РI: Книга бильд-редактора нашего проекта, историка Морганы Девлин «Невилл Чемберлен. Джентльмен с зонтиком» вызвала большую дискуссию среди пользователей соцсетей и наших читателей. Мы решили предоставить площадку сайта для свободного обмена мнениями между нашими авторами по этому поводу. Дискуссию, начатую рецензией Алексея Макаркина, продолжает Василий Молодяков.

……

Заметки о Невилле Чемберлене, книге Морганы Девлин и историографическом мейнстриме

Выход книги Морганы Девлин «Невилл Чемберлен. Джентльмен с зонтиком» (М.: Молодая гвардия, 2019) в серии «Жизнь замечательных людей» – событие огромной важности для русской историографии и русских читателей. Заявляю это со всей ответственностью – и отнюдь не по причине давней дружбы с автором. Я умею отделять личное от профессионального, но именно в силу дружбы писать рецензию не собирался. Теперь, после реакции нескольких представителей историографического мейнстрима как публичной, так и частной, молчать не могу.

В чем достоинства книги Девлин? Во-первых, это первая оригинальная русская биография одной из ключевых фигур европейской и мировой политики 1920-1930-х годов, человека, роль и значение которого не ограничивались Мюнхенским соглашением в 1938 г. или объявлением войны Германии в 1939 г. (очерк в книге Льва Кертмана «Джозеф Чемберлен и его сыновья» теперь можно не читать). Невилл Чемберлен впервые показан не только в полный рост, но на протяжении всей своей долгой и разнообразной карьеры. За такое значительное «приращение научного знания», как принято писать в авторефератах, автора остается только поблагодарить. Но в отзывах звучат совсем иные мотивы.

Второе достоинство книги Девлин – независимость от историографического мейнстрима, будь то британского или покорно следующего за ним в трактовке британской истории отечественного. Автор настолько глубоко и тщательно изучил важнейшие источники по теме, прежде всего четыре тома писем Невилла Чемберлена к сестрам (фактически его дневника), и настолько компетентен, что не только имеет право на собственную трактовку событий, но может пренебречь чужими. Однако Девлин хорошо знает и британскую историографию, и русскую – которой в данном случае особо похвастаться нечем. Будучи профессиональным историком, она умеет работать с источниками, анализировать и делать выводы. Ее «беда» (в кавычках) в том, что она делает выводы не такие, «как надо», т.е. противоречит мейнстриму.

Слово «ревизионист» стало в современной России ругательным, поэтому лучше его лишний раз не использовать. Третье достоинство книги Девлин в том, что это одно из очень немногих не-мейнстримных исторических исследований, выполненных на столь высоком профессиональном уровне. Русский читатель впервые получает такую работу о британской внешней политике предвоенных лет, потому что широкого читателя, конечно, заинтересуют прежде всего эти главы, а не деятельность Чемберлена как предпринимателя и социального реформатора. Всё ли в этой книге корректно с точки зрения изложения фактов и событий? Внимательно прочитав книгу еще в рукописи, я ошибок не нашел, а несколько мелких неточностей или сомнительных мест были автором исправлены. Если кто-то найдет и укажет фактические ошибки, уверен, автор будет только признателен.

Переходим к главному – к интерпретации. Автор любит своего героя и не скрывает этого. Допустимо ли это? Как автор пяти биографий, причем таких разных людей, как Брюсов и Риббентроп, считаю, что не только допустимо, но и желательно. «Героев своих надо любить; если этого не будет, не советую никому браться за перо – вы получите крупнейшие неприятности, так и знайте» (Михаил Булгаков. Записки покойника). Что совершенно необходимо биографу, так это искреннее желание понять своего героя (мой случай с Риббентропом). Отразилось ли это чувство на выводах Девлин? Отразилось – и что? Любой автор имеет право на собственную интерпретацию. Искажает Девлин факты в силу своих личных пристрастий? Я такого не нашел. Если кто найдет, – пусть укажет.

Четвертое – по порядку изложения, а не по значимости – достоинство книги Девлин в радикальной переоценке масштаба Чемберлена как человека и государственного деятеля. Во-первых, она не ограничивается периодом 1938-1939 гг., о чем уже говорилось. Во-вторых, она документально опровергла созданное пропагандой и старательно поддерживаемое британской мейнстримной историографией представление о Чемберлене как наивном и недалеком человеке, «добросовестном управленце», как сказано в недавней рецензии на книгу, но мелком и бездарном политике, оказавшемся «не на том месте не в то время», таком британском Даладье. Признаюсь, что до знакомства с Морганой Девлин и ее работами я сам так думал, что отразилось в книге «Несостоявшаяся ось» (2004) и в первом издании биографии Риббентропа (2008). Девлин переубедила меня – фактами и их анализом, а не только силой личного обаяния. В новом издании биографии Риббентропа, выпущенном «Молодой гвардией», я соответствующие главы исправил, потому что согласен с ее трактовками и оценками (еще раз спасибо Моргане Девлин за то, что она взяла на себя труд научного редактора этой книги).

Ключевое слово в характеристике Невилла Чемберлена – джентльмен. Да, у этого человека были идейные убеждения, нравственные принципы, чувство долга, честь и совесть. Он и во многих других видел джентльменов (например, в лорде Галифаксе, которого считал другом), но не во всех, не питая ни малейших иллюзий в отношении не только Гитлера и Муссолини, но и Ллойд Джорджа. Хорошо это для политика? Хорошо, но, увы, не всегда. В этом драма джентльмена. Значит, лучше быть мерзавцем? Тогда скажите это прямо!

Возможны другие интерпретации личности и деятельности Чемберлена? Возможны. Только «какие ваши доказательства»?! До-ка-за-тель-ства, а не голословные заявления и личные оценочные суждения, перерастающие в хамство. Леди и джентльмены с хамами не разговаривают.

Негодование представителей мейнстрима вызвало то, что Девлин любит «не того». За неимением своего Петэна и, тем более, Лаваля, Невилл Чемберлен стал для части британского мейнстрима воплощением Зверя, что Девлин хорошо показала в своей книге «Ангелы из Англии» (2014) и в снятом на ее основе одноименном документальном фильме (2019). Большее негодование вызвало то, что не любит она тоже «не того», а именно Уинстона Черчилля, «величайшего британца ХХ века». Право не любить кого-либо у автора точно такое же, как право любить. Искажает она факты из-за этой нелюбви? Повторюсь, я такого не нашел. Возможны ли другие интерпретации личности Черчилля? Да их пруд пруди, но смотри выше про «какие ваши доказательства».

Пятое достоинство книги Девлин в том, что русский читатель, кажется (перекрестился, ибо мог что-то пропустить), впервые получает исследование о британской политике предвоенных лет, написанное не с черчиллецентричных и про-черчиллевских позиций. Черчилль, Рузвельт и де Голль – точнее, их идеализированные образы, созданные пропагандой военных лет, – заслонили всех остальных своих соотечественников в сознании не только большинства читателей, но и большинства историков. Это особенно заметно в отечественной мейнстримной науке, представители которой иные точки зрения то ли не знают, то ли сознательно игнорируют (о возможных мотивах умолчу). Многие ли осилили 1700 страниц двух томов «Войны Черчилля» Дэвида Ирвинга (ждем третий, заключительный том)? Ладно, Ирвинг не мил мейнстриму. А кто читал труды профессора университета Восточной Англии (прочие регалии опускаю) Джона Чармли «Чемберлен и утраченный мир» (1989), «Черчилль. Конец славы» (1993) и «Великий союз Черчилля» (1995)? Поднимите руки, коллеги!

Черчилля, Рузвельта и де Голля русский читателей знает не из историографии, а из агиографии, прикинувшейся наукой, как раньше – Ленина и Сталина. Если на родине всех троих «титанов» есть научные и публицистические работы (разного качества), написанные с другой точки зрения, то русскому читателю, не знающему иностранных языков, они недоступны и неизвестны. Попыткой дать портрет реального Рузвельта были статьи и заметки покойного Михаила Шевлякова, к сожалению, не успевшего закончить книгу о ФДР (хорошо бы найти ее рукопись и издать). В отношении де Голля такую работу успешно ведет Александр Бурлаков. Книга Девлин делает то же самое в отношении Черчилля, хотя, напомню, это книга не о нем, а о Чемберлене. Девлин могла бы написать книгу о Черчилле, но вряд ли станет это делать. Активная нелюбовь к герою – гандикап для биографа, порой фатальный (как во всех англоязычных биография Риббентропа).

Шестое достоинство книги Девлин в том, что она блестяще написана, с литературной точки зрения, и читается на одном дыхании. В ней нет ни занудного псевдоакадемизма, ни щеголяния кальками с иностранных языков, что у многих (к счастью, не всех) представителей мейнстрима считается непременным атрибутом научности. Нет в ней и разухабистой хлесткости, отличающей стиль поставщиков псевдоисторического «трэша» (обойдемся без фамилий). Она применяет к лорду Галифаксу современное слово «тролль», но объясняет, почему это делает. По-моему, уместно делает и убедительно объясняет. К тому же автор – отличный, оригинальный художник, знакомый читателям по книге «Ангелы из Англии» и по публикациям в интернете. Горжусь, что нарисованный ею портрет Риббентропа украсил новое издание его биографии, и жалею, что он помещен только на вклейке, а не на обложке.

Некоторым трудно смириться, что молодой талантливый историк написал фундированную (да, я знаю это любимое словечко ревнителей академизма) работу, факты и выводы которой противоречат мейнстримной точке зрения. К тому же она отличный литератор, художник, кинематографист и просто красивая женщина. Людям мейнстрима, не уверенным в крепости своих нервов, эту книгу лучше не открывать. Остальным – очень советую!

Доктор политических наук. Профессор университета Такусеку (Токио, Япония). Автор 30 книг

Похожие материалы

А что до горной страны, то персидский шах Аббас уверял, что Грузия для него как единственный сын от...

Защита конституции - защита конституционных прав и гарантий - краеугольный камень цивилизованного,...

Любая, самая хорошая и просвещенная власть в городе, обязательно требует наличия здесь отлаженной...