Через много, много лет, когда на земле умрёт последний дурак и понятие «БДСМ политкорректности» придётся объяснять потомкам, роясь в старых ещё бумажных словарях, первым в спискe этого знаменательного явления будет «дело Вайнштейна».

Не пугайтесь сразу: во-первых, я не стану снова вдаваться в тоскливые подробности, пересказывая, как этот «позорный вепрь Голливуда» заманивал ничего не подозревающих актрис в гостиничный номер, заставлял ждать, пока он выйдет из ванной в пеньюаре (ну почти, почти) и требовал массаж от парализованных неожиданностью невинных служительниц киноискусства.

Во-вторых, я не стану мелочиться и придираться, настаивая на обнулении всех Оскаров «от Вайнштейна» и пересмотре прочих заслуг пострадавших.

В-третьих, я с места в карьер уточню, что серьёзное наказание Вайнштейн полностью заслужил, даже если мера «серьёзности» в вынесенном приговоре (23 года лишения свободы), после всех остальных уже применённых карьерных и денежных лишений кажется несколько преувеличенной.

В этой истории мне хотелось бы обратить ваше внимание на другой важный её аспект. А именно — на тот, чётко зафиксированный идеологическими сейсмологами «толчок», который окончательно обозначил и закрепил полную смену полюсов на нашей политической планете.

Bсе доселе тоталитарные режимы мутировали в прогрессирующее расслабленчество и уступили первенство тоталитаризма демократической политкорректности. В её особой БДСМ-модификации, точь в точь повторяющей известный в своё время неудачный советский заголовок «Если делать — то по-большому!»

23 года тюрьмы за принуждение к сексу, в обмен на роли, кинопремии и карьеру — это ничто иное как политкорректное БДСМ. Прошу занести в протокол.

Самое удивительное  — никому не смешно. Никто не охнул и глазом не моргнул. Никто не оглянулся вокруг, констатируя полное равнодушие окружающих. Никто не крикнул, люди, а-у! Дубль первый без изъянов. Все сцены стыкуются. Ошибок нет. 23 года за бездоказательный, но мощный товарообмен. Переснимать не будем.

Удовлетворённые жертвы реагируют согласно одобренному сценарию, не опасаясь сойти в вечность за идиотов.

Все утирают слезу, уверяют, что наконец уверовали: счастье есть и радость тоже. Глория Оллред, адвокат жертв, заявляет вспотевшим микрофонaм :»This is what justice looks like!» («Вот это и есть правосудие!»)

Жертвы (хором и наперебой) : «Я счастлива! Благодарна суду! Мои мысли с теми, кто выжил в этом кошмаре! Вайнштейн останется в памяти, как осуждённый насильник!  Но борьба не закончена!!! Борьба нас ждёт впереди! Мы будем бороться до победного (последнего?) конца!» И это звучит пророчески двусмысленно…

Ашли Джадд, Розанна Аркетт, Роуз Макгоуэн, Мира Сорвино, и др. и др. и др.: «Он сядет в тюрьму, но никакое тюремное заключение не вернёт разрушенные им жизни, разрушенные им карьеры (sic!!!) и весь причинённый им ущерб» ©.

Ассоциации помощи жертвам Вайнштейна, созданные во время процесса и решительно намеренные своё существование продолжить, во что бы то ни стало — «The Silence Breakers» («Нарушители молчания»), «Time’s Up» и др.: «Трaвмы, вызванные сексуальной агрессией длятся целую жизнь! Надеемся, что этот приговор принесёт чуточку облегчения всем тем, кто пережил чудовище !»

Далее не цитирую, всё, как всегда — по партитуре.

Вернусь к смещению полюсов.

Память — удивительная штука. Выхватывает из прошлого так давно погребённые под завалами куски, что диву даёшься, но продолжаешь складывать головоломку.

Ещё в школьные годы, на дачном чердаке, в изрядно пропылённом номере кажется «Юности» начала 70-х, была одна выжившая под моими личными «завалами» статья. Такая, знаете, детям до 16. В СССР, если помните, секса не было, но конфликты были. В заголовке — что-то о недозрелых фруктах: зелено яблоко, зелено и терпко. А история — наибанальнейшая: в редакцию пишет соблазнённая и покинутая девушка, требует приезда корреспондента, намекает на самоубийство, в случае отказа. Корреспондент едет, выслушивает и констатирует: девушка влюбилась, отдалась и быстро надоела, по классической схеме — «потом он стал приходить реже, потом он стал хам». Беременности не последовало. Скандалы не помогли. Он ушёл и больше не приходил.

Она достала письмами редакцию. Несколько очумевшему корреспонденту объяснила, что желает для парня серьёзного наказания «за совершённое им преступление». Какое же наказание вам кажется достаточно серьёзным, спрашивает корреспондент. Девушка требует три года тюрьмы. Корреспондент икает и пишет заключение про запретный, оттого что недозрелый плод.

В те стародавние времена, когда так далеко ещё было до вымирания последних дураков и вовсе не существовало читательских комментариев, мораль сей басни укладывалась в одну простую, не грубую и даже не жестокую формулировку.

Только представьте, как кардинально за всё это время должны были сместиться полюса, чтобы эта наитусклейшая история, по степени гротеска, могла казаться детским лепетом, в сравнении с откровенной дикостью происходящего сегодня в самой демократической стране мира. И тем паче — в сравнении с сегодняшним градусом западного ханжества, которое когда-то отмокало в пелёнках советского тоталитаризма, «запрещавшего секс». Воистину, колесо фортуны сделало очень крутой рывок.

23 года тюрьмы Харви Вайнштейну — это чёткий сигнал «no limit». Дна не будет. На этом месте в любой момент может оказаться каждый. Завтра. Сейчас.

Нет, это не явление нового матриархата набившему оскомину на мужиках народу. Это всё то же искушение с нашёптыванием из-за левого плеча: поверь, что ты — жертва, и у тебя должна быть власть определять любые наказания твоему мучителю. Это базовый принцип торжествующей политкорректи. Требуй по максимуму, не забывай, что ты страдала. Требуй больше, выше, сильнее.

Самое страшное — они уже разучились смеяться над собой и не позволяют другим. Всем не вознегодовавшим в унисон — гарантировано обличение в дискриминациях по любому подвернувшемуся признаку. Будь то сексизм, расизм или простой пофигизм. В профессиональных корпорациях негоже выделяться из коллектива. Плохая примета- ролей не будет.

Здесь фишка в том, что много раз повторенное обещание жертв «насилия по обоюдному согласию» — не останавливаться на достигнутом — было услышано не только сочувствующими и промолчавшими. Но и всеми представителями потенциальной категории насильников. То бишь, обладателей того победного «конца», который так кошмарит в данный момент всю прогрессивную западную общественность.

Мужики притихли и скукожились. Замерли в опасении. И очень может быть, будут защищаться всеми доступными средствами, по тому же примеру. Уже сегодня, сквозь коронавирус, пробилась информация о невезучей журналистке, уволенной с радио «Свобода» по обвинению в харасменте коллеги мужского пола.

А вы как хотели? Не всё бабам масленица.

Осталось потерпеть ещё много-много лет, когда на земле вымрет последний дурак и все хроники политкорректного БДСМ можно будет с облегчением сдать в архив. На суд потомков.

______

Если вам понравился этот материал, вы можете поддержать наш проект пожертвованием. Мы работаем на общественных началах и нуждаемся в помощи наших читателей.

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Цифровая экономика спасёт страну. Но только в формате умной реиндустриализации. Мы находимся в...

Учитывая экономические и политические императивы КНР в современном западном раскладе, не забывая...

Не вызывает сомнений, что точка, где сошлись до сих пор вроде бы параллельные и взаимоисключающие...

One Comment
 
  1. Анна 22.03.2020 at 12:24 Ответить

    Откуда, из чего выросло это страшное зло? Ответ один – из попытки воротил и высших иерархов Западного мира воплотить капиталистическую утопию. Из пресловутого “восстания элит”, которые в начале 1980х решили построить неограниченный капитализм, обеспечив себе, любимым, полную свободу получать прибыли и потреблять в три горла, купаясь поистине в позднеримской роскоши. Все это называлось рыночными, монетаристскими и неолиберальными “реформами”, построением “постиндустриализма”. А поскольку прибыль и рост котировок акций объявили высшими идеалами, капиталистические маразматики принялись ломать промышленность на Западе (а их последователи – на русских землях) и принялись переносить производство в Азию, что, вполне по Тоффлеру, вызвало общую деградацию белого мира. Ибо лишаешься промышленности – лишаешься и мозгов, и образования, а потом – и науки, и финансов. Получив за тридцать лет огромные прибыли, идиоты-капиталисты заразили всю белую расу болезнью – деградации и нового варварства. Они привели к массовому превращению англосаксов, романцев, кельтов, славян, германцев и скандинавов в неполноценных. В белые отбросы. В нежизнеспособную массу порочных и трусливых, разобщенных дебилов.

Leave a Reply