Сначала факты, а сразу вслед — гадания на гуще событий.

В связи с очередным (я подчеркну — очередным) самоубийством полицейского во Франции, в прессу снова попали интересные цифры.

За весь 2018 год во Франции покончили с собой 35 полицейских и 33 жандарма.

В июле 2019, только за истекшую неделю зарегистрировано четыре самоубийства сотрудников полиции. C начала этого года самоубийств среди полицейских зарегистрировано 43. То есть, один человек — каждые 5 дней.

Профсоюзы бьют в набат, требуют увеличения крайне малочисленных штатов, изменения изнуряющих рабочих графиков, оснащения всех комиссариатов необходимой техникой и «наблюдателями», способными вовремя выявлять уязвимых к депрессии сотрудников и лишать их права на ношение оружия (подавляющее большинство самоубийств в этой профессии осуществляется с помощью собственного пистолета).

В набат профсоюзы забили не вчера и речь об «абсолютной срочности ситуации», требующей немедленного изменения условий работы правоохранительных сил, тоже не брызнула фонтаном из внезапно пробудившегося источника. О патологически растущем количестве самоубийств во французской полиции говорят и пишут уже несколько лет, варьируя лишь понятия о «срочности» и «абсолютной срочности» ситуации.

В официальном коммюнике профсоюз Alternative Police дословно сообщил, что «необходимо прекратить этот маразм и смертоносный кризис, пока год 2019 не стал рекордным».

Профсоюз Alternative Policе без устали информировал соответствующие инстанции о катастрофической ситуации почти пять лет кряду, но только мрачный «урожай» последней недели катапультировал всю накопленную информацию скопом прямо в кабинет советника министра внутренних дел, для спешного разбора затянувшейся трагедии.

На этот раз, все полицейские профсоюзы дружно заявили, что не остановятся с получением уверений в абсолютнейшем к ним почтении, но будут настаивать на своих требованиях, пока не получат конкретных обязательств от конкретного ныне действующего правительства.

Сам министр внутренних дел, г-н Кристоф Кастанер, выразил суровую озабоченность по поводу возможного повторения «чёрного года» французской полиции, 1996, когда с жизнью покончили сразу 70 полицейских. Заметим, что если заданный «сложившимися обстоятельствами» темп удержится в текущем году, рекорд 1996 будет побит очень скоро.

А представитель крупнейшего полицейского профсоюза «Alliance» заявил в прямом эфире на радио Francinfo, что «если ситуация действительно окажется катастрофической, то виноваты в этом будут действующее правительство и лично президент».

Сама по себе постановка вопроса в условном наклонении («если ситуация окажется катастрофической») выглядит не только нелепой, но и откровенно кощунственной: получается, что «достигнутый» на сегодняшний день результат ещё не признаётся уровнем катастрофы и ультиматум о виноватости можно будет отсчитывать, только если не иссякнет количество самоубийств.

Oщутимо сжатые теле и радио дебаты на эту явно напрягающую тему как-то удивительно быстро успокоились сочувственными уверениями в почтении к профессии полицейских и понимании их тяжкой доли, а также невнятными обещаниями рассмотреть и обеспечить.

При самом важном, подводящем жирную итоговую черту заключении: правительство вовсе не бесчувственно и глухо к нуждам защитников правопорядка, правительство уже предприняло шаги и ещё «отшагает», сколько хватит сил, ваш звонок очень важен для нас!

Например, специальные «ячейки» для предупреждения самоубийств посредством профессиональных наблюдателей-психологов уже созданы и работают с апреля 2019 г. Профессиональные наблюдатели наблюдают за сотрудниками, пишут рапорты в случае сомнений и добиваются, чтобы у неблагонадёжных было конфисковано их рабочее оружие, а сами они переведены на более спокойные и сидячие должности.

 

Комментарий полицейского с серьёзным стажем:

 

«В тех случаях, когда это не капля в море, чтобы выявить одного заслуженно подозреваемого на сотню вовремя не обнаруженных, это лучший способ окончательно погрузить и удержать на дне и без того уже депрессивного человека, которому прилюдно дают понять, что ему больше не доверяют».

 

Комментарий анонимного читателя на одном из резко вспыхнувших и торопливо погашенных форумах:

 

«Полицейским нужны вовсе не «ячейки» предотвращения самоубийств. Им необходимо вновь обрести смысл собственной профессии. Они выбрали её, чтобы служить населению, пусть и сложному населению, а от них требуют просто защищать власть. При том, что власть эта готова бросить их в беде при первой оплошности».

 

К этому анонимному комментарию, по сути, нечего добавить. В этом анонимном комментарии — вся трагедия профессии, девальвацию которой планомерно и бесперебойно проводят во Франции (да и в Европе), аж с мая 1968 г., когда первые ласточки прогресса, «запретившего запрещать» оказались реальными предвестниками нового и безудержного лево-либерализма, прочно забившего в мозги не подлежащую сомнениям аксиому: «полиция — поборник капитала и враг народа, в обязательном порядке сминающий и давящий всё светлое и хорошее, что ей противостоит».

Внедряемую и усиленно проводимую практикy раздувания малейших полицейских оплошностей до размеров намеренно садистских выходок или фашистских преступлений начинают перебивать только сравнительно недавние события, где даже самые аполитично настроенные и безразличные к социальным проблемам граждане наглядно убеждаются, каким предстоит стать современному европейскому миру, без регулярных и неустанных вмешательств сил правопорядка.

Практика эта внедрялась и проводилась годами и десятилетиями, сначала силами «развитого» французского социализма, а затем порождённой им же политкорректи.

На сегодняшний день эта практика оказалась в глухом и беспробудном тупике, предварительно создав полноценные анклавы и гетто абсолютного разгула преступности и религиозного коммунитаризма (тех, кого нельзя называть, не разжигая…), вход в которые силам правопорядка был изначально заказан всё той же политкорректно прекрасной идеологией, истоки которой дымились на парижских улицах, где сытое и изнеженное студенчество конца 60-х страдало-страдануло смутным желанием «запретить запрещать».

На той стадии агонии, в которой сегодня находится вся правоохранительная система Франции, от поголовно и откровенно троцкистских магистратур, в которых безотказно действует принцип минимизации наказания, до введённых чередующимися соцправительствами ограничений полицейских процедур, делающими работу сил правопорядка юридически бесполезной и практически невыполнимой, уже не имеет смысла вдаваться в подробности отдельных моментов и пояснять, в каких физически и морально невыносимых условиях работают сегодня французские полицейские что называется «на местах». То есть те, кто реально рискует жизнью, а не только здоровьем, вкалывая на убой, пусть и в офисах.

Не имеет смысла рассказывать об их зарплате, льготах и неудобствах профессии.

Не имеет смысла также, снова-заново пытаться раздувать известные оплошности и когда-то хорошо раскрученный до белого каления «полицейский произвол», значительно полинявший перед откровенным разгулом уже не скрываемой и ужасающей вседозволенности.

Что, наоборот, имеет смысл, так это уложить в одно краткое, но ёмкое объяснение причины приведённых выше цифр и фактов анализируемого явления — неуклонно и стремительно растущего количества самоубийств среди защитников правопорядка в одной отдельно взятой европейской стране. А также рассмотреть это явление в общем контексте отражения всеевропейской действительности.

Поэтому мне придётся максимально упростить объяснение и не заморачиваться политкорректным протоколом. С учётом необходимой преамбулы, это будет выглядеть так (кто не спрятался, я не виновата).

Эти люди, волей специфики их профессии, находятся на тех передовых ещё не всем видимого, но уже многим ощутимого фронта, где реальное положение и соотношение сил позволяет оценить не только настоящую, тщательно замалчиваемую в официальной прессе ситуацию, но и её ближайшее развитие в очень краткосрочном будущем.

Эти люди наблюдают и понимают то, что творят с их настоящим и всеобщим недалёком будущем те, кто сегодня посылает их на убой, требуя заведомо невыполнимого.

Эти люди ежедневно констатируют абсурдность и откровенную преступность происходящего сегодня в Европе, где канонизированный принцип «ониждети» рулит как над обстоятельствами, так и над доказательствами, а безнаказанность правонарушителя и преступника вменяется в вину задержавших его, а не отпустивших.

Просто эти люди видят бездну, о которой ещё не догадываются остальные.

И понимают, что перед лицом правящей бал политкорректи им вовремя не докричаться до остальных.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Не стоит противиться историческим императивам логики развития нашей государственности. В том числе...

Войны пока нет, но о ней все пишут — значит, будет. Оружие непрерывно сравнивают, и обе стороны...

Неполиткорректная масса огорчённых репортажей по самым политкорректным телеканалам уже показала...