Умер единственный советский спикер.

Когда я пишу эти строки, СМИ разнесли трагическую весть. Скончался Анатолий Иванович Лукьянов, однокурсник по юрфаку МГУ и близкий соратник Михаила Сергеевича Горбачева, сменивший его в должности председателя Верховного Совета СССР.

С Анатолием Ивановичем я имел честь познакомиться лично при следующих обстоятельствах. Как известно, 19 августа 1991 года советским людям объявили, что президент СССР, находясь в отпуске на госдаче в крымском Форосе, заболел. И в стране вводится чрезвычайное положение и создан Государственный комитет по чрезвычаному положению, а президентские полномочия временно переходят к вице-президенту Геннадию Ивановичу Янаеву.

В состав ГКЧП вошли первые лица государства и силовики по должности, а также несколько известных общественных деятелей. Лукьянов в него не вошел, он пытался всё ввести в конституционное русло. Однако всем было известно, что в последние месяцы между ним и президентом СССР возникли ряд принципиальных разногласий. Горбачёв, поддавшись влиянию «демократов» и номенклатуры союзных республик, начал Ново-Огарёвский процесс: переговоры с лидерами союзных республик о перезаключении союзного договора. Лукьянов же тревожился за судьбу СССР.

Помимо этого, Анатолий Иванович был последовательным коммунистом. Ему и в голову не могло прийти, как можно ликвидировать КПСС.

Короче говоря, очень скоро «демократы» объявили это «путчем», а членов ГКЧП арестовали. Заодно с ними 29 августа был арестован и помещён в «Матросскую Тишину» Анатолий Лукьянов. Я тогда был корреспондентом отдела политики газеты «Коммерсантъ» и получил редакционное задание связаться с узниками «Матросской Тишины», чтобы взять у них интервью.

Скоро я вышел на его дочь Лену Лукьянову, а она через адвоката передала своему отцу мои вопросы. Его письменные ответы были затем опубликованы в «Коммерсанте«. Лена тоже юрист, доктор наук, профессор. Она тогда преподавала на юрфаке МГУ. Лена несколько старше меня по возрасту, но удивительно открытый, демократический человек. Практически сразу мы с ней перешли на «ты».

А ещё я вспоминаю творческий вечер поэта Осенева (псевдоним Лукьянова), который проходил в здании Союза писателей СССР на Комсомольском проспекте, 13. Этот вечер был организован редакцией газеты «День» Александра Андреевича Проханова. Но прокуратура РСФСР, разумеется, отклонила ходатайство адвоката, и творческий вечер прошёл в отсутствии автора. После творческого вечера мы почти все пошли к Лене домой пить чай. Благо жила она тоже неподалёку, на улице Льва Толстого.

В феврале 1994 года Госдума РФ объявила политическую амнистию, и члены ГКЧП, а с ними и советский спикер, вышли на свободу. А в апреле я был у Анатолия Ивановича дома в Хользуновом переулке в гостях, где я брал у него интервью уже лично. После интервью он вручил мне свою книгу «Переворот мнимый и настоящий» и сделал на ней дарственную надпись. Потом мы с ним неоднократно созванивались, и я часто брал у него комментарии по телефону. Был я у него и в Государственной Думе, где познакомился с его помощницей, её звали Бондаренко, кажется, Юлия…

А в начале 2003 я поступил на спецотделение юрфака МГУ и там ожидаемо вновь увидел Лену Лукьянову, которая читала у нас на I курсе лекции по конституционному праву России и вела семинарские занятия у нас в группе. Из её лекций я, в частности, узнал, что её отец был одним из ведущих авторов текста Конституции СССР 1977 года, где в преамбуле содержался термин «гласность» и где было объявлено о намерении советского руководства проводить референдумы по важнейшим общественно-политическим вопросам.

Позднее Лена перешла работать в Высшую школу экономики, а сейчас постоянно живет в Юрмале, а в Москве бывает частыми наездами… Книгу же, подаренную мне Анатолием Ивановичем, я принялся читать только год тому назад. Всюду носил её с собой и читал главным образом в транспорте. Дочитав её до середины, я в апреле где-то её посеял. Обратился к Лене, но она мне сказала, что Анатолий Иванович уже мало кого узнаёт и находится дома, не подходя к телефону…

Светлая Вам память, Анатолий Иванович! Вы были честным и идейным человеком, советским патриотом и преданным партии коммунистом!

Автор

Политический журналист, историк

Похожие материалы

Откровенно говоря, я бы не хотел жить под "железной пятой" Великого Инквизитора. Тем более что в...

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...