На днях один филосОф с удивлением обнаружил себя в копронимическом реестре Васисуалия Лоханкина, трагика русского либерализма. Оказалось, что, по мнению коллективного Васисуалия, попадания в пороскрипционный перечень заслужил наш филосОф такими словами: «И очень важно сегодня для России… чтобы возник этот чаемый нами тип русского патриотического гражданина. Не терпящего внешней опеки, но неизменного в своей верности русской цивилизации… Крым и особенно Севастополь для нас сейчас важны как символы лучших моментов нашей постсоветской истории, но и как питомник той особенной человеческой породы, которая сделала такие моменты возможными». Что вдруг? — спрашивает филосОф.

…Есть такое понятие — «пакетное голосование». Часто применялось в нашей Госдуме, когда в ней не было еще такой консолидации, и когда можно было в принципе никакого решения ни по какому вопросу (а особо кадровому) не принять никогда. И тогда собирались руководители фракций, ну еще какие-нибудь решальщики креативные, и договаривались — мы вам спикера, а вы нам вице-спикера, мы вам зама, вы нам пома. А потом за все это — чтобы кто кого не обманул — голосуем в пакете, сходу, сразу. Иначе нельзя — дело серьезное, борьба, почти война. И ни-ни — если за Селезнева, то и сразу за Митюкова, а если за Рыбкина, то непременно за Лукина (это я так, навскидку — там как-то похоже, но чутка по-другому было). То есть — пакетом проще, надежнее, как в известном анекдоте про групповичок. Потому как иначе по каждому поводу надо было бы сражаться, доказывать что-то, силы-нервы тратить. А так все собрались — и сачкануть можно…

А была еще такая история — сейчас про нее в основном вспоминают ностальгически, демократов ругают — это я про референдум 17 марта 1991 г.: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?» Тем, кто продавил через послушный еще союзный съезд именно такую пакетную формулировку, тоже, видимо, казалось, что так легче — и особых усилий не прикладывать, и эдак исподтишка всё скопом решить: и про федерацию с конфедерацией, и про советы с социализмом, и про обновленные права любой национальности. А не вышло. Оказалось, что протащив такое голосование сразу за всё, получили результаты как бы ни про что…

Между прочим, в те давние поры бывали и другие интересные истории с пакетами. Так, в июне 1990 г. «демократические» депутаты российского съезда вдруг сломали шаблон — до какого-то момента они, равно как и прочие демократические депутаты СССР, были за суверенитет республик и против «союзного центра», который был как бы неотделим от Москвы. А коммунисты, со своей стороны, начали потихоньку тему про суверенитет РСФСР — и даже свою компартию РСФСР быстро учредили. Вот тут-то несколько смелых демократов и выкатили Ельцину свой проект Декларации о государственном суверенитете РСФСР — той самой, которую приняли 12 июня и до сих пор празднуем. Между прочим, приняли-то ее вовсе не голосами «демократов» (их там было меньше 500 человек из 1054 депутатов). А проголосовали за — 907, против — 13, воздержались — 9.

Собственно, поражение коммунистической бюрократии СССР, закончившееся распадом страны, было прямым следствием пакетности номенклатурного мышления. Того, что основатель советского государства называл всякими своими словечками: догматизм, начетничество, архижопа и т.д. «Пакетным» оказался, к сожалению, и Михаил Сергеевич Горбачев, цеплявшийся за социалистический выбор своего дедушки гораздо дольше, чем нужно, а вот за ключевые для сохранения единой страны факторы, за рычаги обеспечения международной безопасности — вообще никак не цеплявшийся, потому что поздно уже стало цепляться.

Можно сказать, что в те годы стране повезло (правда, сегодня кажется — что только на время): настроения людей, выходивших на площади в поддержку «свободной России» в августе 1991 г., были достаточно гибкими, и тогдашним ура-революционерам и сторонникам немедленной люстрации не удалось сделать почти ничего, кроме как разобраться с Феникс-Эдмундычем (ну и то, в рамках его сказочной природы, до времени). Именно потому, что с «новыми» можно было договариваться по-разному и разным, большая часть управленцев среднего звена, большая часть «нормальной России» выбрала их — слишком заскорузлым пакетом размахивали товарищи из ГКЧП, слишком много необязательного и чрезмерного прицепили они неподъёмными вагонами к паровозу идеи сохранения единой страны — фактически похоронив ее под своими амбициями и ленью, неспособностью думать и отделять одно от другого.

«Пакетное мышление» — это не обязательно признак слабости. Но обязательно — признак деградации, упрощения и ожесточения. Признак вхождения в гражданскую войну — потому как если все многочисленные правды плотно упакованы в одну-единственную, а все, что в нее не упаковано, подлежит немедленному занесению в список дерьмомера, то самое естественное, что может последовать в ответ, — это ответка. Если твое «за Россию» или там «Америка не всегда и не во всем права», а тем более «Разве можно неизбирательно бомбить Донецк?»  означает для собеседника «за Путина, против свободы печати, за расстрел всякого несогласного, а всякому согласному чтобы слушать Стаса Михайлова, и вообще быдло, а еще антисемитизм!» — ну тогда… Тогда возникает страшный соблазн. Например, в ответ на совершенно резонный вопрос: «А чего это вы, товарищи тамбовские, в колыбели трех революций так остроумно и заранее голоса считаете на выборах — на четвертую нарываетесь?» кто-нибудь распахивает хорошо натренированную глотку и — ура-ура! — сообщает про бандерофашистский гомоэротический заговор против стабильности и русского мира…

Но начали первые те, кому больше дано. Те, кто не имел права тупить и имел все возможности мыслить и оценивать ситуацию не в пакете. Особенно если в «пакет» оказались очень жестко, безальтернативно заложены такие вещи, как поддержка внешней агрессии против России. Как презрение к большинству собственного народа. Как отрицание за нашими соотечественниками права на свой выбор, на свой язык и свою судьбу. Как солидарность с антидемократическим и контрлиберальным националистическим руководством политических сил, захвативших власть на Украине. Как большевистский агрессивный атеизм, переходящий в пропаганду ненависти не только к «РПЦ», но и — в первую очередь — к христианству как таковому. А еще точнее — ко Христу.

А теперь скажу еще менее приятную вещь. Думаю, никто не нанес такого сокрушительного ущерба Украине как государству (пока еще существующему) и украинцам как народу (пока еще не рассыпавшемуся), как «радетели за мир» на московских улицах, все те, кто, выкрикивая бандеровские кричалки про славу и героев, ничего не сказал про тысячи погибших мирных жителей Донбасса. Потому что в своем тупом и оголтелом антипутинизме, в своем анекдотичном украинстве они фактически выключили и себя, и своих сторонников на Украине, и тех, кто мог бы услышать их здесь, из возможности диалога и переговоров. Причем именно сейчас — на фоне тех же усилий в Минске. Очень многим — ну мне, например — эти минские усилия очень не нравятся. Очень настораживают, скажем так совсем мягко. Но если бы на этом фоне наши говномеры отряхнули бы руки от любимой субстанции и вышли на свой марш хотя бы под лозунгом: «Путин и Порошенко — остановите войну!» — ну или «Братаны, не стреляйте друг в друга»… Это, может быть, не достигло бы цели. Над этим, может быть, даже посмеялись и поиздевались бы. Но карму этим (которой нет, но это не важно) — вы бы себе здорово почистили. И ненависти в воздухе носилось бы намного меньше. И договариваться о чем-то тем, кто правомочен, было бы не то чтобы легче — а просто стало бы возможно.

Потому что пока невозможно, невозможно в принципе: коллективное сознательное, вместе с коллективным бессознательным и подсознательным, запакетировано. Мышление запрещено. Извилина — одна и прямая. Делит сознание на две части: свой/чужой. Сколько раз увидишь — столько раз его и убей. А он тебя. Единственно возможное пакетное соглашение.

Политолог, журналист

Похожие материалы

Судьба Севастополя совершила крутой поворот. Для России этот поворот оказался не настолько крут. Я...

Далеко не случайно авторы «Победителей нет» ничего не пишут о народном восстании в Севастополе в...

Прошло более четверти века, а сутью молодой Российской Федерации по сию пору является единство и...