Что мы отмечаем в 2017 году?

Столетие начала революции, прервавшей серебряный век (на деле бывший золотым) и, как и предрекал (с прискорбным опозданием) один из простодушных властителей пресыщенных дум, завершившейся почернелыми головешками и удушливым дымом?

Помимо этой даты есть и другая, весёлая, как имя связанного с ней человека. Русского человека в его естественном развитии через двести лет, как пророчил Гоголь. В этом году исполняется 200 лет с первого 19 октября – дня пушкинского выпуска из Царскосельского лицея.

Россия – страна огромная, но тесная. В ней не хватает не только жилого пространства, хороших дорог, настоящих рабочих мест, но и общественных площадок, авторитетов, культурных ниш. Сейчас особенно заметно стало, что по-прежнему не хватает ясных окон во внешний мир, чтобы иноземцы не верили россказням об ужасах, творящихся за придуманной ими же стеною.

В России есть институция, идея которой может стать руководством к действию. Это учреждённая в 1999 году медаль Пушкина – за заслуги в области культуры, просвещения, гуманитарных наук, международных культурных связей. Помнят о её существовании, главным образом, атташе по культуре и другие дипломатические работники. Награждают ею редко и нерегулярно, всё больше иностранцев. Это неправильно. Во-первых, медалью Пушкина следует и дальше награждать учёных и деятелей культуры внутри России. Во-вторых, если мы присваиваем награду Российского государства иностранным гражданам, лучше обставить это дело половчее, красивее и плодотворнее. Можно поучиться, например, у французских коллег с их орденами Академических пальм и Искусств и литературы, всемирно известными и присуждаемыми от лица не главы республики, но авторитетных орденских советов при министерствах просвещения и культуры соответственно.

Отчего бы в год двухсотлетия лицейского выпуска не учредить в России Пушкинский совет из действительно авторитетных патриархов искусств и наук? Разнообразные чиновники и функционеры творческих союзов могут по-прежнему представлять правильных людей к государственным наградам. Однако медаль Пушкина для граждан России почти забыта. Ни от кого не убудет, если Пушкинский совет возьмёт на себя ответственность представлять к ней тех, кто обойдён иными наградами – настоящее в искусстве нередко не числится по ведомствам, подающим представления. Пушкинский совет был бы полезен и в деле награждения иностранных граждан: иногда лучше, чтобы не государственный чиновник, а независимый совет подыскал бы кандидата, разузнал бы его мнение, разъяснил, что отметить его желают не власти, но русские коллеги.

Дело можно обставить так. Пушкинский совет готовит списки представленных к награде трижды в год, а награждения утверждаются указами президента к 10 февраля, 6 июня и 19 октября – ко дню смерти Пушкина, дню его рождения и дню Лицея (нет смысла переводить воспетую поэтом дату на новый стиль, она сама — поэзия). Число единовременно награждаемых может быть ограничено каким-то символическим числом, например, 37. В Пушкинский совет, созываемый, допустим, по инициативе 7 авторитетных учредителей, входят, с учётом приглашённых ими, 19 действительных членов. Ежегодно некоторое количество действительных членов выбывает по жребию, сохраняя за собою почётное имя члена Пушкинского совета. На их место избираются новые. В дальнейшем предельный срок пребывания в Совете можно ограничить 7 годами. Пушкинский совет вправе выносить свои суждения по вопросам культуры, просвещения, гуманитарных наук и международного сотрудничества в этих сферах.

Одними из первых могут быть обсуждены вопросы по учреждению ордена Пушкина и подготовке к 220-летию поэта. Лучше всего, если бы решение о создании Пушкинского совета было принято к 6 июня сего года, а первое награждение медалью Пушкина по представлениям Совета состоялось бы 19 октября 2017 года.

 

Историк-архивист, публицист, ведущий программы «Академический час» на радио «Радонеж»

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...