От Бориса Межуева. Я высказал свое суждение о наличии у преподавателя этического кодекса поведения в отношении находящихся в его попечении студентов, понимая, что встречу вал недоброжелательных откликов. Формальный консерватизм не мешает оставаться нашему обществу предельно развращенным. Дело не только в грустной статистике разводов, количестве брошенных детей и повсеместной практике открытых браков: это все относится к личной нравственности конкретных людей, и здесь лучше обойтись без нудного морализаторства. Однако когда в дело вмешивается власть, наше отношение должно все-таки быть иным. Понятно, что статус интеллектуального класса в обществе прямо зависит от его способности не использовать ресурс власти в личных целях. Поэтому я совершенно согласен с Морганой Девлин, что первым очевидным шагом к восстановлению престижа интеллектуального класса в обществе было бы его самоочищение от многочисленных Харви Вайнштейнов с научными званиями и степенями.

***

История преступления Олега Соколова вызвала огромный резонанс. Поводом для него стали не только шокирующие детали, по обилию которых, складывается впечатление, что этот сюжет выдумал не самый добросовестный сценарист, перегрузив обстоятельства чрезмерным, похожим на выдуманный антуражем. Поводом стала также «скрепа» интеллектуального класса – отношения преподавателя и совершеннолетнего ученика в рамках обучения в ВУЗе.

То, что это действительная «скрепа», можно судить по одним только обсуждениям в ФБ, где подобную модель отношений с жаром отстаивают с момента, когда поступила информации о преступлении, и по сегодняшний день.

Причем отстаивают практически все.

Кто-то восхищается пожилым «Наполеоном» и немного завидует его успеху у женщин, кто-то без обиняков бьется за свое «святое право» спать со студент(к)ами, кто-то кричит «не надо лезть в чужую постель!».

Голос Бориса Межуева, призывающего задуматься о морально-нравственном поведении представителя интеллектуального класса, который к себе в эту самую постель тащит студенток(в), причем далеко не всегда добровольно, а зачастую используя положение, тонет в хоре громогласных оправданий подобного поведения. Совершенно очевидно, что большинство участников этих жарких споров просто находились или находятся в подобной ситуации, тем и объясняется такая ярая защита данного вида «романтических» отношений.

Однако право профессора молекулярной биологии встречаться со студенткой или студентом географического факультета никто и не думает попирать. Но отношения в рамках одного факультета – это отношения зависимости. Так или иначе, студент находится в зависимости от своего преподавателя, так или иначе, добровольные или не совсем отношения могут сыграть в судьбе студента важную, а то, как в случае с Анастасией Ещенко (убитой аспиранткой) – трагическую роль.

Студент – это, как правило, только вышедший из школы с ее моделью зависимых отношений учитель-ученик (и вряд ли найдутся люди, которые на полном серьезе будут отстаивать право школьного учителя спать с учениками).

Физически и юридически студент – взрослый, совершеннолетний человек, но в отношении эмоционального и ментального развития, безусловно, это еще человек не совсем сложившийся. Его первое жизненное испытание, первая самостоятельная дорога в жизни – это обучение в ВУЗе.

На этом пути студент имеет полное право заводить романтические отношения, но имеет ли право этим пользоваться куда более взрослый человек, от которого студент непосредственно зависим? Разумеется, это вряд ли возможно регламентировать в рамках законодательства, это вопрос морально-нравственного выбора каждого.

Тем не менее, мораль сегодняшнего общества такова, что диалог «Квартета И»:

— Вот ты состаришься, станешь преподавать, спать со студентками…

— Конечно, а зачем же тогда еще идти преподавать?

подавляющему большинству кажется смешным и не вызывает никакого отторжения. В лучшем случае молодые студентки(ты) являются приятным бонусом к возможности преподавания любимой темы, в худшем – самоцелью преподавательской деятельности в принципе.

Безусловно, такая мораль просто нивелирует интеллектуальный класс как таковой. Поражает, безусловно, и масштабность явления «университетской романтики», которая кому-то может обойтись «незачетом», а кому-то – отрубленной головой.

Прецедент Соколова крайне важен именно тем, чтобы общество попыталось взглянуть на эту устоявшуюся модель отношений иначе, задумалось о том, возможны ли такие отношения в рамках одного факультета.

В конце концов, какие-то 120 лет назад (ничтожный срок для истории) среди студентов в университетах практически не было женщин, и это считалось нормой. 90 лет назад по земле ходили вице-короли и казнили непокорных индусов, это также считалось обыденным явлением, а 60 лет назад чернокожий человек не мог проехаться в одном автобусе с белым.

Но человечество в плане социальных отношений движется с огромной скоростью, и, возможно, что через какие-то два-три десятилетия уйдет и «святое право» профессора «заваливать» своего студента не на экзамене, а в постель.

Историк, публицист

Похожие материалы

Что делать в такой ситуации людям, которые не имеют шанса войти ни в одну из иерархий – ни в...

Не стоит противиться историческим императивам логики развития нашей государственности. В том числе...

Войны пока нет, но о ней все пишут — значит, будет. Оружие непрерывно сравнивают, и обе стороны...