С момента обеих революций 1917-го года  в России прошло уже 100 лет, а в нашем обществе все никак не угасают споры и «войны» (в основном телевизионные и интернетные) между так наз. «красными» и так наз. «белыми», то есть сторонниками русского империализма и советского реваншизма, причем этот конфликт проходит не только в плоскости событий столетней давности и конкретно гражданской войны. Еще более остро  и болезненно он воспринимается  в связи с историческими событиями 1991-го года, когда провалилась «Перестройка» и распался Советский Союз.

Казалось бы, после катастрофы 1993-го года, очевидным итогом которой стало  поступательное движение общества в сторону авторитаризма, а отнюдь не строительство молодой победившей «демократии», противники незаконного переворота, защитники Конституции и так называемые «патриоты» своей страны должны непременно объединиться в борьбе с беззаконием  и отстаивать свою правду. В этом консервативно-демократическом единстве они были бы непобедимы.

Но объединиться не получается. Постепенно в среде патриотов происходит разделение на «красных» и «белых», которое все больше усугубляется и в какой-то момент, очевидно, достигнет своего предела – окончательного раскола патриотического сообщества.

Анализируя взаимные обвинения и аргументы в дискуссиях обеих сторон, я пришла к выводу, что раскол этот вполне сознательный  и управляемый.

Стоит появиться какому-либо тексту, проекту или предложению, в котором либо обосновывалась необходимость примирения «красных и «белых» ради общей цели —  победы над  недемократическим режимом  или хотя бы преодоления непопулярных реформ,  либо делался намек на возможность такого примирения, как тут же начинается война в сети «красных» и «белых» блоггеров (хорошо , если только в сети) с кучей оскорблений, обвинений, упреков, вплоть до личных угроз.

В результате этого обмена мнениями оба лагеря так называемых «патриотов» выглядят, мягко говоря, неприглядно, комично, а зачастую и омерзительно. Что, видимо, и является целью всей этой управляемой истерики по поводу невозможности изжить остроту гражданской смуты столетней давности. Голос разума теряется в потоке нелицеприятных обвинений, а любой умный,  рассудительный человек остается в меньшинстве с его собственной позицией.

Для подстрекательства  и управляемой интернет-войны используется все, что угодно: книги, фильмы, спектакли, памятники, фейк-новости и пр.

Недавно, перечитывая в очередной раз любимый с детства роман Вениамина Каверина «Два капитана», я поразилась идее преемственности у автора двух поколений полярных исследователей, а в лице этих двух поколений  — двух Россий:  России царской и России советской, — открытий и подвигов «белого» офицера – капитана Ивана Львовича Татаринова  и советского летчика Александра Григорьева. Весь смысл каверинского романа: то, что не смогла осуществить, не смогла закончить царская Россия,  перенимает и продолжает Россия советская. При этом Каверин смог написать роман практически без пропаганды идеи коммунизма. Как будто никакого коммунизма, никакой марксистско-атеистической идеологии и не было в СССР. Просто перед нами молодая, полная веры в свои силы держава, и она делает то, что не смогла достичь старая, одряхлевшая империя. Ведь какой-то роковой смысл имеет тот страшный факт, что в самый канун 1914 года в России пропали без вести две полярные экспедиции – Владимира Русанова и Георгия Брусилова, а третья – Георгия Седова – вернулась назад, потеряв своего руководителя. В романе Каверина все три катастрофы соединились в одну, и эта одна стала символом той неудачи, которая постигла империю и которую должна была преодолеть советская Россия.

Роман до сих пор остается одной из любимых детских книг. Поэтому когда я увидела в соцсетях свежие обвинения в адрес Каверина со стороны сторонников так называемой «национальной» идеи, что автор пытается исказить факты истинно русских «белых» открытий и приписать их многонациональным советским гражданам, в том числе капитану с чуждой русскому человеку фамилией «Татаринов», я поразилась (и всегда в такие моменты поражаюсь) степени манипулятивности нашего общества, способности его поддаваться эмоциональному шантажу самого примитивного типа. Про высокий уровень сетевых манипуляторов даже говорить не приходится.

Вениамин Каверин был человеком, не склонным идеализировать коммунизм, а тем более слепо следовать всем гадостям советской власти (он не подписался под «делом врачей», не участвовал в травле Бориса Пастернака, резко выступал за публикацию «Ракового корпуса» Александра Солженицына), но при этом он был человеком неконфликтным. Но он был писателем с острым чувством исторической преемственности, человеком, творчество которого могло бы являться тем самым путем к возможному общественному примирению, которого так боятся наши «сетевые манипуляторы».

По сути, если следовать умному каверинскому принципу, это примирение не просто возможно, но исторически необходимо, что, кстати, и доказала нам новая экспедиция 2010 года «По следам двух капитанов» погибшего при возобновлении поисков в 2016 году Олега Продана. Во время этой экспедиции были обнаружены следы пропавшей команды Георгия Брусилова (той ее части, что покинула шхуну «Св. Анна» вместе со штурманом Валерианом Альбановым).  Именно Брусилов стал одним из прототипов образа Татаринова в «Двух капитанах», судьба Альбанова отчасти напоминает судьбу каверинского штурмана Ивана Климова. Так что связь романа, экспедиции Брусилова и новых полярных исследований – это та самая связь, указанием на которую можно бы было примирить нынешнюю Россию с ее историческими предшественницами чтобы воспринимать ее как наследницу и царской, и советской эпох. Нужно только выбрать из тех эпох все самое ценное  и продолжить то лучшее, что было в них.

Но, увы, нынешней России, России запутавшихся в своих страхах элит никакой консенсус не нужен, нужна управляемая свара патриотов разных цветов  и мастей.  Мы видим, что  создаются чуть ли не целые программы по управляемому расколу «крымского консенсуса». Задействованные здесь силы настолько могущественны, что раскол этот кажется почти неотвратим. Если только мы сами его не остановим.

Тем более что на Каверина как автора «Двух капитанов» идут нападки уже не только с националистов, но и так наз. «либералов». Один из них прямо называет роман «Два капитана» «экспансионистским», другой, не осуждая само это произведение, почему-то видит его смысл в столкновении новатора с консерваторами. Непонятно, однако, почему отрицательные персонажи – Ромашов и Николай Антонович – являются консерваторами. Как раз консерватором может считаться Саня Григорьев, которого не отпускает прошлое и который хочет не просто достичь Северного полюса, а именно найти затерявшуюся в снегах и во времени экспедицию. И для этого вспоминает старые письма, ищет архивные записи, потерянные дневники. Как раз роман явно о том, что все инновации прямо вытекают из стремления воскресить прошлое, оправдать подвиг отцов, восстановить память о них. Военные и научные подвиги при этом теснейшим образом оказываются связаны друг с другом, о чем много раз говорится в книге.

«Я сказал, что хочу быть летчиком», — признается Саня Григорьев судье Сковородникову.

— «Военным летчиком?»

— «Полярным. А придется – военным» , — отвечает Саня.

Люди, которые заинтересовались и нашли остатки экспедиции, пропавшей без вести в Арктических льдах  более 100 лет назад, эти люди , как выяснилось , в той или иной мере тоже военные: бывшие офицеры спецназа ВДВ, летчики авиации ФСБ, спасатели МЧС,  археологи, военврачи…

И пока они живы, пока живы их дети, их внуки, таскающие до сих пор в портфелях толстые бумажные тома «Двух капитанов», чтобы читать в школе  на переменах, хочется верить, что наша страна не безнадежна, потому что именно «такие капитаны двигают вперед человечество и науку» .

Cотрудник проекта "Русская Idea"

Похожие материалы

Граждане теперь стоят перед непростым выбором. С одной стороны, все понимают, что власть...

Взрослый человек должен уметь объяснять в первую очередь, разумеется, себе: почему он любит свою...

Если дубина псевдо-патриотического рэкета начнет ударять и по левым, и по правым, и по тем, кто...