В прошлом году, после президентских выборов, Facebook подвергся критике за то, что он якобы превратился в хранилище фейковых новостей, и это повлияло на то, как проголосовал американский электорат – история с вмешательством в выборы Кремля.

В эти необычные времена, когда на общество ощутимо влияют молодые инженеры, исповедующие новую этику, мы можем общаться быстро, напрямую. Но какой ценой? Общество развивается — и появляются проблемы, которые гораздо более серьезны, чем могли себе представить сами разработчики, ставшие теперь фигурантами разбирательств.

«Мальчик, вас здесь не стояло. Умерьте свой пыл, мальчик!», — примерно так в один голос отреагировали матерые СМИ США на попытки Марка влезть в серьезную политику. «На слушании в Конгрессе Цукерберг выглядел почти как взрослый. Смотрите, даже костюм надел и галстук, но все равно какой-то подростковый!» –  этим пассажем, например, начинает статью авторитетнейшее издание New Yorker.

Хозяева таких изданий — прожженные могулы, повидавшие на своем веку многое: и реальную угрозу атомной войны, и империи зла. Возможно, именно они и стали виновниками того, что мы теперь живем в эпоху постправды. Но вот такой хуцпы они еще не видали. Непонятно откуда взявшийся парень изобрел инструмент беспрецедентного влияния на массы; и теперь поумнев, когда ему слегка перевалило за тридцать, вдруг решил эх-прокатиться по стране с какими-то нагорными проповедями, и кажется, даже вздумал зарабатывать себе какие-то политические очки. «Моя работа связана с тем, чтобы связать между собой мир и каждому дать голос. Я хочу услышать больше голосов», — написал Цукерберг в своем объяснении — почему он путешествует по стране. Но во всех интервью от политических амбиций категорически отрекся.

У мальчика даже непонятно откуда завелось свое мнение практически по всем вопросам, и фразы вроде «мне кажется, что лучше сделать так»; и «управлять страной можно по-другому, а не так как это делаете вы, большие, проворовавшиеся, прозаседавшиеся, пролоббированные дяди». Последнее он, конечно, вслух не произносит. А произносит загадочное — «есть способ получить более широкую перспективу». И продолжает ездить по церквям, посещать наркозависимых, сочувствовать мигрантам – одним словом, «мешать карты взрослым». Недавно он заявил, что хочет поговорить с большим количеством людей о том, как они «живут, работают и что думают о будущем». И тут дяди не выдержали.

Спрашивается, кто его на это благословлял? Могулы переглянулись – вроде, никто. С какой стати он позволяет себе давать советы людям их статуса? — А не вызвать ли нам его в Конгресс? Пусть объясняется там!

Но подавляющее большинство сенаторов, которым было поручено допросить Цукерберга, кажется, просто не знали, что делать. Сенатор Оррин Хэтч спросил Цукерберга:

Хэтч: «Как вы поддерживаете бизнес-модель, в которой пользователи не платят за сервис?»

Цукерберг: «Сенатор, мы показываем рекламу».

«Во-первых, мы бы хотели услышать смирение, а не гордыню. Цукерберг должен воспользоваться этой возможностью, чтобы объясниться публично. Ему нужно ясно дать понять, что он отвечает за мощный инструмент, который используется более чем двумя миллиардами человек», — пишут СМИ. На что Марк ответил: «Мы недостаточно широко оценили нашу ответственность в отношении политики конфиденциальности Facebook, и это было большой ошибкой».

«Я надеюсь услышать, как он признает, что он и его сотрудники не контролируют Facebook», — пишет один из критиков. «Я хочу видеть открытость — мы не можем просто доверять Facebook… Нам нужна проверка, нужно больше: независимым исследователям нужен доступ к внутренней работе Facebook… Я хочу подтверждение приверженности пользователям Facebook. Часто говорят, что если вы не платите за что-то, вы не клиент, вы продукт. Нельзя игнорировать пользователей, нужно воспринимать их всерьез — как избирательный округ, а не как сырье. Facebook становится необходимым для повседневной жизни… Тот факт, что происходит подобная дискуссия — тому доказательство. Хотелось бы услышать, что он понимает, что для Facebook требуется какой-то новый образ мышления». Марку, вообще-то, следовало бы подготовиться к такому повороту событий.

Но Цукерберг лишь заявил в Конгрессе, что любая фирма, выросшая со скоростью Facebook, неизбежно совершает ошибки.

Раздаются также призывы, больше похожие на агитки времен Рональда Рейгана: «Мы не беспомощные служащие на его пути». При этом часто подчеркивается размер состояния Марка –  около 70 миллиардов, якобы нажитого на простых гражданах, но мало кто упоминает его филантропическую деятельность. Как сообщило агентство Bloomberg, состояние М. Цукерберга за два дня (19—20 марта 2018 года) уменьшилось на 8,1 млрд долларов из-за скандала, связанного с британской аналитической компанией Cambridge Analytica.

Но у основателя Facebook есть и защитники: «Идеи дешевы и не значат ничего, если вы не знаете, как их воплотить», — говорит программист и знакомый Цукерберга Мэт Уэлш в своем блоге. «Чтобы иметь влияние, вам необходимо видение и технические навыки, а также упорство, чтобы сделать что-то реальное. У Марка все это было, и я думаю, что он заслуживает этот успех».

По сей день Цукерберг сохраняет контроль над Facebook, и остается его главным исполнительным директором – его персональные решения о регулировании, конфиденциальности и прозрачности информации влияют на всю колоссальную аудиторию – более двух миллиардов «граждан Facebook».

Питер Тиль (Palantir Technologies и PayPal) — первый внешний инвестор Facebook и давний советник Цукерберга, рассматривал технический стартап как независимую ячейку, которая может помочь стимулировать социальные изменения.

Примечательно еще и то, что аналоговые столпы общества обвиняют новых титанов Силиконовой Долины и в отрицании истории. «Есть ли расизм и сексизм в Соединенных Штатах, нет ли его? — К сообществу, о котором они на данный момент мечтают, это не имеет никакого отношения!», — изобличают нуворишей староверы.

Но, по словам Марка, через пять-десять лет искусственный интеллект очистит тот беспорядок, который творится в Facebook в 2018 году. «Facebook фактически разрешает незаконную деятельность, и при этом вы причиняете людям вред», — заявили в Конгрессе. «Нам нужно построить больше A.I. инструментов [искусственный интеллект для модерации], которые смогут активно находить этот контент», — ответил Марк.

Когда речь заходит о ценностях, для новых инженеров человеческих душ, общество — это скорее рыночное взаимодействие, захваченное, поглощенное и понятое разработчиками. В такой трактовке государственное регулирование – это, скорее, продукт коррумпированной, неэффективной политической системы.

Но если от неё отказаться? – С другой стороны, общественное саморегулирование – продукт людей, голосующих своими действиями. И на другой чаше весов, по мнению общества, — инженеры, разрабатывающие решения для удовлетворения лишь своих потребностей. Аналоговое — избранное традиционным способом правительство — преподносит это как сбой, «ошибку нашей демократии». Конфронтация нарастает.

Недавно начальнику департамента глобальной политики управления Facebook Монике Бикерт пришлось свидетельствовать о том, какие успехи компания сделала для обнаружения террористического контента с помощью новых технологий и распознавания изображений. Осенью 2017 года Facebook отправила старшего адвоката Колина Стретча — ответить на вопросы «о проникновении русских компаний на платформу».

Но каковы долгосрочные цели Facebook? Может ли он предотвратить кризис, если на данный момент главное кредо компании – это максимизировать поток данных между людьми, а также рекламодателями и приложениями? И возможно ли вообще радикально изменить эту философию, которая позволила вырасти до 2,2 миллиарда пользователей, и сможет ли компания поддерживать себя сама?

За всю историю Facebook Цукерберг и его сотрудники полагали, что вовлеченность и совместное использование контента приносят больше пользы, чем вреда; вместе с тем компания полагалась на это для того, чтобы увеличить прибыль. Цукерберг не скрывал того, что, когда он вынужден выбирать между конфиденциальностью и лучшим, более целенаправленным опытом для Facebook, «обратная связь в подавляющем большинстве [случаев] зависит от ожидания лучшего опыта».

На вопрос регуляторов – «почему иностранные «агенты» могут покупать политические объявления и почему данные пользователей передаются сторонним лицам под минимальным надзором?», только Цукерберг может дать ответ. И звучит он следующим образом: именно так был разработан Facebook.

Журналист (Одесса)

Похожие материалы

Когда-то в России была партия конституционных демократов, а сейчас спустя почти четверть века после...

Как только национальные интересы поглощаются и замещаются интересами державными, империя начинает...

Все же сейчас, несмотря на все непростые обстоятельства, человечество еще не стоит на краю бездны...