10 марта было опубликовано интервью, данное Владимиром Путиным американской журналистке Мегин Келли, которая представляла телеканал NBC и была практически одержима вопросом влияния РФ на выборы в США.

Несмотря на все упорство и целеустремленность холодно-холеной Мегин, беседа отнюдь не свелась к тому, как российский президент назначил президента Америки и какие ужасные опасности грозят Вашингтону со стороны Москвы. Была затронута и масса других тем, в частности, тема смены верховной власти в РФ, тема «преемника».

Вряд ли кто-либо серьезно сомневается в том, что 18 марта нынешний глава России будет переизбран, причем одержит победу в первом же туре, то есть наберет в нем более 50% голосов.

Далее, по мере приближения к 2024 году, теоретически возможны два варианта.

Первый. Верховная власть останется прежней, но для этого следует внести изменения в конституцию страны. Подобный вариант буквально на днях одобрили депутаты высшего законодательного органа КНР – Всекитайского собрания народных представителей. В Китае, как и в России, пост главы государства нельзя было занимать более двух раз кряду. Кстати говоря, отмена ограничений на количество каденций китайского Председателя в рассматриваемом нами интервью обсуждалась. Именно в ходе этого обсуждения Путин сказал, напомнил и уточнил, что он «никогда не менял Конституцию», тем более не делал этого «под себя», и на сегодняшний день такого рода планов у него нет.

Поэтому более подробно остановимся на втором варианте, все же предполагающем смену верховной власти.

В условиях беспрецедентной травли и в атмосфере ненависти, созданной вокруг фигуры нынешнего главы РФ как за рубежом, в медийном мейнстриме Запада, так и внутри страны, в кругу псевдолибералов, просто так покинуть свой пост – «взять и уйти», Путин, очевидно, не может. Тем более, если к этому его вынудят «благодетели» России или высшая власть попадет в сомнительные, случайные и просто слабые руки. Непосредственно для него  такой уход чреват даже не тюрьмой, как пишет Мегин Келли. Произойдет, по ее же словам, «что‑то еще гораздо более ужасное». Вполне возможно, в той или иной форме, ожидать повторения судьбы Муаммара Каддафи, ибо противники Путина в России и зарубежные, прежде всего американские, «партнеры», весьма заинтересованы в этом, как в свое время в смерти лидера ливийской джамахирии. Нынешний президент России владеет несравнимо более важной и убийственной для них информацией, нежели «зеленый полковник», поэтому даже выступить на суде ему, как Слободану Милошевичу, ни в коем случае не дадут.

Для самой России такой «уход» высшей фигуры власти может обернуться бедствиями, сопоставимыми с бедствиями, захлестнувшими ее после падения монархии столетие назад, а то и превосходящими их – поскольку он грозит обрушением всей системы государственной власти. Хотя она, мягко говоря, очень далека от идеала, распад этой системы приведет к потере управляемости, взрывному росту терроризма и преступности, в том числе бандитизма, развалу хозяйственной жизни и в конечном итоге к распадению страны на куски, многие из которых будут подобраны жадными соседями и превращены в зоны оккупации, в колонии-бантустаны. Может наступить самая настоящая Смута, подобная Смутам начала XVII и первой трети ХХ столетий, находящаяся в таком же отношении к «смутным» 90-м, в каком волна цунами находится к волне 10-балльного шторма. Русофобы всех мастей и оттенков непременно воспользуются этой Смутой и попытаются покончить с Россией раз и навсегда, а сколько-нибудь нормальная жизнь на ее территории на долгое время станет просто-напросто невозможной.

Поэтому нынешний президент – и ради интересов России, и ради собственных интересов, интересов близких к нему людей, должен обеспечить преемственность власти и проведение курса на сохранение российского государства. При этом нужно четко понимать, что рано или поздно, до 2024-го года или после него, смена верховной власти произойдет все равно. Это такой же факт, как обращение Земли вокруг Солнца.

Такого рода преемственность может дать лишь институт преемничества, успешно, причем не только для себя и «семьи», но и, в целом, для всей России, примененный Борисом Ельциным в 1999 г. Тогда мы наблюдали своего рода «кастинг» на роль преемника: Степашин, Кириенко, наконец, нынешний президент. По всей вероятности, нечто подобное мы увидим и в течение следующей президентской каденции Владимира Путина. Прошедший «кастинг» кандидат должен быть представлен народу и получить его одобрение посредством выборной процедуры.

Путин – человек баланса, человек, всеми силами и изо всех возможностей поддерживающий равновесие и стабильность в стране, лидером которой является. Этот баланс и эта стабильность установлены в годы его правления, в том числе благодаря тому, что из власти были выведены или убраны с околовластных позиций такие персонажи, как Борис Березовский и Михаил Ходорковский, «цвет» олигархической «клумбы» эпохи приватизации. Но далее Путин не пойдет, он будет поддерживать равновесие и балансировать до последнего, «разруливая» споры внутри российских «элит», тогда как стране для того, чтобы развиваться, нужны принципиальные сдвиги, которых нынешний президент обеспечить, увы, просто не в состоянии. Пожалуй, главная проблема России – находящийся на ключевых позициях, занимающий командные высоты политический и экономический класс, ориентированный исключительно на собственное благополучие или вовне страны, в любом случае – не видящий в ней главной и самостоятельной цели и ценности.

Путин связан с этим классом и родовыми нитями, и множеством обязательств, нарушить которые он не может. Так, например, покончить с наследием 90-х, с наследием ельцинской эпохи сегодня невозможно категорически. В то же время, сохранить Россию и обеспечить В.В. Путину должную защиту по окончании его полномочий может только национально ориентированная верховная власть, которая помимо прочего возьмет курс на оздоровление политического и экономического класса страны. И думать об этом надо было уже начиная с 2000 года, о чем в своем интервью и говорил нынешний президент.

 

Историк философии, публицист

Похожие материалы

Русские и нерусские национализмы 90-х и нулевых тоже схлынут и забудутся, если нам удастся...

Глобализация, к сожалению, не миф и не идеологическая установка какого-то конкретного государства,...

Чемпионат мира по футболу стал, безусловно, самой топовой новостью последних недель. Обсуждалось...