Когда его соученики стали во главе государства, а многие – весьма состоятельными людьми, Леонтий не изменил своим глубинным познавательным интересам и представлениям об общественном устройстве, базирующемся на представлениях русской дореволюционной интеллигенции.