РI не могла не отреагировать на дискуссию, которая была запущена в российской печати статьей председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина, в которой он предостерег против попыток изменения конституции страны и вместе тем призвал к усилению политической конкуренции, прежде всего для решения острых социальных проблем нашего общества. Фактически – впервые в острой и полемической форме одним из высших должностных лиц в государстве была внятно сформулирована доктрина консервативной демократии. Мы попросили нашего постоянного автора, юриста и публициста Олега Денисова высказать его мнение о развернувшейся вокруг статьи Зорькина полемике.

 

***

 

В преддверии 25-летнего юбилея российской Конституции и на фоне слухов о готовящихся конституционных преобразованиях вышла очередная статья председателя Конституционного Суда РФ Валерия Дмитриевича Зорькина «Буква и дух Конституции», опубликованная в «Российской газете».

За регулярными выступлениями на страницах «РГ» главы Конституционного Суда также регулярно следует бурная реакция его либеральных оппонентов, где в авангарде уже долгое время значится юрист, профессор ВШЭ и бывший коммунист Елена Лукьянова. Высказалась она и на этот раз, и к ее тексту в «Новой газете» мы еще обратимся. Кроме г-жи Лукьяновой других юристов-конституционалистов, способных хоть как-то внятно проанализировать профессиональные программные выступления В.Д. Зорькина, у наших либералов нет. С сожалением следует отметить, что и у Лукьяновой попытки такого анализа превращаются в личные выпады и необоснованные обвинения оппонента в некомпетентности. Все мы помним, какую травлю либералы устроили Зорькину в 2014 году за четкую позицию КС РФ по Крыму, о чем я тогда  писал  на сайте «Русская Idea». Сейчас нападки на главу КС РФ выглядят более вяло, дежурно, но всё так же злобно и бескомпромиссно.

Итак, чем же примечательно нынешнее выступление Зорькина, и что более всего возмутило его либеральных критиков на этот раз?

Прежде всего, глава Конституционного суда указал на имеющиеся недостатки нашей Конституции: это и явный дисбаланс в разделении властей, и недостаточно четкое распределение полномочий между федеральными органами и органами власти субъектов федерации, между органами государственной власти и органами местного самоуправления. Но все эти недостатки, по мнению Зорькина, вполне исправимы «точечными» изменениями, в рамках доктрины «живой Конституции», которой придерживаются во многих странах мира, и которой предлагает следовать и наш Конституционный суд.

Поэтому нужно не пересматривать Конституцию, а, прежде всего, работать над тем, чтобы должным образом ее исполнять. И здесь В.Д. Зорькин обратил внимание на серьезные проблемы с реализацией конституционных социальных прав граждан, особенно на фоне последних шагов в области пенсионной реформы. Этому он посвятил целый раздел своей статьи. Понятия «достойная жизнь» и «свободное развитие человека», закрепленные в статье 7 Конституции РФ, пишет Зорькин, «еще не получили в нашей стране не только надлежащего практического воплощения, но и адекватного их значимости теоретического осмысления.»

Защита социальных прав – это не просто некая благотворительность со стороны государства, обусловленная моральными соображениями, а прямая обязанность государства, вытекающая из статьи 7 Конституции.  При этом Председатель КС РФ заявил, что нужно скорректировать либерально-индивидуалистический подход к правопониманию социальных прав человека в сторону идеи солидаризма.

Призывы же к пересмотру Конституции, в надежде, что в результате такого радикального пересмотра будет задан новый, более правильный вектор ходу событий, являются, по мнению В.Д. Зорькина, не только поверхностными и недальновидными, но и крайне опасными, поскольку могут привести к социально-политической дестабилизации.

Кроме того, правовой потенциал действующей Конституции, еще недостаточно раскрыт, и заложенный в этом документе глубокий смысл позволяет адаптировать его к меняющимся реалиям.

С такой консервативной позицией В.Д. Зорькина нельзя не согласиться. И здесь следует вспомнить, что за годы существования нашей Конституции события в России развивались, мягко скажем, не всегда в одном направлении, однако, и в «ельцинский», и в «путинский» периоды нашей истории все серьезные политические изменения всегда происходили и происходят в рамках действующей Конституции.

Это означает, что Конституция доказала свою способность быть «живой», сохраняя неизменными фундаментальные конституционные ценности, и в то же время, позволять действующей власти проводить свою политику, осуществлять шаги и принимать нужные решения в зависимости от меняющейся политической и экономической обстановки в России и мире.

В том, что Российская  Федерация сохранилась и не развалилась на части в лихие девяностые и укрепилась в нулевые, есть и огромная заслуга авторов нашей Конституции 1993 года. Что бы кто ни говорил, но это исторический факт. И заложенная в Конституции «суперпрезидентская» модель, в отличие от мягкой  парламентской, которую предлагала в своем проекте Конституционная комиссия Верховного Совета России, оказалась в эти непростые годы наиболее адекватной и, может  быть, единственно приемлемой для  сохранения страны.

Ведь мы, надеюсь, не забыли о так называемом параде суверенитетов, о том, как, Татарстан и Башкортостан провозгласили собственное законодательство выше федеральной Конституции и законов, Якутия объявила себя безъядерной зоной и субъектом международного права, а Свердловская область всерьез намеревалась выпустить свою собственную валюту.

Но Конституция РФ 1993 года, закрепившая в статье 4 принцип своего верховенства на всей территории государства, позволила Президенту РФ в начале нулевых положить конец этой лихой вольнице и заставить все региональные власти привести свое законодательство в соответствие с федеральными Конституцией и законами.

Что касается претензий русских националистов, по мнению которых, Конституция РФ содержит перекос в статусе «русских регионов» и национальных республик, то оставим это на их совести. Все субъекты РФ, согласно Конституции, по объему полномочий абсолютно равны. А считать наличие у национальных республик внешних атрибутов государственности, таких как флаг или наименование «конституция» вместо «устав», а также второго языка (наряду с общегосударственным русским), неким ущемлением прав остальных субъектов федерации — просто несерьезно.  В Конституции РФ 1993 года был учтен как негативный опыт конституций советского периода, так и начала 90-х, поэтому Конституция не допускает ни внутреннего «двойного гражданства», ни, тем более, права республик на сецессию.

На протяжении 24 лет существования Конституции шквал критики со стороны «патриотического» лагеря неизменно вызывает пункт 4 статьи 15 Конституции, который якобы свидетельствует об ограничении государственного суверенитета России.

Критики при этом всегда упускают из виду то, что Конституция в статье 15 устанавливает приоритет международного договора только над положениями закона, но не над Конституцией, т.к. только Конституция у нас обладает высшей юридической силой (ч.1 статьи 15).

Как на практике работает статья 15 Конституции РФ в умелых руках профессионалов – судей российского Конституционного суда мы все увидели в последние три года, когда в своих постановлениях Конституционный суд РФ поставил под сомнение возможность исполнения постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Анчугова и Гладкова о праве на участие в выборах лиц, отбывающих по приговору суда наказание в виде лишения свободы,  а затем прямо признал неисполнимым, ввиду его противоречия Конституции РФ, постановление ЕСПЧ от 31 июля 2014 года по делу «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» о выплате компенсации акционерам ЮКОСа в размере около 1,9 млрд. евро.

Таким образом, Россия впервые открыто не подчинилась решению ЕСПЧ.

Кстати, именно после этого решения КС по делу «ЮКОСа» Россия перестала, наконец, с 2018 года уплачивать членские взносы в бюджет Совет Европы.

А буквально через несколько дней после публикации статьи Зорькина «Буква и дух Конституции» министр иностранных дел Сергей Лавров  заявил в интервью «Евроньюс», что если Россию хотят исключить из Совета Европы, то мы им такой радости не доставим — уйдём оттуда сами.

Таким образом, Конституционный суд РФ закладывает теоретический фундамент под практические действия нашей  исполнительной власти в области внешней политики. И все это, заметьте, опираясь на основной закон государства. Чем вам не идеальный пример успешного взаимодействия между ветвями власти?

Но вернемся к статье В.Д. Зорькина, целый раздел которой посвящен именно вопросу отстаивания государственного суверенитета, конституционной идентичности России, понятие которой в нашей правовой практике возникло именно в решениях Конституционного суда РФ 2015- 2016 гг.

В.Д. Зорькин последовательно проводит линию защиты конституционной идентичности России. В своей статье 2010 года «Предел уступчивости» он впервые достаточно резко обозначил конфликт во взаимоотношениях между ЕСПЧ и Конституционным судом Российской Федерации, в связи с ситуацией, возникшей после принятия Европейским судом постановления по делу «Константин Маркин против России«, в котором ЕСПЧ в жесткой правовой форме подверг сомнению решение КС РФ и фактически указал России на необходимость внести изменения в законодательство, предусмотрев в нем право военнослужащих-мужчин на отпуск по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста.

Председатель КС РФ тогда дал резкую отповедь подобной практике ЕСПЧ и высказал просто крамольнейшую, с точки зрения либералов, мысль, что «увлеченность» современных европейских юристов защитой прав и свобод лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией приобрела просто гротескные формы.

В статье «Буква и дух Конституции» он, упомянув об этом деле, еще глубже развил концепцию конституционной идентичности России, базирующейся на понимании прав человека и человеческого достоинства, исходя из традиционных базовых ценностей российского общества, нашей социокультурной специфики, ментальности народа, имеющего свои устойчивые взгляды и подходы к решению этических вопросов, связанных с различением добра и зла.

По мнению Зорькина, «эволютивное» толкование судьями ЕСПЧ Европейской Конвенции, по сути дела, направлено на создание нового унифицированного европейского правопорядка, новые ценности которого неприемлемы для большинства российского общества. Потому «нельзя навязывать всему обществу законодательную нормативность, отрицающую или ставящую под сомнение базовые ценности общего блага, разделяемые большинством населения страны».

И российская конституционная юстиция может и должна стоять на страже нашей конституционной идентичности, т.е. нашего понимания человеческого достоинства, толкования прав человека, разделяемого большинством народа.

Конечно же эти слова Зорькина стали очередной «красной тряпкой» для либералов.

Особенно примечателен вот этот пассаж Елены Лукьяновой: «О каком “большинстве, выражающем народную ментальность”, вы говорите? Кто это большинство? Это — ВЦИОМ? Или это то большинство, которое сформировано недобросовестной телепропагандой?»

В блоге на «Эхе Москвы» она зашла еще дальше, усмотрев уже в самом В.Д. Зорькине жертву кремлевской телепропаганды.

О том, что большинству нашего народа либералы отказывают в способности иметь собственные взгляды, свой мировоззренческий выбор, известно давно. Поэтому, свою нетерпимость к разделяемым миллионами здравомыслящих людей семейным и другим традиционным ценностям, основанным на Православии и глубоко вошедшим в менталитет русского народа, они оправдывают воздействием пропаганды.

Ведь, по их мнению,  это путинские СМИ виноваты в том, что наши люди в большинстве своем презирают так называемые сексуальные свободы и их носителей, не разделяют модные на Западе феминистские настроения, и им наплевать на движение #metoo.  Видимо, только воскресные программы Дмитрия Киселева удерживают миллионы наших граждан от того, чтобы дружно  пройтись по улицам с надетой на голову розовой плюшевой вагиной…

Но вот применить этот недостойный аргумент о телевизионной пропаганде по отношению к умудренному опытом профессору права, многолетнему  главе КС и учителю самой Елены Лукьяновой — это уже перебор! Но другой оппозиции у нас, увы, нет.

И здесь уместно будет перейти к еще одному разделу статьи Зорькина, названному «Политический плюрализм и политическая конкуренция».

Важнейшая проблема, затронутая В.Д. Зорькиным, — это состояние нашей политической системы. Он отмечает, что для устойчивости этой системы безусловно необходима политическая конкуренция, партийный плюрализм, в результате чего оппозиция должна иметь возможность прийти к власти конституционным путем.

Двухпартийная модель по примеру американской видится ему оптимальной и для России. А вот европейская модель либеральной представительной демократии не справляется, по мнению Зорькина, с современными вызовами.

Однако глава КС делает недвусмысленное предупреждение о том, что эффективной и устойчивой такая политическая система может быть только при условии консолидации основных политических сил, участвующих в конкурентной борьбе за власть,  на основе конституционно-правовых ценностей. Эти ценности являются общими и разделяемыми для всех, и их понимание  политическим классом, всеми элитными группами, претендующими стать системной партией в этой двухпартийной системе, должно быть одинаковым.

Но вот с этим у нас как раз и проблема.

И набросившиеся на Зорькина либералы, претендующие на роль оппозиции, в очередной раз продемонстрировали свою стойкую неспособность к любой консолидации. Разве может идти речь о консолидации при полной неспособности одной стороны элементарно уважать политического оппонента, отказывая ему в праве на собственное мнение!

Понятия о конституционных правах человека для них отождествляются лишь с современными западными ультралиберальными представлениями о свободе личности, не связанной традиционными представлениями о добре и зле и агрессивно относящейся к любым попыткам обуздать животное начало в человеке, призвать его к совести. И строго придерживаясь линии этого «единственно верного учения», они отвергают любые иные варианты подходов к толкованию прав человека, понятия о человеческом достоинстве, основанного на традиционных ценностях того или иного народа, с учетом его исторических, культурных и религиозных особенностей. Также они отвергают и возможность правовой защиты любых коллективных прав, так называемых прав «третьего поколения», давно известных в науке конституционного права.

Можно сколько угодно рассуждать о необходимости сменяемости власти, конкуренции и плюрализме, но если между политическими конкурентами нет консенсуса в понимании важнейшей конституционной ценности – прав человека, то наличие оппозиционных политических партий само по себе никак не может гарантировать устойчивой правовой демократии.

Качество наших политических элит оставляет желать лучшего.  И причина того, что у нас до сих пор нет здоровой политической конкуренции,  именно в отсутствии сильной оппозиции, способной конкурировать с правящей партией в рамках общих конституционных ценностей.

Какая-либо узкопартийная идеология как общеобязательная у нас невозможна, т.к. это прямо запрещено Конституцией, но конституционная идеология должна быть общей, разделяемой абсолютным большинством граждан. Поэтому так необходимы  внятные формулировки наших конституционных ценностей и их публичное разъяснение.

К сожалению, кроме В.Д. Зорькина этим важнейшим делом мало кто занимается.

Когда-то в России была партия конституционных демократов, а сейчас спустя почти четверть века после принятия Конституции РФ крайне востребована партия конституционных консерваторов. И мне кажется, что опубликованные за последний десяток лет работы В.Д. Зорькина, если их собрать воедино, вполне могли бы послужить основой для будущей программы такой партии.

 

Юрист, публицист

Похожие материалы

Заняв пост премьера, Примаков попытался встать над линией внутриэлитных споров и затянувшихся...

Именно Февральская революция нанесла сокрушительный удар по босфоро-дарданелльским надеждам, ведь в...

Только глубокая и качественная эволюционная модернизация предполагает уход России от скатывания в...