Уход незабвенного Сергея Михайловича для всех, кто любит русскую философию, кто открыл ее красоту и вошел в ее глубину благодаря работам Половинкина, не остался только лишь горькой по-сыновнему, по-дочернему переживаемой утратой, но явился как торжество совершенного дела жизни.