Петербургский рецензент «Дневника чиновника» в 1855 году сетовал, что если начинать делать выписки из разбираемого сочинения, то придется выписывать едва ли не половину – и посему в рецензии цитат почти не приводил. С ним трудно не согласится и теперь, поскольку интерес дневника Жихарева – если это интерес именно к нему как к целому, а не сведениям об отдельных лицах или ситуациях – заключается в событиях, следующих день за днем, повседневности молодого человека хорошего происхождения, увлекающегося театром, пробующего себя в литературе, пытающегося немного служить – и исполненного наивного молодого отношения к себе как к человеку в сущности хорошему, которого не за что не любить, приязнь к которому естественна – которому не за что упрекнуть себя всерьез кроме грехов самых обыденных – и который судит об окружающих с наивной точки зрения.

Уже современники спорили о том, насколько Жихарев при публикации изменил текст своего журнала – так, в этом упрекал его Василий Боткин в заметке, написанной для «Современника» в 1855 г. Но если это и так, то тогда Жихарев с невероятным искусством справился с задачей сохранить  — или создать – в тексте юношеский взгляд.

Ведь тот Жихарев, что выглядывает из «Дневника» — не противоречит, конечно, Жихареву позднейшему, 1830 – 50-х годов – но очень далеко отстоит от него, человека с погубленной репутацией, изгнанного из Сената, воровавшего у своих приятелей и проч. Юноша из дневника пребывает в нравственном покое – и это позволяет ему переживать по мелочам, сетовать на упускаемое время, на увлечения, мешающие прилежному труду, на сентиментальные забавы – и на простонародные развлечения.

«Дневники» Жихарева – один из самых известных мемуарных текстов в русской культуре XIX века. В первую очередь – бесценный источник по истории русского театра, но также – и по ранней истории Беседы любителей русского слова. Но это – лишь области преимущественного интереса – в записках Жихарева рассыпана масса сведений, начиная с любопытнейших зарисовок о времяпрепровождении на Липецких водах – вплоть до отношения московского и петербургского общества к военной эпопее 1805 – 1807 годов.

Важность этого текста была оценена сразу же – ее вполне осознавал сам автор, отчаянно торгуясь с Михаилом Погодиным за право того публиковать дневник на страницах «Москвитянина»[1], оценил и злоязычный Филипп Вигель (знакомство с которым Жихарев описывает в записях 1806 года), по прочтении первых глав отзываясь в письме к приятелю (1853): «Не знаю, можно ли умнее, забавнее и вернее изобразить тогдашнее состояние Москвы». К несчастью, видимо, большая часть дневника осталась неопубликованной – и пропавшей после смерти Жихарева. По крайней мере в одной из заметок он дает выписку из дневника за 1809, а его «Воспоминания старого театрала» (1854) содержат материал, явно опирающийся на какие-то записи несколько более поздних лет – что дает доверие его собственному утверждению, содержащемуся в письмах к Погодину, о наличии дневника за многие другие годы.

Понятно, что при такой известности – «Записки…» многократно переиздавались – начиная с отдельного, еще прижизненного издания 1859 года (Жихарев умер 31.VIII.1860), затем бартеневского, 1891 года, вышедшего приложением к «Русскому Архиву» и т.д.. Но лучшее, совершенно уникальное издание вышло в 1933 году, созданное С.Я. Штрайхом. Известно, что репутация у Штрайха в исследовательских кругах – весьма невысокая, о его публикации «Записок» Ивана Якушкина, вышедших в 1951 году в «Литературных памятниках», к примеру, трудно сказать нечто похвальное в сравнении в том же году выходящих «Воспоминаниях братьев Бестужевых», подготовленных Марком Азадовским – сравнение двух работ на близкую тему оказывается сокрушительным для первого.

Но в случае с «Записками…» Жихарева все иначе – точнее, удача и умение ее оценить помогли Штрайху создать совершенно прекрасное издание. Первый уровень работы – самый понятный и очевидный – текстологический. Здесь Штрайх собирает своего рода «полного» Жихарева – на основании прижизненных публикаций, восстановления сокращений в посмертном издании и, напротив, лакун, в нем сделанных. Более того, именно здесь возможен целый ряд претензий к публикатору – авторские комментарии, то оставляемые подстрочными, то относимые в комментарии, публикация «Воспоминаний…» с устранением из их текста небольшого фрагмента, уже опубликованного в «Дневнике…» и т.д.

А вот дальше – истинный шедевр: воспроизведение комментариев самого Жихарева, делаемых им в 1850-е по отношению к запискам начала века, комментариев Петра Бартенева 1890 – 1891 годов – и замечаний Забелина, сделанных им на полях своего экземпляра «Дневника» издания 1859 года. Остановлюсь лишь на одном примечательном примере – в записи от 26 ноября 1805 года Жихарев заносит в дневник рескрипт императора санкт-петербургскому главнокомандующему генералу Вязьмитинову (который «читают во всех домах, восхищаются им и благословляют провидение, ниспославшее России такого царя-отца. Какие чувства, какая великость души и какая любовь к своему народу!»):

«Сергей Кузьмич! Со всех сторон доходят до меня известия о неоднократном изъявлении привязанности ко мне публики петербургской и вообще жителей сего любезного мне города. Не могу довольно изобразить, сколь лестно для меня сие чувство. Изъявите им от имени моего искреннюю и чувствительную мою признательность. Никогда более не наслаждался я честию быть начальником столь почтенной и отличной нации. Изъявите равномерно всем, что единое мое желание есть заслужить то звание, которое я на себе ношу, и что все мои старания к сему одному предмету обращены».

Забелин напротив слов о «нации» делает отметку: «нынче так не пишут» — и, в конце записи: «а через десять лет наступило аракчеевское время».

В итоге издание 1933 года оказывается само уникальным памятником сразу нескольких эпох – и их отношения к предшествующим – от исходных записей к размышлениям автора полвека спустя, его вдумчивого читателя 2-й половины XIX века, знатока-любителя старины 1890 года и историка 1933 года, где последний отзывается на всех из них, а два промежуточных – откликаются на Жихарева-юношу и Жихарева-старика.

 

[1] Правда, сам торг был не менее специфичен – Жихарев «отдал» текст Погодину «даром», следом начав просить о заемном письме – получив же отказ, счел себя обиженным – и продал следующие части дневника «Отечественным запискам».

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Историк, философ

Похожие материалы

Когда эта "лакмусовая" пандемия закончится - а она непременно закончится и даже очень скоро, - мне...

В числе многого созданного Аароном Штейнбергом есть и любопытный драматургический опыт – в июле...

Полонского интересует движение времени – в том числе меняющиеся образы, модели поведения – когда он...

Leave a Reply