13 марта 1988 года в газете «Советская Россия» было опубликовано письмо преподавателя Ленинградского технологического института Нины Андреевой под названием «Не могу поступиться принципами». Автор сомневался в правоте взятого по инициативе Михаила Горбачева курса на перестройку, в целесообразности отхода от принципов социализма, и осуждал критику деятельности Иосифа Сталина. Опубликованное письмо вызвало огромный резонанс. В течение двух дней (!) оно обсуждалось на Политбюро ЦК КПСС, стало предметом рассмотрения на партийных, комсомольских, профсоюзных собраниях, в трудовых коллективах.

С высоты прожитых лет кажется, ну и что, вышла какая-то статья мало известного автора и чего было так паниковать? Однако, не стоит забывать, что в то время авторитет СМИ был достаточно высок, и любая публикация воспринималась, как начало очередной политической компании. Я тогда училась в аспирантуре на кафедре философии и помню, как шептались старшие товарищи: «Это проделки Егора Лигачева. Ну, всё, конец перестройке».

Отметим, что Егор Лигачев в то время был секретарём ЦК КПСС по организационно-партийной работе и идеологии, фактически вторым человеком в партии и государстве. Начиная с 1988 года он неоднократно выступал с критикой методов и темпов осуществления социально-экономических и политических реформ в СССР.

Кроме этого, перестроечные шаги в то время еще были не совсем уверенными. Еще действовала 6-я статья Конституции о руководящей и направляющей роли КПСС. Личность Ленина у большинства коммунистов, и не только у них, являлась непререкаемым авторитетом. О капитализме и отходе от социалистических принципов мало кто думал, а тем более говорил, кроме диссидентствующей публики. Политически активное население ожидало возврата к ленинским принципам и нормам. Был тогда такой распространенный термин. А еще, к «ленинской скромности». Время развенчания вождя революции было еще впереди. И публикация Андреевой могла вызвать консолидацию социально активной части общества, которая хотела перемен, но не таких резких.

Что касается общества, то оно жило ожиданиями перемен, и было недовольно, главным образом, повальным дефицитом. А также коррупцией, которая по сравнению с сегодняшней, кажется смешной. Супругу одного из тогдашних чиновников, к примеру, обвинили в наличии двух норковых шуб, а его самого в том, что дома висела хрустальная люстра. Причем эти общественные порицания имели жесткие юридические последствия. Но тогда и эти смешные факты вызывали раздражение.

Недовольство системой постепенно перемещалось из формата кухонного обсуждения в прессу: в газеты, на телевидение. Социальных сетей тогда еще не было и в помине.

Я тогда училась в аспирантуре, готовила к защите диссертации по теме: «Феномен религиозного экстремизма», была членом КПСС и, конечно, участвовала в обсуждении статьи Андреевой на партийном собрании, на кафедре философии. Молодые доценты неистовствовали: «Надо гнать эту тетку с работы. Она – враг перестройки и т.п.»

Мои коллеги постарше говорили, что не надо драматизировать ситуацию. Ну, высказал человек свое мнение, конечно, «оно неправильное, но не убить же ее за это», И лишь один из них заметил: «Товарищи, обвиняя Андрееву во всех смертных грехах, требуя ее подвергнуть остракизму и чуть ли не линчевать, не скатываемся ли мы к тому, от чего хотим уйти? Может, стоит выслушать ее аргументы? Может, там есть что-то рациональное?»

Пройдет чуть больше трех лет, и участники этого обсуждения из обеспеченных и уважаемых людей превратятся в нищих. Один из них уйдет в бизнес, но в период очередного кризиса разорится, потеряет всё и больше не сможет восстановить ни деньги, ни здоровье. Еще один попадет в сумасшедший дом. Еще один покончит с собой. Остальные более или менее успешно будут колебаться вместе с линией партии. Или вообще уйдут из науки.

Если была бы возможность собрать сейчас тех, кто остался жив и на основе прожитого и пережитого вернуться к письму Андреевой, я уверена, что позиции участников дискуссии были бы не столь категоричны.

Во-первых, позиции относительно социализма. Приведу расхожий пример – Китай. Я посетила эту страну пару лет назад и видела успехи китайской модели социализма. Да и зачем отказываться от системы социальных гарантий? Во-вторых, результатом обсуждения стала подготовленная Александром Яковлевым статья «Принципы перестройки, революционность мышления и действий», опубликованная в «Правде» 5 апреля 1988 года. В этой статье письмо Андреевой было названо «манифестом антиперестроечных сил». Однако, перестройка, в том виде, в каком она декларировалась, так и не была реализована и завершилась серьезным внутрипартийным конфликтом, в результате которого был смещен Горбачев, и страна проснулась у ворот дикого капитализма, который не завершился до сих пор.

Нина Андреева писала о рисках перестройки, но ее не услышали и не захотели просчитать эти риски. Пусть сама Андреева не смогла их систематизировать и достаточно спорно продекларировала, но тема-то была актуальной.

Честно говоря, я давно ничего не слышала о Нине Андреевой. И даже не была уверена, что она жива. Оказывается, Андреева умерла совсем недавно – 24 июля 2020 года. Умерла, унеся с собой тайну ее нашумевшего письма. Ее ли это была инициатива, либо то была часть большой внутрипартийной игры, мы до сих пор не знаем. Но сама она достойна уважения и доброго поминовения как человек, не побоявшийся отстаивать свое мнение и после развала СССР. Человек, которому хватило стойкости при жесточайшем давлении, не сломаться. В силу развернувшейся против неё травли Андреева была вынуждена отказаться от работы в институте, а её супруг пережил два инфаркта.

Я уважаю таких людей, даже если они придерживаются чуждых мне взглядов. Это мой принцип, которым я тоже «не могу поступиться».

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

доктор политических наук, кандидат философских наук, государственный советник Первого класса.

Похожие материалы

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...

Автор заключает, что политическая полиция Российской империи являлась не репрессивным аппаратом, а...

Закон как будто специально составлен таким образом, чтобы исключить правовое разрешение конфликтов,...

3
 
  1. Борис Олегович Митяшин 29.07.2020 at 19:43 Ответить

    «Доктор политических наук, кандидат философских наук, государственный советник Первого класса»!
    Интересно было бы дополнительно узнать — за что: какие политические идеи защищены, какой вклад сделан в философскую науку?
    Будучи аспиранткой по философии марксизма-ленинизма, автор не помнит, что весь политический и философский базис СССР в 80-е годы был уже ненавидим ВСЕЙ советской интеллигенцией. Ленин был непререкаемым авторитетом? Вы ошиблись временем — это было в 60-е, когда Вознесенский призывал убрать с денег его портрет.
    В 80-е власть уже была безнадёжно дискредитирована своей тупо продолжающейся пропагандой исторических съездов партии под мудрым руководством её политбюро. Вас, её поддерживающих, — презирали, как циничных приспособленцев!
    Уже были Солженицын и Сахаров, широко ходил по стране самиздат и тамиздат, уже ни один внутренне организованный человек не обходился без ежедневных радио-голосов.
    Главное: полностью провалилась мировоззренческая модель марксизма-ленинизма, что свободный экономический предприниматель, по определению, «эксплуататор наёмного труда», паук и кровосос и поэтому должен быть запрещён. А средства производства, соответственно, должны принадлежать государству.
    Это вовремя поняли китайские национально мыслящие коммунисты и ПОЛНОСТЬЮ отказались от марксизма-ленинизма!
    А ваша партия при поддержке соответствующих докторов философских наук и аспирантов до последнего держалась коммунистических «святок», хотя страна давно уже не могла себя прокормить, хотя стал всеобщим дефицит товаров. Как только в стране стало ослабевать экономическое принуждение, советский человек стал считать наилучшей работой такую, где можно ничего не делать. Воровство со всех производств стало народным подвигом и геройством.
    Вот именно в такое время к власти пришёл пустозвон Горбачёв, совсем не понимавший проблем, стоящих перед страной, но понуждаемый действительностью что-то менять.
    Ваша партия была партией с заложенным в её идеологию духовным ущербом и могла производить только отрицательный отбор. Все эти хрущёвы-брежневы-горбачёвы-ельцины — это ограниченные духовные калеки.
    Ленинский коммунизм — это трудовое принуждение, сопровождаемое шизофренически отрицающей это пропагандой! И ничего больше. Соответственно, Нина Андреева, её пафос — это возврат к чучхе. Иначе как заставить работать человека?
    Нет уж! На другом пути мы много потеряли, но, надо признать, что большинство страшных утрат были заложены ещё Лениным, они не по вине Горбачёва. А вот если бы он сумел до сознательного ельцинского развала СССР переорганизовать его в историческую Россию с отменой внутренних национальных границ — стал бы великим русским политиком. Не знаю только, возможно ли было такое совершить?

    • Полоскова 29.07.2020 at 20:12 Ответить

      Добрый день. Интересно, почитайте. Обо мне много упоминаний в интернете. И кафедра называлась кафедра философии. А вот Вы кто, добрый человек?

      • Борис Олегович Митяшин 30.07.2020 at 10:45 Ответить

        Если бы Вы сами здесь передали суть своих философских открытий, я бы прочёл, но, извините, где-то искать ну никакого желания! Да, это предубеждение, которое теоретически, согласен, может и обмануть.
        Точно так же, признаюсь, я не прочёл ни одной строки советского философа Мамардашвили. Думаете, что-то стоящее пропустил? А я уверен, что только сохранил драгоценное время на действительные божественные дары.
        Вот если бы Мамардашвили после катастрофы его марксистско-ленинской философии публично покаялся, посыпал голову пеплом, возопил бы: «Простите люди добрые, что морочил вам голову! Я — полное ничтожество! И теперь буду смиренно начинать новое строительство себя!» — вот тогда я сам стал бы ждать первой его публикации.
        А Вы покаялись?
        Кто я? Я — Мастер! А если без шуток, я — философ. Написал новую философскую и научную парадигму, описывающую на единых принципах физический мир, феномен жизни и феномен человека: «Спекулятивная гипотеза структуры нашей Вселенной».
        В 2003 году я отнёс свой труд в «Вопросы философии», рецензент В.И. Авшинов задерживал с ответом, мне дали его телефон и он сказал, что будет рекомендовать. Но не рекомендовал! А на мой телефонный вопрос ответил: «Не ловите меня на слове!» Настоящий советский философ.
        Если, в отличие от меня, Вы предубеждений не имеете, можете познакомиться с работой на платформе syg.ma.
        Там же, кстати, находится другая моя работа — о России, которую «Русская идея» отказалась публиковать — за «радикализм».) Называется: «Национальная идея как непреходящий вызов русской культуры».
        Вам предоставляется шикарная возможность размазать меня по стеклу.

Leave a Reply