации сразу с несколькими коллегами, быстро поняла, что мой анонимный собеседник прав: и замкнутый круг не вызовет замыкания, которое привело бы к самовозгоранию этой опасной версии : никто не возьмётся без солидных и конкретных данных, а солидные и конкретные данные можно получить только на месте, в результате очень серьёзного расследования.

Остаётся « попpобовать покричать », вдруг да где-то откликнется и будет толк, если не отсырел порох в пороховницах расследовательской журналистики.

Именно поэтому данный текст — призыв к российским профессионалам : если есть любая серьёзная возможность подтвердить  или опровергнуть полученную информацию, не голословно, но основательно и безапелляционно, безукоризненно грубыми фактами с той или другой стороны – « работайте, братья».

Так, чтобы уж более ни у кого рука не поднялась и извилина не шевельнулась снова поднимать или «опускать» эту тему.

 

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Относительно непосредственных виновников катастрофы тоже взгляды разошлись. Сначала поливали грязью...

Посмотрим, не обернется ли фиаско и новая Арктическая стратегия Пентагона, которая будет...

Альберт Васильевич Соболев представлял редкий тип исследователя, для которого характерно трепетное...