2 января РI опубликовала материал о «католическом аятолле» Ярославе Качиньском. Но в Иране около 40 лет существует режим аятолл без всяких кавычек. Обращение к нему тем более актуально, что в стране только-только отгремели события, угрожающие сложившейся в ней системе революционно-консервативной власти. Поэтому герой этой недели – религиозный глава Ирана Али Хаменеи.  О нем очерк нашего постоянного автора и члена редакционного Совета нашего сайта Станислава Хатунцева.

***

Если говорить о консерватизме, «консервативной революции» и консерваторах-революционерах, то, пожалуй, первая страна, вспоминающаяся в связи этим – Исламская республика Иран, детище одержавшей победу в феврале 1979 г. исламской же революции.

Актуальное воплощение этой революции – Али Хосейни Хаменеи, второй после аятоллы Хомейни высший руководитель Ирана. По-персидски его должность звучит как «валие факих-е ирон», дословно «защитник-богослов», «владыка-богослов», или просто факих, а также рахбар.

Что же представляет собой нынешний иранский рахбар?

Прежде всего, это человек, который всю свою сознательную жизнь изучал ислам, шиитский, двунадесятнический его извод, который преобладает в современном Иране.

При знакомстве с биографией Хаменеи невозможно отделаться от мысли, что жизненный путь влиятельного богослова был предопределен ему самою судьбой.

Он – сейид, т.е. принадлежит к роду основателя ислама, пророка Мухаммеда. Мать Хаменеи – дочь ходжат аль-ислама из древнего иранского города Йезд. Ходжат аль-ислам – один из высших шиитских религиозных титулов ступенью ниже аятоллы и примерно соответствует рангу епископа в христианстве. Дед будущего рахбара, Сейед Хоссейн, был видным богословом в Иранском Азербайджане и в сакральном иракском городе Эн-Наджаф, где находится гробница халифа и первого шиитского имама Али, а его отец, Сайед Джавад Хосейни Хаменеи – преподаватель медресе, ходжат аль-ислам.

Мало того, родился Хаменеи (в 1939 г.) в священном для шиитов городе Мешхеде. Это второй по величине и численности населения город Ирана, столица знаменитого Хорасана. В начале IХ века там скончался восьмой шиитский имам – Реза; позднее был сооружен его мавзолей, вокруг которого стал расти и развиваться город Мешхед. Ежегодно его посещают около 20 млн паломников и туристов.

Уже в четыре года будущий великий аятолла пошел в школу, чтобы изучать там азбуку и Коран.

Семья Али Хаменеи, несмотря на свой высокий духовный статус, или, скорее, благодаря ему, была достаточно бедной; его отец вел весьма аскетичный образ жизни. Зачастую ужином для детей и взрослых служил только хлеб с изюмом.

Все семейные традиции, всё воспитание направляли молодого Хаменеи во вполне определенное русло. При этом главную роль в выборе жизненного пути богослова сыграл отец. Мать активно поддержала позицию мужа и сына.

Не следует забывать, что в то время иранские власти стремились превратить свою страну в светское государство западного типа, против чего решительно выступало шиитское духовенство. Это, с одной стороны, предопределило конфликтный характер отношений между шахским режимом и религиозными кругами Ирана, с другой – втягивало шиитов-двунадесятников, и прежде всего их духовных руководителей, в политическую деятельность и политические процессы. С течением времени конфликт между монархией и  двунадесятническим сообществом становился все более непримиримым, все более антагонистическим, приобретал форму «или – или»: или трон, или ортодоксальная шиитская вера.

Поэтому не удивительно, а, скорее, закономерно, что будущий богослов стал интересоваться политикой. Произошло это очень рано, еще в 1952-м году, когда Али Хаменеи услышал речь сейида Навваба Сафави, которого в Иране считают мучеником (казнен в 1956 г. в возрасте 31 года). Он говорил о господстве божественных законов, возрождении ислама, коварстве шаха и англичан, об их лжи по отношению к народу Ирана. Хаменеи глубоко впечатлился выступлением Сафави. По его словам, именно тогда он зажегся искрами «вдохновения Исламской революцией».

Но политика как таковая началась для Хаменеи десятью годами позже. До этого он успел поучиться в сакральном Эн-Наджафе, но дальнейшее фундаментальное обучение проходил уже в иранском Куме, находящемся немного южней Тегерана. Это мировой центр шиизма, важный центр паломничества двунадесятников, своего рода шиитский Ватикан. Там находится богословская школа, которую двунадесятники считают второй по значению после богословской школы в Эн-Наджафе. Также Кум самым закономерным образом является колыбелью исламской революции.

В 1962-м в Куме начались протестные кампании аятоллы Хомейни против антиисламской и проамериканской политики шаха Мухаммеда Резы Пехлеви. Через два года Хомейни выслали из страны, но студент-богослов Али успел с ним познакомиться, и не просто познакомиться, а стать одним из ближайших соратников будущего фронтмена исламской революции на Среднем Востоке. Его радикальные взгляды оказали сильное влияние на Хаменеи, он начал активно выступать против монархии.

Это стоило богослову шести арестов, многих месяцев тюрьмы и ссылки в Ираншехр, городок на юго-восточной окраине страны, большинство населения которого составляют сунниты-белуджи (для шиита-двунадесятника сунниты примерно то же, что для католика – православные), а климат жарок и засушлив даже по местным, иранским, меркам.

Кстати говоря, сам Хаменеи по своему этническому происхождению не перс (персы составляют примерно 60% населения Ирана), а азербайджанец. Это вторая по численности национальная группа в стране.

Несмотря на преследования властей, Али Хаменеи продолжал свою оппозиционную деятельность и стал одной из главных фигур разворачивавшейся в стране исламской революции.

После ее победы ему открылась головокружительная карьера: Хаменеи стал имамом пятничной молитвы в Тегеране, столичным депутатом в Собрании Исламского Совета, создал газету Джомхури-е эслами («Исламская республика»). Он же оказался в числе основателей Исламской республиканской партии (ИРП), войдя в состав ее Центрального совета. Мало того – Али Хаменеи попал в высший временный орган власти страны, Революционный совет, занял пост заместителя министра обороны и встал у истоков Корпуса стражей исламской революции (КСИР), на некоторое время возглавив эту ключевую для исламской республики военизированную структуру.

В 1980 г. Хаменеи был избран депутатом иранского парламента – меджлиса, назначен личным представителем Хомейни в Высшем Совете обороны и в вооруженных силах страны. Когда началась ирано-иракская война, Хаменеи дневал и ночевал на ее фронтах.

Но война уже давно шла и внутри страны. Одним из главных ее участников была леворадикальная «Организация моджахедов иранского народа» (ОМИН) или Моджахедин-э Халк, созданная в 1965 г. студентами Тегеранского университета. В 70-е ее активисты провели ряд громких терактов. К началу исламской революции (1978 г.) ОМИН насчитывала 100 тыс. членов и приняла активное участие в ней, однако политические конкуренты аятоллам были не нужны. Организация подверглась террору со стороны новых властей и начала вооруженную борьбу с ними.

В 1981 г. ОМИН организовала взрыв в штаб-квартире ИРП, который унес жизни 72 высших чинов правительства, включая председателя Верховного суда, второе лицо в стране. А в результате взрыва в канцелярии премьер-министра погибли тогдашние президент Ирана, премьер и министр внутренних дел, тяжело ранен министр обороны.

Было предпринято и покушение на Али Хаменеи. Он получил тяжелые ранения. Но несмотря на это, его карьерный рост продолжился. Террор ОМИН объективно … расчистил ему путь к самым вершинам власти в революционном Иране.

Хаменеи был избран генсеком ИРП вместо погибшего М.Д. Бахонара, а на внеочередных президентских выборах получил 95% (более 16 млн.) голосов, став третьим президентом Ирана и отбыв на этом посту два допустимых по конституции страны срока (1981 – 1989 гг.).

Став главой верховной исполнительной власти, он усилил террор в отношении противников исламской революции. Тысячи оппозиционеров были казнены по приговору революционных судов. Но в 1982 г. эти суды были упразднены.

Следует отметить, что КСИР в течение ирано-иракской войны и двух президентских сроков Хаменеи превратился из народного ополчения в элитную гвардию, которую злые языки сравнивают с корпусом СС в нацистской Германии.

К окончанию второго его президентства умер аятолла Хомейни. На следующий день после смерти этого харизматика, 4 июня 1989 г., Совет экспертов отдал Хаменеи 60 голосов из 74-х,  и он стал Высшим руководителем Ирана, рахбаром.

Интересно, что в это время Хаменеи не был даже аятоллой. Между тем, согласно иранской конституции, на посту Высшего руководителя должен находиться не просто аятолла, а великий аятолла. Этот титул Хаменеи получил только в 1994 г.

Из данных фактов, равно как и из того, что президентские выборы 1985 г. принесли ему поддержку 85% иранцев, которые в них участвовали, можно сделать вывод, насколько политика Хаменеи и сама его фигура были популярны в иранском обществе и особенно в верхушке руководящих им исламских революционеров в критическое для постреволюционного Ирана десятилетие.

Полномочия Высшего руководителя в Исламской Республике Иран весьма велики. Он определяет общую политику страны после консультаций с Ассамблеей по определению государственной целесообразности. Любое важное решение должно быть утверждено им. Даже для демократически избранного президента требуется одобрение со стороны верховного лидера. При этом Хаменеи значительно расширил полномочия рахбара-факиха, передав ему (то есть, в сущности, самому себе) некоторые права президента, второго лица в Иране – по контролю над работой президентской администрации, совета министров, судебной системы, КСИР, меджлиса, СМИ, вооруженных сил, разведки, полиции, различных негосударственных организаций, фондов, советов и бизнес-сообществ. Он лично назначает и смещает факихов Совета по охране Конституции (это влиятельнейший контрольный орган Ирана, который может блокировать решение любой из трех ветвей власти), высшее лицо судебной власти, глав телерадиокомпании ИРИ, начальника Объединенного штаба, главнокомандующего КСИР, командующих вооруженными силами и внутренними войсками. Однако религиозный лидер, как уже говорилось, избирается Советом экспертов из влиятельных богословов, которые сами избираются на всенародных выборах сроком на 8 лет.

Хаменеи – безусловный лидер иранских консерваторов, но он активно поддерживает многие направления научно-технического прогресса. Рахбар одобрил проведение исследований в области стволовых клеток и терапевтического клонирования, огромное внимание уделяет развитию космической и ракетной отрасли, атомной энергетики. Кроме того, не чужд Хаменеи многих элементов экономического либерализма, в частности, ратует за ускорение темпов приватизации в народном хозяйстве.

В сфере внешней политики рахбар остается открытым противником США и Израиля. Так, в начале декабря лидер исламской революции заявил, что признание Штатами Иерусалима в качестве столицы еврейского государства указывает на некомпетентность американской администрации и провал ее в «палестинском вопросе».

А на встрече с членами Координационного совета исламской пропаганды перед Новым годом он призвал «остерегаться железных рук США, скрытых в бархатных перчатках».

Али Хаменеи ведет аскетический образ жизни – в шиитском понимании этого слова. Он – семьянин, женился  еще в 1964 г., имеет шестерых детей. Рахбар написал около двух десятков книг, а несколько книг перевел на персидский язык. Является знатоком персидской же поэзии, любителем пеших горных прогулок.

Хаменеи без всяких сомнений можно назвать классическим, весьма ярким, представителем «партии ценностей», который всю свою сознательную жизнь противостоит так называемой «партии жизни»[1].

[1] О «партии ценностей» и «партии жизни» см.: http://www.russ.ru/Mestnyj-vzglyad/Cymburskij-i-SHpenglerhttp://www.apn.ru/index.php?newsid=26241, https://politconservatism.ru/interview/po-shpengleru-konets-istorii-podavlenie-bunta-tsennostej-protiv-zhizni.

Историк философии, публицист

Похожие материалы

Британский историк Найал Фергюсон в только что появившейся в печати книге «Площадь и башня»...

Какую сложную вязь плетёт история из кажущихся противоборствующими и даже взаимоисключающими, но...

Изменив основы конституционного строя, правительство Орбана получило широкие возможности для...