27 ноября 2019 года в рамках ежегодной международной конференции в Финансовом университете состоялся круглый стол на тему «Крах либеральной идеи?» Приглашение для участия в этом круглом столе было послано Роджеру Скрутону – выдающемуся британскому консервативному философу. Помимо всех прочих соображений было принято во внимание и то обстоятельство, что 16 ноября 2017 г. Роджер Скрутон прочёл замечательную лекцию на тему «Либерализм и лояльность» в Центральном Европейском университете (Лекция доступна на его персональном сайте). Философ на предложение не ответил, и сегодня мы понимаем – почему.

Полгода назад у него был диагностирован рак. Смерть наступила 12 января 2020 г.

Это не только персональная трагедия для всех родных и близких покойного. Это – закат почти столетней эпохи великих консервативных мыслителей, которую открывает британец Майкл Оукшот (1901 – 1990), продолжают американцы Рассел Кёрк (1918 – 1994) и Сэмюэл Хантингтон (1927 – 2008) и завершает Роджер Скрутон (1944 – 2020).

Каждый из них внёс фундаментальный вклад в разработку до сих пор открытого вопроса – что такое консерватизм?  Первый подход к искомому ответу Оукшот сделал ещё в 1933 г. в  книге «Experience and its Modes», а в эссе 1956 г. «On being Conservative» он сформулировал вполне законченный и вполне оригинальный – в отчётливо британском духе — ответ.

Тремя годами раньше Рассел Кёрк выпустил книгу «The Conservative Mind», которая считается основополагающей для американских консерваторов (без всяких приставок типа «нео»). А в 1957 г. Хантингтон опубликовал свою фундаментальную статью «Conservatism as an Ideology», без знания которой сегодня невозможен любой серьезный труд по консерватизму.

Перу Роджера Скрутона принадлежит около 50 монографий, и в том числе книг, посвящённых разъяснению вопроса о том, что такое консерватизм. Но из этого множества стоит выделить одну – с названием, отчасти резонирующим с эссе Оукшота – «How to be a Conservative» (2015). Без вопросительного знака, а, скорее, с горьким намёком на то, каково это в действительности быть консерватором даже в той стране, которая считается родиной консерватизма как такового. При согласии в том, что родоначальником «современного» (если только Современность исчислять от XVIII века) консерватизма является Эдмунд Бёрк.

Уникальность этой работы Роджера Скрутона заключается в том, что ответ на «проклятый» вопрос он строит как «путешествие» (отнюдь не сентиментальное) по конкурирующим идеологиям, находя в каждой из них какую-то «правду» (Truth). Есть ведь своя правда в национализме и социализме, капитализма и либерализме, мультикультурализме и энвайронментализме. И даже – в интернационализме. С чем вполне согласился бы Николай Бердяев, книга которого «Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии» (1918 г.) структурно поразительным образом напоминает книгу Роджера Скрутона.

Но есть и правда консерватизма, которую Скрутон суммирует таким образом: «роль государства состоит, или – должна состоять, в том, чтобы быть чем-то меньшим, по сравнению с требованиями социалистов, но и чем-то большим, нежели позволяют классические либералы». Собственно поиск этого неуловимого баланса определяет и специфику консерватизма, и его странную судьбу в качестве политической идеологии. С одной стороны, все знают, что в политике есть консерваторы. Но, с другой стороны, никто точно не знает, почему те или иные политические деятели называют себя (или обзываются другими) порой почётным, порой обидным именем – «консерватор».

Статья (которую можно считать чем-то вроде некролога), опубликованная 13 января на портале conservativehome.com, названа – «Нет пророка в своём Отечестве». Главред портала Пол Гудмэн вспоминает историю увольнения Роджера Скрутона уже при премьерстве Терезы Мэй с поста председателя правительственной комиссии по городскому благоустройству на основании приписанного философу «антисемитизма» и «расизма». О его неудаче с тем, чтобы завлечь на раздел сайта «Уголок мыслителя» членов парламента от фракции тори. Или в общество под названием «Группа консервативной философии».

Гудмэн полагает, что эти неудачи связаны с тем, что, в отличие от эпохи Маргарет Тэтчер, партия тори под руководством Дэвида Кэмерона превратилась в то, что называется «Stupid Party». Не в буквальном смысле – «Партия тупиц» конечно, а в смысле том, что это партия прагматиков, чуждающихся любых идей и людей с идеями.

И тем не менее благодаря хлопотам некоторых представителей этой партии Роджер Скрутон в 2016 год был удостоен рыцарского звания за достижения в области философии и преподавания. Так что: RIP sir Roger.

Политолог, профессор Высшей школы экономики

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...