Каким-то образом я разглядел мистерию в этом ничтожнейшем эпизоде — сочетание фарса с библейскими мотивами и образами в нем показалось настолько извилистым и пронзительным, что я не могу не поделиться открывшейся мне картиной. Сегодняшняя мистерия, отформатированная плавающими нормами постмодерна, уже не апеллирует напрямую к сюжетам Священного Писания, поскольку последние перестали существовать в качестве вмененных как обязательное знание в багаже современного образованного-необразованного человека. Но благодаря той преемственности, которой культура намертво скрепляет между собой забытые и кажущиеся новыми мотивы, мы все равно обнаружим в происходящем означаемые и означающие смыслы и знаки, восходящие к библейской истории.

На прошлой неделе в ПАСЕ сама собой сложилась мизансцена, ценность которой заключается в том, что в ней сошлись в одном поле принципиально не сводимые вместе имена и персонажи. Представить их взаимодействие на любой другой площадке не хватит воображения. Как известно, лишенная еще в 2014 году права голоса, российская делегация не принимает участия в работе Ассамблеи, не платит членские взносы, но одним глазком за положением дел присматривает, отправляя на заседания наблюдателей. В качестве такого на прошлой неделе выступал председатель Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий, прославившийся тем, что стал фигурантом первого сексуального скандала, разразившегося в стенах органа законодательной власти России.

Член украинской делегации Алексей Гончаренко потребовал от руководства ПАСЕ отстранить Слуцкого от работы на том основании, что российский депутат является обладателем награды, которую вручил ему диктатор и палач Рамзан Кадыров. Сам Гончаренко хорошо известен тем, кто следил за ходом трагических событий в Одессе, закончившихся 2 мая массовой гибелью людей при пожаре в Доме профсоюзов. Гончаренко, проникнув в здание по свежим следам, фиксировал на видеокамеру обгоревшие трупы. По ходу съемки персонаж в высшей степени положительно отзывался о действиях националистов, забросавших укрывшихся в Доме профсоюзов бутылками с зажигательной смесью, а в адрес погибших напротив высказывался крайне неодобрительно.

Наверно, это один из самых мерзких типажей одесской трагедии. Человек, буквально вышагивавший по трупам так, как будто все произошедшее является чем-то нормальным или даже правильным.  Его реакция в самые страшные мгновения выглядела абсолютно нечеловеческой – как будто развороченные, обгоревшие внутренности Дома профсоюзов и трупы рассматривало не живое существо, а какая-то изломанная бумажная кукла: ни ужаса перед лицом катастрофы, ни паралича от вида тел людей, погибших мучительной смертью. Слизь не может быть ни холодна, ни горяча – она едва теплится.

Логику демарша украинского депутата в ПАСЕ можно понять – чеченского лидера в Европе считают кровавым тираном, однако это точка зрения либеральных медиа. Никаких судебных решений, признающих главу Чеченской республики преступником, в активе у европейских стран нет. Требование Гончаренко удовлетворено не было, поскольку не могло быть удовлетворено на правовой основе. Но дело вообще не в этом.

На фоне попыток нацистской мрази помешать господину Слуцкому наблюдать за работой ассамблеи, означенный господин Слуцкий вдруг из довольно сомнительной фигуры на фоне тех претензий, которые ему предъявили журналистки с прогрессивными взглядами, превратился в ангела света, перепоясанного, правда, все же не алмазным мечом, а собственным детородным органом. Так просто нехорошие скандалы не рассасываются.

Вступив во взаимодействие с заместительным существом из Одессы, славословившим убийц, российский депутат стал выглядеть продолжателем традиции не нежного, вальсирующего флирта с французским анонсом, а витальной крестьянской фертильности, которая, завидя женские округлости, сразу переходит к делу. То есть Слуцкий — это пусть и похабно исполненная, но песнь о жизни, о продолжении рода, тогда как жалкая тварь из Одессы – о полном и окончательном прекращении этого продолжения. Сожжению людей оказался не по воле Слуцкого противопоставлен просто веселый переполох, ставший российской перепевкой увлекательной игры американской голливудской публики под названием MeeToo.

Да и Кадыров в этом калейдоскопе становится воистину библейским персонажем. Я, в течение многих лет внимательно изучавший происходящее в Чечне, не могу отрицать, что он наводил порядок в республике, мягко говоря, неконвенциональными средствами. И «Новая газета», собравшая большую коллекцию его прегрешений, во многом права. Раньше я полностью солидаризовался со взглядом просвещенного либерального сообщества на чеченского лидера, но сейчас мое отношением к нему претерпело кардинальные изменения.

В Чечне шла настоящая война. С противником подлым, беспощадным, презиравшим любые правила. Так вот, когда начинает литься кровь, другого способа остановить кровопролитие, кроме как заткнуть инфернальную дыру, в которой тысячами пропадают люди, другими людьми, просто не существует. И столь высокую цену назначает не Кадыров или Путин, а неумолимая логика войны, согласно которой победить должны или атакующие, или защищающиеся. Как живется Кадырову с его грехами, я не знаю, но то, что ему удалось купировать казавшуюся уже непреодолимой трагедию чеченцев – это великая заслуга. И, похоже, нынешний глава российского государство к этому относится именно так.

И мрачная, окропленная кровью звезда Кадырова воссияла еще ярче оттого, что его имя было упомянуто в негативном смысле крайне недостойными устами, которые в мае 2014 года пропели хвалу нацистским убийцам. То есть Россия выглядит триумфатором даже в таких спорах, где она представлена фигурами с неоднозначной биографией – если ее оппонентом выступает украинский нацизм.

Журналист

Похожие материалы

Если принять определение Райнхарта Козеллека как аксиому, значит, в годы гражданской войны на...

Право на Русскую Ирреденту — кто бы там когда и за что ни голосовал и в каких преступлениях ни был...

В чем я усматриваю позитивное зерно националистической идеологии, из которого может развиться в...