Было бы самонадеянно пытаться в небольшой колонке осветить все аспекты историко-социологического учения скончавшегося в последний день лета 2019 года американского ученого Иммануила Валлерстайна, поэтому я расскажу только о том, что в его идеях поразило  в свое время лично меня.

Область научных исследований Валлерстайна трудно, если вообще возможно, определить. Трудно сказать, кем он являлся по преимуществу – политологом, экономистом, социологом, историком. Чаще всего созданный им «мир-системный анализ» рассматривают в контексте исторической социологии, но по моему никто внятно не определил, что это такое. Вероятно, именно в силу такой расплывчатости области знания, в которой работал Валлерстайн, его труды менее популярны в Америке, чем в Европе и России, где в начале нулевых был своеобразный «валлерстайновский» бум. Его здесь любили, читали, переводили, цитировали, причем почти все – от либералов до консерваторов. Потом этот бум чуть-чуть сошел на нет, но авторитет творца мир-системного анализа здесь всегда оставался высоким.

Я познакомился с идеями Валлерстайна в начале 1994 года, и первое впечатление было совершенно ошеломляющим. Очевидные истины и, казалось бы, непререкаемые догмы ученый подвергал сокрушительной критике, предлагая свой особый взгляд на все, что произошло с миром в целом, с его и нашей страной после рокового рубежа 1980-90-х годов. Основная мысль Валлерстайна состояла в том, что распад Советского Союза представляет собой неизбежное следствие и фактор ослабления американской гегемонии. Как понимает читатель, в тот момент это утверждение звучало отчаянным парадоксом, но тем не менее этот вывод представлял логическое следствие из всей разворачиваемой автором исторической картины. Дело в том, утверждал Валлерстайн, что ядро капиталистической мир-системы, а именно США и их союзники, просто физически не способны установить свою власть над всем миром без того, чтобы какая-то другая половина человечества не находилась в то же самое время под контролем внешне враждебной, но по существу уже не революционной силы, каковым был советский социализм.

Мир не является плоским, само существование капитализма оказывается возможным только по той причине, что наряду с миром богатства и процветания существует мир бедности и полурабского труда. Чтобы получать баснословную прибыль в капиталистическом мире нужно кому-то платить нищенскую зарплату. Но почему мир оказывается готов терпеть такой ужасающий строй, в котором неравенство является условием развития? Только по той причине, что у этого мира имеется какая-то видимая альтернатива, тоже не лишенная недостатков, но тем не менее свидетельствующая о наличии выбора. Такой альтернативой и был советский социализм, при том что Валлерстайн, в духе «новых левых», из среды которых он и вышел, утверждал, что по существу наш прежний строй был ничем иным, как орудием американской гегемонии. То есть, как сейчас принято говорить, ее спарринг-партнером, без схватки с которым Америке трудно было бы удержать первенство на глобальном татами.

Итак, говорил Валлерстайн, крах Советского Союза почти неизбежно приведет к свертыванию американской гегемонии над всей планетой. Остальные страны просто откажутся подчиняться американским правилам игры и начнут пытаться силой утвердить свое место под солнцем, понимая, что в рамках глобального миропорядка, выстроенного Америкой, им светит только вечное прозябание на периферии. Валлерстайн на этом не останавливался и делал другой вывод: элиты мир-системы попытаются изобрести что-нибудь эдакое, чтобы все-таки заставить бунтующие народы подчиняться. Он, однако, утверждал, что вот эти новации глобализма будут слабо совместимыми как с политическим, так и экономическим либерализмом. Что он мог иметь в виду? Ну, в частности, неприкрытый расизм, который бы исходил из приоритетного права народов Севера господствовать над народами Юга. Полагаю, что если бы Валлерстайн продолжал выступать с регулярными политическими комментариями два раза в месяц, он бы оценил идею президента США Дональда Трампа купить у Дании Гренландию, то есть приобрести за деньги 57 тысяч гренландцев, которых, разумеется, никто бы и не спросил об их желании перейти в юрисдикцию США. Но нельзя исключать, что глобальные элиты могут придумать и что-то более оригинальное, чем нордический расизм.

Повторяю, все это было сформулировано Валлерстайном еще в начале 1990-х годов, когда его читатели еще не пришли в себя от шока «конца истории», не зная, радоваться ему или ужасаться. Сейчас, разумеется, добрая половина пророчеств Валлерстайна звучат как дежурные клише политических комментаторов. О конце «американской гегемонии» и одновременно о конце «либерализма» не говорят сегодня только упертые ортодоксы глобализма. Все остальные вполне согласны с Валлерстайном: эпоха американской гегемонии уже полуперевернутая страница истории. И нынешние выкрутасы Вашингтона на мировой сцене легко описываются строчкой из Тютчева: «Зима недаром злится, прошла ее пора».

Если бы Валлерстайн говорил только об этом, сейчас бы он ходил в главных пророках современности. Но, к сожалению, он говорил не только это. Он не только констатировал кризис капиталистической мир-системы, но и намечал вектор ее будущего развития. В каком-то даже демонстративном противоречии с его собственным предположением о неизбежности кардинального пересмотра всего и вся в мире он, тем не менее, постоянно воспроизводил одно и то же предсказание, а именно новый раскол единого мира на две конкурирующие половинки. Он считал, что Америка настолько плотно оказалась интегрирована с Китаем в единую экономическую систему, что это геоэкономическое объединение рано или поздно обретет свою политическую форму – возникнет то, что британский историк совсем других взглядов Найал Фергюсон назвал термином «Чимерика». А Россия сольется в  единый геополитический конгломерат с континентальной Европы, будет подпитывать своими природными ресурсами и поддерживать своей военной силой технологическое возрождение Европы.

Какое-то время этот прогноз выглядел не менее убедительно. Россия сохраняла свое энергетическое партнерство с Европой, а США не разрушали свои тесные экономические узы с Китаем. Геополитические и общецивилизационные противоречия Вашингтона и Пекина гасились логикой глобализации, то есть взаимной экономической заинтересованностью двух сверхдержав. Но сегодня, когда сдерживание Китая уже не может считаться просто блажью нынешней американской администрации, а является важнейшим пунктом оборонительной стратегии США, принятой без особых возражений всем истеблишментом этой страны, этот конкретный прогноз Валлерстайна, увы, кажется совсем далеким от реальности.

Мир действительно радикально меняется, но, судя по всему, в каком-то ином направлении. Если вспомнить ту же Гренландию, то движется он в направлении гораздо менее совместимом с расовой корректностью. Ведь эту самую Чимерику разрушила на самом деле какая-то очень грубая логика – если угодно, ее разрушил принцип «свой» — «чужой». Китайцы для англо-саксов остаются «чужими» даже если они и производят полезные вещи и развивают цифровую экономику. И Трамп своим «гренландским» жестом хотел сказать простую мысль, этим «чужим» не место за Полярным кругом.

Думаю, Валлерстайн отдал много сил тому, чтобы уходящая в прошлое мир-система не сменилась именно такой логикой расы и цивилизационного превосходства. Но как чрезвычайно проницательный человек он не мог не понимать, что вся история Запада толкает его именно к такому отнюдь не политкорректному исходу. Он надеялся, что антиглобалистское левое движение сможет повлиять на будущее этого мира, но здесь он явно пребывал в плену своего шестидесятнического романтизма. Каковы бы ни были ошибки Валлерстайна, рожденные тем, что американцы называют wishful thinking, а русские — стремлением выдать желаемое за действительное, он, вне всякого сомнения, принадлежит к числу титанов, которых уже не рождает современная наука, смирившаяся с сегрегацией по отраслям знания. И в первую очередь он близок нам, русским, именно этим своим универсализмом, который некогда составлял яркую черту отечественной учености и который, кажется, с наступлением новых времен был нами утрачен. Будем надеяться, что некогда он снова расцветет и на наших интеллектуальных нивах.

 

Первый вариант текст опубликован на сайте газеты «Культура»: http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/285888-prorok-postamerikanskogo-mira/

 

Историк философии, политолог, доцент философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Председатель редакционного совета портала "Русская идея".

Похожие материалы

Физически и юридически студент – взрослый, совершеннолетний человек, но в отношении эмоционального...

Не стоит противиться историческим императивам логики развития нашей государственности. В том числе...

Войны пока нет, но о ней все пишут — значит, будет. Оружие непрерывно сравнивают, и обе стороны...