От Бориса Межуева. С детства мне врезался в память последний абзац романа Алексея Толстого «Князь Серебряный».

Его, наверное, можно было бы поставить эпиграфом к этому короткому тексту, посвященному одному из наивных и честных людей недавней эпохи: «Лица, подобные Василию Блаженному, князю Репнину, Морозову или Серебряному, являлись нередко как светлые звезды на безотрадном небе нашей русской ночи, но, как и самые звезды, они были бессильны разогнать ее мрак, ибо светились отдельно и не были сплочены, ни поддерживаемы общественным мнением. Простим же грешной тени Ивана Васильевича, но помянем добром тех, которые, завися от него, устояли в добре, ибо тяжело не упасть в такое время, когда все понятия извращаются, когда низость называется добродетелью, предательство входит в закон, а самая честь и человеческое достоинство почитаются преступным нарушением долга! Мир праху вашему, люди честные!»

Мы попросили сказать несколько слов о покойном одного из тех людей, кто вышел на свободу в том числе в силу его принципиального решения – бывшего лидера Фронта национального спасения, политика и общественного деятеля Илью Константинова.

 

***

— Быстро на выход с вещами, — почти кричал вбежавший в камеру начальник следственного изолятора «Лефортово», — Генеральный прокурор дал распоряжение немедленно освободить. Но из администрации Президента уже звонили — Ельцин рвет и мечет. В любой момент могут появиться люди из его охраны. Тогда всем вам крышка.

Дело было 26 февраля 1994 года.

Генеральный прокурор, пошедший наперекор воли Ельцина, — Алексей Казанник.

За это ему, конечно, низкий поклон.

Вся карьера этого человека — удивительный пример противоречивости и непоследовательности, характерных для советской интеллигенции.

Ну взять хотя бы, например, его назначение на должность Генерального прокурора 5 октября 1993 года.

С чисто юридической точки зрения, оно было абсолютно незаконным. Не имел права Президент на такие назначения, минуя Верховный Совет.

Казанник, конечно, это понимал, но назначение принял. Подчинился воле Ельцина.

И тут же вступил с ним в конфликт по поводу событий сентября-октября 1993 года.

Он принял к исполнению решение Государственной Думы по амнистии защитникам Верховного Совета и вынужден был подать в отставку. Потом попытался все-таки удержаться на должности, вел переговоры с оппозицией…

Все-таки ушел в отставку.

Сплошные метания. Попытки совместить несовместимое: службу византийской власти и служение Праву, карьеризм и нонконформизм…

Все как и у всех лучших представителей советской интеллигенции. Но дни этой интеллигенции, как социального слоя, были уже сочтены.

Уходящая натура. А жаль — интересные были люди.

Земля пухом Алексею Казаннику.

 

Политик, общественный деятель

Похожие материалы

Не стоит противиться историческим императивам логики развития нашей государственности. В том числе...

Войны пока нет, но о ней все пишут — значит, будет. Оружие непрерывно сравнивают, и обе стороны...

Неполиткорректная масса огорчённых репортажей по самым политкорректным телеканалам уже показала...