К сожалению, в аудитории «Русской идеи» собралось довольно много воспитанников правовой школы Ивана Васильевича: «Судите праведно, наши виноваты не были бы«. А если Юрий Дмитриев или Сергей Фургал из чужой партии, то им справедливость не положена. Правда, своей партии у любителей подхихикивать и подтявкивать «дорогим органам», как не было, так и нет, но это, как говорит Леонид Каневский, уже совсем другая история. Политическая.

А сейчас наша тема – правосудие.

Конституция РФ: «1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

  1. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.
  2. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого»

Кирилл Серебренников мне не просто чужой. Скорее враг. Но предъявленные ему уголовные обвинения я старался оценивать объективно и по окончании процесса написал, что судья Олеся Менделеева нашла оптимальный выход из сложившейся ситуации.  Вопрос в том, насколько сама ситуация правовая. Ведь доказательств того, что Серебренников клал в карман деньги, обналиченные его подчинёнными, так и не поступило.

За что же он был осуждён?

Теперь дело историка Юрия Дмитриева из карельского «Мемориала».

За что его так упорно стараются посадить аж с 2016 года?

И как про это писать, если наука, право и бытовой здравый смысл возлагают обязанность доказывания на утверждающую сторону? А в новостях сплошным потоком уголовные дела, в которых нечего опровергать. Попробуйте опровергнуть, что в Щемиловском пруду водятся инопланетяне.

По Дмитриеву – версия следствия. «Ч. 3 ст. 135 УК РФ (совершение развратных действий в отношении лица, заведомо не достигшего двенадцатилетнего возраста), п. «в» ч. 2 ст. 242.2 УК РФ (фотосъемка несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов)… в период с 2008 года по 2015 год, обвиняемый неоднократно производил фотосъемку обнаженной малолетней приемной дочери, с которой проживал совместно, в целях изготовления порнографических материалов».

Издали ужас-ужас.

А если присмотреться, то дело было возбуждено по доносу с классической формулировкой: «Свое имя не сообщаю, опасаясь, что Юрий через своих знакомых может причинить мне вред«. Заметьте: в лучших традициях той самой «ювеналки», которую у нас так любят обличать, если действие происходит на Западе. А «порнографические материалы» — это, оказывается, несколько (то ли 8, то ли 9 шт.) фото из сотен, хранившихся в семейном архиве, их никто не распространял и посторонним не показывал, как они оказались у следователей  — чёрт знает.

Защита связала чудесное обстоятельство не с туннельным эффектом и не с телекинезом, а с тем, что незадолго до ареста в дом проникали посторонние и рылись в вещах.  Видимо, это и были те самые анонимные ревнители морали, которые потом обратились в полицию.

Хозяин дома дал объяснения снимкам, на которых ребёнок сфотографирован без одежды. Объяснения вполне логичные. И они уж точно не менее убедительны, чем версия порнографии, по поводу которой доктор медицинских наук Лев Щеглов высказался в суде так: «с точки зрения и формальной, и профессиональной логики это почти юмористический документ».   Конечно, вы можете верить не профессору-сексологу, а эксперту с другой стороны, который по специальности искусствовед и настаивает на виновности Дмитриева. Но это именно вопрос веры, а не доказанных фактов.

Подчёркиваю важнейшее обстоятельство. В том, что Дмитриев действительно порнограф и растлитель, усомнилось в первую очередь само следствие. Было бы уверено в обвинении, не стало бы подпирать его совершенно посторонней статьёй   — 222 УК РФ, «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия…»  В качестве такового пригодился найденный во дворе ржавый и непригодный к использованию обрез старого ружья, который экспертиза, проведенная после ареста, оружием вообще не сочла.

«Неустранимое сомнение в виновности» Дмитриева официально зафиксировал для истории Петрозаводский городской суд, который 5 апреля 2018 года оправдал его по статьям об изготовлении детской порнографии и развратных действиях.

Однако потом руководителя карельского отделения «Мемориала» снова арестовывают и судят. За что? За то же самое, с чем один раз провалились в суде, только теперь оно проходит по ст. 132 УК РФ, «Насильственные действия сексуального характера».   Уголовный кодекс длинный, там ещё много интересных формулировок. Мощнейшая «фактическая база» дополнена туманными ссылками на нечто очень важное, что внезапно вспомнилось спустя много лет, но оглашению не подлежит, потому что «данные вопросы исследуются в закрытом судебном заседании».

Чем и удобны подобные обвинения. Наши западные «партнёры» не зря предпочитают их копанию в бухгалтерии. А российскую, с позволения сказать, «цивилизацию» напрасно упрекают в замкнутости и зашоренности. Как видите, она охотно берёт из мирового опыта всё самое креативное, что можно применить

Не знаю, нужно ли специально оговаривать, что взгляды коллеги Дмитриева от моих почти так же далеки, как эстетика К. Серебренникова. За кого голосует, с кем дружит, хороший ли человек – всё это не имеет отношения к делу. Важно только одно: есть неопровержимые доказательства совершения обвиняемым конкретных противоправных действий — или их нет.  Главная претензия к обществу «Мемориал» именно в том, что оно всё время норовит развести строгую науку историю «прелой политикой». Намного хуже, если подобным образом химичат с правом.

Классический детектив, в котором следователь, обнаружив преступление, ищет виновного, становится разновидностью фантастической литературы. В громких уголовных делах что у нас, что на Западе утверждается другая сюжетная схема. Виновный определён условиями задачи, а интрига состоит в том, чтобы подобрать для него преступление.

Ничего криминального не случилось? Выявим в семейном быту или отыщем в архиве.

Нет потерпевших? Назначим, уговорим, пригрозим в крайнем случае.

Статья не подходит? Возьмём другую, не отходя от кассы.

Любопытно было бы почитать такой детектив наизнанку. Он ведь тоже требует интеллектуального усилия, только не в поиске улик и оценке доказательств, а в раскрытии подоплёки.

Почему врагом назначен именно Иванов, а не Петров? Кому помешал?

Какая подоплёка дела Сергея Фургала? «Говорящий не знает, знающий не говорит». Наверное, политическая, поскольку речь идет о губернаторе.

В случае Дмитриева связь с местом работы не так очевидна. Не очень мне верится в то, что материалы из истории КПСС, которые подсудимый собирал, могли представлять какую-то опасность для нынешней правящей партии. А влияние «Мемориала» на актуальную политику, несмотря на все его усилия, пренебрежимо мало.

Наконец, калининградские врачи Элина Сушкевич и Елена Белая, которых коллеги неонатологи пытаются спасти, политикой вообще не занимались и к большим деньгам не причастны.

Вот задачки для Шерлока и Эркюля нового образца.

P.S. Тем, у кого дома хранятся фотографии их голеньких детей, т.е. всем вообще родителям, бабушкам и дедушкам  настоятельно советую их изорвать, сжечь и стереть из памяти компьютера, чтобы потом не пойти по ст. 132, 135, 242 и далее, если неизвестно кому и неизвестно зачем это понадобится.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Не будучи связанным с медицинской сферой, не берусь судить о санитарно-эпидемиологических аспектах...

За шаблонностью и кажущейся вторичностью текстов Потапенко современный читатель в деталях видит,...

Нина Андреева умерла, унеся с собой тайну ее нашумевшего письма. Ее ли это была инициатива, либо то...

One Comment
 
  1. Борис Олегович Митяшин 04.08.2020 at 23:58 Ответить

    «Какая подоплёка дела Фургала?»
    Я нельзя поверить, что официальная соответствует действительности? Что имевшейся оперативной информации — мало, чтобы сажать! Мы уже не СССРе! Что только теперь появилась фактура от подельника! Ни больше, ни меньше.
    И с «правозащитником» дело мутное. На кой фотографировал голой девочку? Эстет? Вы и для себя считаете допустимым? Вот за это и получи фашист гранату от российского солдата!
    Израильтянина Каневского считаете уместным цитировать.
    Серебренников, «СКОРЕЕ», враг. Вам не засняли на «Кодак», как он денежки в карман положил? А не будь вор, так, возможно, и друг?
    «Беспартийный марксист», печатающийся в «Русской идее»!

Leave a Reply