«Самые большие трудности у киношников», — писал когда-то сатирик Жванецкий. И верно, самые большие, жуткие трудности Годы прошли — трудности остались. Кина не будет и не было. Ну вот такое у нас положение — снимают отечественные кинематографисты скажем «Вий», а получается сами-знаете-что из трех же букв. «Если герой просто сидит — еще ничего, а как рот откроет — так пока не идет».

И самое время разобраться как же мы дошли до жизни такой, кто виноват и что делать.

Если спросить почему у нас нет кино как такового, а есть некий кинопродукт, то можно ответить коротко и с классовой точки зрения — идет дебилизация населения, как выражался один несостоявшийся кандидат в президенты РФ. Можно ответить и по-другому — нет хороших режиссеров, старики померли, а молодые ничего не умеют, так сказал бы профессиональный продюсер. И то и другое — правда. А с третьей стороны мы видим, что Россия — давно уже страна третьего мира, и свой кинематограф ей иметь просто не полагается по определению.

В самом деле, по факту у нас все чужое, и политическая система — западная демократия, и экономическая — рыночная экономика, и технологии европейские и спортсмены импортные негры, уж не говоря о продукции Голливуда.

Так что лопай что дают — и пипл хавает.

Поэтому бесконечные сериалы в мексиканском стиле, над которыми когда-то хохотали ехидные советские сатирики — это наше все. «Шварценеггер, Сталлоне, Ван Дамм — деятели отечественной культуры» — не шутка Аркадия Арканова, а давно уже реальность.

Ну вдобавок картонные фильмы о войне и злых энкавэдешниках, к которым добавились новомодные патриотические постановки. Постановки делаются в стиле «за все хорошее против всего плохого». Тренер мотивировал спортсменов, и они выиграли чемпионат мира, баскетбольный или хоккейный турнир ура, ура. Ну у нас и в жизни так — на чемпионате мира по футболу, который мундиаль, Черчесов своих подопечных уж мотивировал-мотивировал, Смолова только недомотивировал, а так все было неплохо, подвиг терпения, правда без медалей.

Если надо снять фильм про социальные проблемы, скажем как трудно уволить хорошего сотрудника — этим займется все тот же вездесущий Голливуд, например Джордж Клуни с Анной Кендрик, замечательные актеры. Если Льва Толстого — англичане отснимут прекрасные кадры «Войны и мира», а если наши возьмутся за «Анну Каренину» — так лучше бы и вовсе не брались, получается «Лебедь, рак и щука» чтоб не сказать грубее те же слова. «Образование в Петербурге не идет пока. Аристократизм в Петербурге пока не идет».

Ну не наша это теперь тема.

Критиковать, кстати, нам тоже запрещено. Вон певец Юрий Лоза сказал что-то не то про великих битлов и сразу прямо вопли, мол, где битлы и где Лоза. Это как владелец маленькой провинциальной столовой не смеет критиковать всемогущую сеть бургеров.

А уж когда был юбилей саги «Назад в будущее», то мы, вспомнив отечественную «Гостью из будущего», прямо не знали куда деть глаза от стыда. Чувствовалось, что нашим патриотам-журналистам стыдно, но приходится об этом писать — мол, дорогие заокеанские конструкторы машины времени, мы тоже когда-то пытались изобрести велосипед. Ну что поделать — эпоха была тоталитарная, настроение мерзопакостное, Лоза плавал на маленьком плоту.

И пускай в том же американском «Будущем» у сумасшедшего профессора и его вечно удивленного помощника-юнги было по одной маске на весь фильм — это неважно. Миллионы пользователей, то есть зрителей, не могут ошибаться, как и было сказано.

Понятно, что там у них, в зоне комфорта и устоявшейся демократии, народ не пойдет штурмовать Бастилию или взрывать парламент на британский манер, что бы ему по телевизору не крутили. А у нас несмотря на подросшее абсолютно буржуазное поколение все еще способен — не перевелись еще стеньки разины и квачковы на святой Руси.

Поэтому хорошее кино у нас сверху разрешат только если капитализьм станет зажиточным, понимаешь, или же от него решат вдруг отказаться. Тогда пожалуйста, а пока смотрите про стиляг, которых осуждала вся совковая коммуналка и уведите от экранов стариков, которые плюются со сталинскими словами об экранизации Октября, дескать «нэ так все это было, совсем нэ так».

Когда в пострперестроечное время клепали веселые фильмы скажем об одесской жизни, сразу несколько, мучая покойного Бабеля, критики, конечно, их нещадно критиковали — но тогда они еще чего-то ждали. Бывших героев войны представляли моральными уродами, сцены жестокости подавались исключительно натуралистично, и бедный советский зритель не понимал, зачем все это нужно. Казалось, что это ненадолго и это не искусство — но нет ничего более постоянного чем временное. Поп-корна с пивом тогда еще в кинозалах не было, смотрели даже «Рыжую соню» со Шварценеггером серьезно и молча, как на траурной панихиде. Но все чего-то ждали, чего-то совсем нового — то ли «Брата-2» то ли «Особенностей национальной охоты». И дождались.

Сейчас, разумеется, ждать нечего, кроме раздачи призов на фестивалях. Но попытки изменить ситуацию в общем встречаются — нынешний премьер, став президентом, захотел создать новую парадигму для кино и телевидения, с новым примером и образцом для подражания. Не как и раньше, в святые девяностые золотая цепь и малиновый пиджак, так сегодня эффективный менеджер с ЗОЖ во всю морду должен был стать главным культовым героем нашего времени, что и поручили Минсвязи.

Но тут подоспел кризис 2008 года и стало не до изящных искусств. В наше время мы тоже все ищем, ищем новые формы — только найти не можем. Как в анекдоте про поручика Ржевского: «- Но вы же не там ищете! — Там я уже искал».  В заключение можно конечно пожелать кинематографу перемен. Министр Владимир Мединский, как тот самый легендарный министр мясной и молочной промышленности из фельетона, по большому счету хочет, чтоб у всех была культура, встает раньше всех, однако дело не только в стараниях начальства. Нужно дать какой-то вектор всему обществу, мол, не хлебом единым — ведь режиссер птица гордая и пока не пнешь не полетит. Ну а уж как раскачается — так и  пойдет, и поедет, и полетит… И помните, сказано — времени на раскачку просто нет.

Любитель историко-литературной пародии и твиттер-колумнист, автор пьес «Апельсиновый остров» (диплом «За современную политическую пьесу» конкурса «Действующие лица» 2006 г, вышла в журнале «Политический класс»)

Похожие материалы

А что до горной страны, то персидский шах Аббас уверял, что Грузия для него как единственный сын от...

Защита конституции - защита конституционных прав и гарантий - краеугольный камень цивилизованного,...

Любая, самая хорошая и просвещенная власть в городе, обязательно требует наличия здесь отлаженной...