В своей исторической речи о признании Донецкой и Луганской республик президент России обидел сразу всех. Потому что каждый услышал только про то, где болело.

Первыми обиделись коммунисты и сочувствующие, уязвлённые критическими нападками на безупречную репутацию великого вождя. Вслед за ними обиделись полупатриоты, ущемлённые восьмилетним ожиданием справедливости, которую они требовали с самого начала, в динамике «вынь да положь!»

Затем оскорбились полулибералы, утомлённые восьмилетним выкликанием «путин-введи-войска!»

Потом засветились члены Совбеза, которых вызвали на ковёр, как новобранцев на комиссию, и заставили чётко, публично и без обиняков выразить собственное мнение в прямом эфире, чтобы масть каждого всем была видна.

И особенно — коллективному Западу, на случай, если у членов Совбеза имелись скромные планы по устройству личной жизни вдали от родной страны.

А вслед за ними пошёл обижаться весь крещёный мир и честной народ.

Честной народ обижался просто и сердито, строго по схеме старого анекдота про чуть не утонувшего,  но вовремя спасённого мальчика: а где его шапочка, а какие теперь границы, а кто заплатит за беженцев, а что теперь выйдет с санкциями, ценами, визами и вуаяжами за кордон. И будут ли, наконец, бомбить Воронеж или только Ростов. И уедут ли, наконец, на ПМЖ в Израиль, Божена с Макаревичем.

Наши западные «полупартнёры» и бдительные наблюдатели обижались гораздо менее эмоционально, скорее квёло, вяло, без огонька. Совсем как на заседании президиума при Леониде Ильиче.

Европейские передовицы, конечно, выдали ожидаемые заголовки, типа «Владимир Путин признаёт весь Донбасс, включая территории до сир пор занимаемые Украиной» и «Может ли Европа обойтись без русского газа?», и «В Донецке не праздник, а усталость и страх», и «Байден анонсирует небывалые санкции и размещение американских войск в странах Балтии», снова и снова терпеливо разьясняя читателям, уже забывшим, где Крым и чей он,  что такое этот Донбасс и где они, эти страны Балтии.

Oдна из центральных французских газет, «Фигаро», по праву считающаяся маяком самого интеллектуально развитого контингента неосмотрительно запостила блиц-опрос «Думаете ли вы, что санкции смогут разубедить Владимира Путина окуппировать Украину?» и уже через час получила 92,16% -«нет», на 7,84% -«да», при 188.956 проголосовавших.

А за день до «провозглашения», центральный французский телеканал «TF1» внезапно показал крамольнейший репортаж известных военкоров, пробравшихся с территории Украины, где они с коллегами послушно ожидали вторжения, на самые подступы к Донецку и заснявших с абсолютной точностью, кто и когда первый начинал стрелять и кто, кого и откуда обстреливал.             Догадайтесь, кто кого и откуда. Украинская сторона выразила бурный протест и oбоих военкоров немедленно занесли на сайт «Миротворца». Держу пари, что вы об этом так ничего и не услышали. Это просто поясняет, почему отношение к бесконечой непонятной войне на Донбассе во Франции давнo и далеко неоднозначноe. Даже у «широкой публики». Позвольте напомнить также запрещённый ещё в 2016 году документальный фильм французского журналиста Поля Морейры «Маски революции», показавший совсем не глянцевую сторону украинской «доброй воли» при выполнении Минских соглашений.

С момента исторического провозглашения независимости Донбасса, почти все ведущие французские политики отмямлили в микрофоны невразумительные порицания «российской агрессии», но (!) с открытыми оговорками о вынужденности России обеспечивать собственную безопасность в сложившихся обстоятельствах и с гораздно большим энтузиазмом призвали к «возвращению к диалогу с Россией для обеспечения мира в Европе».

В самой Европе заявление президента Путина вызвало полный раздрай и разброд среди «полу-союзников». За одни истекшие сутки, Германия спешно заявила, что Северному потоку конец и тут же поправилась : не то, чтобы совсем конец, но почти, почти… То есть, попридержать его будет возможно, а вот совсем удержать и не пустить — вряд ли.

Бельгия отличилась ещё большей изысканностью: её премьер-министр на собрании Евросоюза заявил, что в случае нападения России на Украину, к санкциям против России присоединится… Швейцария. И теперь его терзают злобные швейцарские журналисты, вопрошая, с какого перепугу он, бельгийский премьер, позволил себе ручаться за вроде бы независимую и суверенную Швейцарию, не входящую ни в Евросоюз, ни в НАТО?! Если Бельгии угодно стать 51-м американским штатом, попутного ей ветра в задние колёса. Но с какой стати Бельгия решает за Швейцарию? Да потому что Швейцария давно уже превратилась в собственную тень, отвечают журналисту коллеги. И тоже пойдёт на поводу. Как все.

Что сейчас происходит, в самой Америке, можно только догадываться и держать пари. Самой Америке эта война нужна, как никогда, как никому. Пoэтому она одной рукой посылает войска НАТО в страны Балтии (дай Бог, чтоб не ошиблись и не высадились всем Шестым флотом «у берегов Белоруссии», как обещала г-жа Псаки…)

А другой рукой (внезапно!) попускает «Нью-Йорк Таймс» честить украинского президента, прямо на передовице, открыто вменяя ему «клоунское прошлое» и полную профнепригодность в роли президентa, в статье за aвторством колумнистки с фамилией «Руденко». Между прочим, статья колумнистки называется «В центре бури, без масок».

Кстати, о них, о масках. И о нём, изболевшемся по самую «невмоготу »). О вирусе и его бесконечно обновляемых приложениях. Кaк-то неожиданно бесцеремонно о нём забыли все без исключения глашатаи обещанного Апокалипсиса. От Севильи, до Гренады. От России, до Канады. В тихом сумраке вторжения. Как-то необоснованно внезапно прекратились паника, призывы соответствовать «добровольным принуждениям» и замеры температур.  И ни один из официальных глашатаев, ещё позавчера бившихся в падучей при одном упоминании о дремучих согражданах, не желающих присоединяться к всеобщему страху, более и не упоминает даже термин, вызывающий автоматическую блокировку сюжета в соцсетях.

А ведь именно он, вирус, теперь обязательно сыграет плохую штуку с новым прорывом энтузиазма, способным взметнуть до небес рейтинг российского президента, как в незабываемые времена «Крыма нашего». Ведь именно из-за него, из-за вируса, такой же мощной и длительной эйфории, как той, поднятой крымской волной и весной на этот раз не случится.

И не только потому, что на этот раз конфронтация рискует стать много более серьёзной и длительной, чем то пограничное состояние, в котором воoдушевлёные Крымом граждане прожили последние восемь лет. А потому, что после вторжения «вируса» в их жизни эти самые граждане были сильно и неприятно ошарашены позицией своего президента, равно как и теми мерами, которые безапелляционно и последовательно применили к ним, гражданам, президент и его правительство.

Уже поделённые первым Крымом на «наш» и «не наш», граждане никак не ожидали дальнейшего разделения на «правильных» и «дремучих», по откровенно диким и открыто дискриминационным принципам, при полном одобрении собственного президента. Тот факт, что все предпринятые меры проводились с его согласия, что все они до сих пор не отменены и не обьяснены населению подобающим образом, что ничего подобного последнему заседанию Совбеза, где каждый из участников был вынужден отчитаться по полной о собственной позиции, до сих пор не было организовано с подвергнутыми серьёзной и обоснованной критике деятелями санитарного террора, лицом к лицу с их оппонентами, которые объективно имеют, что сказать и потому до сих пор не допускаются на официальные трибуны и в СМИ, — просто не позволит одним мановением руки, подписавшей признание независимости Донбасса, смести все накопившиеся вопросы, вместе с подоспевшими подозрениями весьма нелицеприятного характера.

Какой бы поворот ни приняли события на русско-украинских границах, «Донбасская весна» не сможет повторить крымскую по накалу энтузиазма, пока не будет бесстрастно и полностью разьяснена населению вся «пандемическая кампания», от начала до конца и привлечены к ответственности все её организаторы и участники, согласно действующим законам.

До тех пор, слияния граждан в едином порыве не случится. Серьёзно пошатнувшегося доверия не вернёт даже Донбасс.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Точно так же – особняком – стоит в мире и подлинно русский человек. Он, несмотря на тысячелетнюю...

И подумайте, что всё-таки важнее лично вам: оскоплённая пропагандой «информация», призванная во что...

В храмах искусств ещё не режут кроликов, не дёргают зубы и не принимают роды под симфонический...

Leave a Reply