РI представляет вниманию читателей серию материалов, посвященных творчеству Освальда Шпенглера, которые вошли в № 4 за 2020 год журнала «Тетради по консерватизму». Мы уже обращались к философии Шпенглера на нашем сайте и поэтому полагаем, что многие статьи, посвященные актуальному значению идей «Заката Европы», вызовут большой интерес. Мы начинаем эту подборку материалов со вступительной статью к номеру, которую написал председатель редакционной коллеги издания философ Леонид Поляков.

 

В следующем, 2022 году нас ждет примечательная юбилейная дата. Сто лет назад Освальд Шпенглер завершил самую главную книгу своей жизни, издав второй том “Der Untergang des Abendlandes”. В том же году ведущие российские интеллектуалы (Бердяев, Франк, Степун, Букшпан) откликнулись на эту публикацию не просто рецензиями, а отдельным сборником статей «Освальд Шпенглер и Закат Европы», выпущенным издательством «Берег».

Не остались в стороне и большевистские идеологи. Сначала в «Красной нови» появилась статья В. Базарова «Освальд Шпенглер и его критики». Она показалась большевистскому руководству слишком «примиренческой», и вскоре в той же «Красной нови» была напечатана ответная статья Георгия Пятакова «Философия современного империализма (Этюд о Шпенглере)». Досталось и Базарову – за игнорирование марксистского «классового подхода» по отношению к Шпенглеру, и самому Шпенглеру. Уже первые фразы пятаковского «этюда» расставляли все точки над i: «Подвергать научной критике систему взглядов Шпенглера – занятие мало плодотворное и бесполезное. “Философия” Шпенглера – это плоская идеалистическая мешанина, совершенно антинаучная претенциозно-мистическая галиматья».

Наверное, этим можно было бы и ограничиться, однако Г. Пятаков (в назидание нерадивому В. Базарову и всем остальным «неправильным» марксистам) все же посвятил разбору этой «галиматьи» добрый десяток страниц. Похоже, Шпенглеру удалось сказать нечто настолько существенное, что один из самых «топовых» большевистских бонз вынужден был отвлечься от государственной работы на посту зампреда Госплана, чтобы своим «этюдом» нейтрализовать вредоносное влияние «Заката Европы» на неокрепшие большевистские умы.

И действительно, Шпенглер кое-что сказал. Например, вот так: «большевики не есть народ, ни даже его часть. Они низший слой “общества”, чуждый, западный, как и оно, однако им не признанный и потому полный низменной ненависти».

Или, например, так: «Если бы большевики, которые усматривают в Христе ровню себе, просто социального революционера, не были так духовно узки, они узнали бы в Достоевском настоящего своего врага. То, что придало этой революции ее размах, была не ненависть интеллигенции. То был народ, который без ненависти, лишь из стремления исцелиться от болезни, уничтожил западный мир руками его же подонков, а затем отправит следом и их самих – тою же дорогой».

Можно только удивляться прозорливости Освальда Шпенглера, который еще в 1922 году угадал судьбу практически всех, кто возглавлял Октябрьский переворот 1917 года. Начиная с Троцкого, высланного в январе 1929 года из СССР и убитого по приказу Сталина в августе 1940 года в Мексике. И вплоть до Зиновьева, Каменева, Бухарина, Рыкова, Томского, Радека, того же Пятакова и далее по списку. Но в этом предвидении можно усматривать и особую наблюдательность Шпенглера, давно и внимательно изучавшего Россию и борьбу в большевистской партийной верхушке, завязавшуюся уже в самом начале 1920-х годов.

А вот его тезис: «Христианство Достоевского принадлежит будущему тысячелетию» – это уже из разряда почти что библейских пророчеств. Причем пророчеств, сбывающихся на наших глазах и при нашем непосредственном участии! Речь ведь вот о чем. Шпенглер, говоря о русском псевдоморфозе, то есть о периоде, когда совсем молодая самобытная русская культура попала под жесткое «облучение» культуры Запада, проводит линию преемственности: Петр ПервыйЛев ТолстойВладимир Ленин (большевики).

Противопоставляя «западника» Толстого «русскому» Достоевскому, Шпенглер в 1922 году предсказывает, что полное освобождение от псевдоморфоза и избавление от подавляющей и мертвящей нашу самобытность западной культурной «формы» начнется не раньше третьего тысячелетия по христианскому календарю.

А теперь прочитаем вот это: «Хоть они и думают, что мы такие же, как и они, но мы другие люди, у нас другой генетический и культурно-нравственный код, но мы умеем отстаивать свои собственные интересы. И мы будем с ними работать, но в тех областях, в которых мы сами заинтересованы, и на тех условиях, которые мы считаем выгодными для себя. И им придется с этим считаться. Им придется с этим считаться, несмотря на все попытки остановить наше развитие, несмотря на санкции, оскорбления, им придется с этим считаться».

Да, все верно. Это – позиция Президента РФ Владимира Путина, которую он обнародовал на встрече с общественностью Крыма и Севастополя 17 марта 2021 года. Вопрос был об отношениях между Россией и США, но понятно, что ответ Путина подразумевает не только США, но и практически весь «Запад». А если вспомнить заявление президента от 18 сентября 2019 года о том, что Россия – это не просто страна, а «отдельная цивилизация», то создается полное впечатление, что Путин говорит практически языком Освальда Шпенглера.

И вряд ли нужно кому-нибудь напоминать, что Владимир Путин был избран на пост главы Российского государства именно в 2000 году. И как христианин он, разумеется, никак не с Толстым, а именно с Достоевским. Вывод очевиден.

Поэтому мы и решили посвятить Освальду Шпенглеру отдельный номер нашего альманаха. Читайте – будет на самом деле интересно!

 

_______________________

Наш проект можно поддержать.

Политолог, профессор Высшей школы экономики

Похожие материалы

Порядок на свете есть. И я даже знаю, почему он не вымер ни в одну из революций, вместе со старым...

Те, кого сегодня в интеллектуальных кругах именуют консерваторами, на самом деле заслуживают...

Теперь я почти уверена, что консерватизм Егора Лигачева, за который его произвели в главные враги...

Leave a Reply