В те не столь давние, но настойчиво забиваемые времена (забиваемые гвоздями, если вы подумали, что здеcь ошибка…), когда трава была зеленее, зимы исходили снегами, вёсны — ручьями, а небо голубело, как никогда, — жизнь была проще и понятнее.

Мир покорно игнорировал целый спектр нюансов и делился по чёрно-белому признаку — на всё хорошее и всё плохое. Без промежуточных категорий. У всех и каждого были чётко определённые безоговорочные враги и точно такие же друзья. У нас — американцы. У американцев — мы. У всех прочих — официально присягнувшие тем или другим. Даже с категорией вечных диссидентов всего на свете было и яснее, и благороднее: они точно знали, на какой ничейной территории между добром и злом ставить шалаши, жарить шашлыки и чокаться за здравие мировой демократии.

Собственно, это и есть тот самый «мир, который мы потеряли» и тот, единственный, «который никогда не будет прежним». Всё остальное в этом самом мире останется без изменений и даже без особых видимых швов.

Останется, останется, не сомневайтесь.

Единственным существенным различием, пожалуй, можно засчитать тот факт, что с момента крушения Советского Союза, после многозначной показательной «перестройки» и всех прочих неудачных экспериментов, в этом самом мире, между вечными диссидентами (коим завсeгда наплевать против кого борцевать, лишь бы не за действующую власть) и столь же вечными адептами безоговорочно «святого социализма» (кои намертво зареклись не признавать вообще никаких промахов советcкого строя), — образовалась некая промежуточная прослойка на удивление трезвых людей, которые спокойно и уравновешенно принимают прошлое, таким, каким онo реально былo, без прикрас и ужастиков. И кто, несмотря и не глядя на все «ошибки» и трагедии своей многострадальной страны, упорно продолжаeт «любить её чёрною», как в старой песне поётся.  Потому что «белой» всякий её залюбит. Потому что «белым» всякого любить легко.

Так вот, если вы не знали: точно такая же «прослойка» имеется сегодня с той, другой стороны бывших записных «врагов» и «диссидентов», по ту сторону добра и зла, границ и идеологий, «рыцарей света» и «наёмников капитала». Просто потому, что с их странами, континентами, историей и практикой — всё обстоит точно так же: у всех имеются не стираемые никакими интерпретациями светлые, тёмные, бурые, кровавые и откровенно грязно-коричневые пятна, о которых вспоминать неприятно, а пытаться стирать смысла не имеет.

Эта самая «прослойка» придерживается мнения, что значительно честнее и продуктивнее просто бесстрастно принимать собственную и чужую историю, со всеми её адептами и толкователями, дабы совместными усилиями править и совершенствовать отстроенное на сегодняшний день и не дать ему развалиться на новые руины, ценой новых жертв, по всё тем же старым принципам: кто не с нами, тот против нас.

Ho главное — всё это внезапно вообще перестало иметь значение, во всяком случае, то, что многими до сих пор почиталось чуть не сакральным. Практически в одночасье, весь мир опростоволосился и упростился до нéльзя. Все оказались в едином звании, по одну сторону баррикад, в штрафном батальоне. Всех уравнял некий загадочный вирус, по непонятному сценарию. А сценарий черпает свои брутальные нюансы из разномастных вариантов обильной голливудской продукции, и его клёпка и переклёпка на ходу тоже осуществляется по лекалам в своё время обозначенным в Голливуде.

Если вы затрудняетесь с выбором между «Вторжением» и «Заражением«, в одном из которых вам показывают наигнуснейшую вакцинацию, лишающую людей всех человеческих признаков, слабостей и недостатков, делающую их овощами, годными для воцарившегося нового порядка, а в другом, наоборот, вам представляют наигнуснейший образ продажного журналиста, тщетно пытающегося дискредитировать необходимую для спасения человечества вакцину, — отвлекитесь от обоих и переходите на «Войну миров», которая худо-бедно, но ратует за сплочение человечества в совместной борьбе за собственное выживание. B борьбе против одного общего врага, простого и понятного, как в старые добрые, старательно забиваемыe гвоздями времена.

Здесь даже не столь важно, кем окажется этот враг, на выходе из нашей удивительной пандемии. Она ведь, эта пандемия, и впрямь «вся такая несуразная, противоречивая вся…» Она так любопытно тасует цифры, так ловко мешает карты, так бесперебойно вбрасывает взаимоисключающую информацию, так умело варьирует наводками «холодно-горячо» и играет в кошки-мышки: сегодня обнадёжу, завтра опровергну, — что все хоть и записанные, но намертво перепутанные ходы крепко удерживают публику в постоянном напряжении и состоянии всеобщей круговой паранойи.

Bы всерьёз начинаете подозревать проплаченного сценариста, от которого заранее потребовали ввести в сюжет тот или иной отрицательный персонаж, дабы, годы спустя, очумелая публика смогла его опознать в реале, при окончательной постановке в мировом масштабе. Но основное преимущество зрителей в том, что одновременно с узнаваемыми протагонистами, на сцену внезапно прорываются неожиданные персонажи, сбивая ритм, смысл и желаемые результаты и мешая задуманному ходу всего спектакля.

И вот в этом случае необходима быстрая и безапелляционная дискредитация авторитетов.

Во Франции, после дикого и скандального выступления в прямом эфире нобелевского лауреата, профессора Монтанье (Luc Montagnier) его немедленно обряжают в шапочку из фольги и напоминают, что «дедушка старенький, ему всё равно» (профессор заявил дословно, что вирус имеет искусственное происхождение, появился на свет в лаборатории, a его ассимиляции способствуют высокочастотные антенны 5G, разрушающие иммунитет. Профессор дал понять также, что вакцину от вируса ждать не следует, но что вирус со временем самоустранится сам, так как природа не терпит искусственных вторжений.)

В Германии, теми же «аргументами» бичуют профессора Сушарит Бхакди (Prof. Dr. Sucharit Bhakdi), заявившего публично некоторые крамольные истины:

— «Я возмущён. Я напуган… Вас атакуют незнанием. …Слышны только голоса, подтверждающие официальную линию. …Но за последние 3 недели так много произошло, и ситуация полностью прояснилась… У нас сейчас есть данные, с которыми мы можем работать…»

Опять во Франции, несмотря на бурные протесты огромного числа вылеченных им пациентов, профессору Раулту категорически открыто мешают лечить больных реально действующим и простым препаратом, вытравливая его не только из научных кругов, но и всячески растаптывая его репутацию (для справки, профессор тоже заявил, что: «Вакцины совсем не всегда хороший выход. А искать вакцину от сегодняшнего вируса — вообще идиотизм. Даже от простого гриппа никак не удаётся предусмотреть реально действующие вакцины. Вообще, когда не умеют лечить инфекционное заболевание, обязательно тешат вас вакциной»).

В России снимают с эфира передачу Никиты Михалкова «Бесогон» (выпуск «В чьём кармане государство?»), где перечисляются все гуляющие в свободном доступе версии вокруг коронавируса (включая конспирологические, наиболее обсуждаемые интернетом) и приводятся конкретные цитаты затронутых этими версиями людей, причём, цитаты, подтверждённые видео-материалами. То есть, открыто цензурируется целая телепередача, никакой фальшивой информации никому не несущая, призывающая, разве что, подумать, и по сути даже не задевающая репутацию никого из протагонистов, поскольку все приведённые в ней видеосъёмки были сделаны при полном согласии всех говорящих и заинтересованных.

Это, на моей памяти, первый случай такой открыто агрессивной цензуры, по отношению к информации вроде бы не представляющей ни малейшей опасности для государства. В противном случае, дело покажется куда как серьёзнее, потребует публичных пояснений всех причастных, а сама передача получит статус уникального разоблачения. Если это не так, зачем же заметать её под ковёр?..

Ну, а уж перечислять бушующие в сетях многочисленные ролики американских и барселонских врачей и независимых журналистов смысла не имеет, поскольку все они, по сути, свидетельствуют об одном и том же:

— говорить с абсолютной уверенностью об искусственном или естественном происхождении настоящего вируса пока нельзя, так как ни одна из версий не может быть подкреплена достаточными доказательствами, а потому, каждый, кто с уверенностью провозглашает то, или другое, сознательно искажает информацию;

— изначальные цифры о реальных жертвах вируса претерпели столько неточностей и откровенных подтяжек, что окончательные его «достижения» следует пересматривать в глобальном масштабе;

— установка о необходимости удерживать население в постоянном напряжении и взаперти, после уже отсиженного периода, пророча неминуемую «вторую волну» не опирается ни на какие серьёзно обоснованные данные и прогнозы;

— укреплению иммунитета всех без исключения граждан планеты, как переболевших, так и не заразившихся, безусловно способствует максимально возможное пребывание на свежем воздухе и самый обычный солнечный свет, коего их упорно лишает максимально продлённое сидение перед экранами.

Про грядущие экономические катастрофы и искусно внедряемую «оцифровочку» населения посредством новых технологий я здесь даже не стану упоминать.

Гораздо более важным кажется сейчас другое.

Чем бы вся наша вирусная симфония ни обернулась и в какой бы тональности ни закончилась, нам следует очень срочно очухаться от собственных преференций и прекратить в очередной раз делиться по неизвестно кем навязанному нам признаку, на секты ковидо-свидетелей и отряды ковидо-повстанцев.

Как если бы, исчерпав все предшествующие идеологические поводы, мы с последним отчаяньем, бросились воевать уже кто с кем попало: атеисты с верующими, собачники с аллергиками, любители научной фантастики с приверженцами Пришвина и Паустовского (я, кстати, буду лично биться в этой последней категории: в мои планы передела мира отнюдь не входят тарелки с пришельцами, грозно нависшие над родными берёзками. Мы так не договаривались, и я намерена сопротивляться…)

Но не кажется ли вам, господа пристяжные завсегдатаи (sic!) психоаналитических диванов и психoделических соцсетей, что поскольку мы все вместе и каждый в отдельности на данный момент хорошо знаем, что ничего не знаем, нам следует спокойно, без психозов и словоприкладства, очень внимательно и с одинаковой серьёзностью выслушивать на федеральных каналах и в центральных СМИ абсолютно всех, вменяемых людей, способных изложить внятные объяснения или сформулировать подкреплённую аргументацией теорию о том, что происходит ?

Я имею в виду не срочно созванных однопрофильных специалистов, послушно подтверждающих одни и те же официальные версии, а всех инакомыслящих, мнение которых, возможно, дополнит, а то и кардинально изменит все бытующие и широко навязываемые. Вроде бы, демократический принцип свободы слова и реальной демократии ничего против подобного состояния вещей не имеет, нет?

Я понимаю, что пока одним непременно хочется Апокалипсиса и душераздирающих медицинских свидетельств о страшных муках и горах покойников с трубками во рту (да, мне уже попадалось и такое), а другие недоумевают по поводу столь открытых расхождений между видимым и описываемым, — мы все вместе всё-таки реально продолжаем ничего не знать наверняка. Ho чего мы не знаем более всего прочего, так это того, что всё это было и чем всё это нам отольётся. Особенно, если на секунду вообразить, что все «бытующие мнения» вдруг окажутся ошибочными.

Давайте уже объединимся в некую промежуточную прослойку достаточно трезвых людей, презревших исторические разногласия, личные предпочтения и ищущих выход из общей опасности. Потому что, каким бы несправедливым по сути ни был этот несчастный мир, мы всё-таки «любим его чёрным», как в старой песне поётся. И нам ведь совсем не хочется окончательно его потерять. Давайте выслушаем всех, без исключения, на одинаковых условиях: и «федерально» признанных экспертов, и нежеланных нобелевских лауреатов, и профессоров с гигантскими стажами, на которых сейчас так торопливо и невежливо натягивают сильно помятые шапочки из фольги.

Почему бы не дать им слово, просто, чтоб не оставлять щелей? Эта пандемия накопила уже столько вопросов, требующих неотложного разъяснения, что на теперешнем этапе вряд ли удастся «задвинуть» её обратно, отделавшись поверхностными отговорками. Дайте этим людям возможность задавать любые неудобные вопросы, дабы все самые убеждённые и все самые сомневающиеся смогли получить сполна по вере своей. Чтобы, если в суматохе вдруг покажется истина, все мы, и жаждущие Апокалипсиса и не верящие, что это он и есть, успели элементарно перегруппироваться в общей, по сути, борьбе-то. Чтоб не вышло, как ещё в одной научной фантастике, с пялящимся на неведомые «Знаки» героем: «Эти чокнутые оказались правы!»

Сейчас над ними как это модно сегодня выражаться, «рыдают всем районом», «смеются всей маршруткой». Вы можете поручиться, что очень скоро и над нашим районом и нашей маршруткой не посмеются целым звездолётом?  Я бы не взялась…

Будет нам Апокалипсис, всем будет, никуда не денемся. Но, может быть, хоть попробуем ещё потрепыхаться, а вдруг?

Кто знает, «o сколько нам открытий чудных», от всеx поехавших кукух!..

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Когда эта "лакмусовая" пандемия закончится - а она непременно закончится и даже очень скоро, - мне...

В числе многого созданного Аароном Штейнбергом есть и любопытный драматургический опыт – в июле...

Полонского интересует движение времени – в том числе меняющиеся образы, модели поведения – когда он...

Leave a Reply