Русская Idea традиционно уделяет большое внимание геополитической проблематике, в основном опираясь на концепцию «Острова Россия» Вадима Цымбурского и её развитие в работах Бориса Межуева, в частности – в статье ««Остров Россия» и российская политика идентичности», опубликованной в журнале «Россия в глобальной политике» в апреле прошлого года. В геополитической линии нашего проекта мы стараемся показать необходимость для России умеренного цивилизационного изоляционизма, отказа, как от западной, так и восточной идентичностей. Во многом схожим сюжетам посвящена статья помощника президента Владислава Суркова «Одиночество полукровки», опубликованная 9 апреля 2018 года в журнале «Россия в глобальной политике».

Продолжая геополитические размышления, мы предоставляем слово постоянному читателю нашего сайта Руслану Москвитину, рассматривающего в своей статье экономическую подкладку геополитического противостояния Запада России и продолжающего тему «геополитики потоков«, которую начал на нашем сайте некоторое время назад Владимир Никитаев

 

***

Истерика зашкаливает. Запад заходится в ней. Те, кто застал «холодную войну» времён противостояния СССР и США, не помнят ничего подобного. Прежняя «холодная война» напоминала упорную, но вялую схватку двух изрядно уставших тяжеловесов.  Теперь же Запад проводит яростные атаки на Россию, захлёбываясь в лицемерии, демагогии, лжи и собственной желчи. Многие говорят, что уже идёт Третья мировая война. Правда, пока ещё только «холодная», на информационном уровне. Хотя конфликты на Украине и в Сирии уже находятся в горячей стадии. Но не может же это быть просто так. Должна здесь быть какая-то скрытая причина. Подсознательно мы понимаем, что где-то перешли Западу дорогу. А точнее, где-то прервали их планы, порвали долго и хитро сплетаемую удавку на шею России. Но где? Каков был смысл той «шахматной комбинации», которую задумал Запад, а точнее США, и которую разрушила Россия? Давайте попробуем разобраться.

 

***

История политико-мировозренческого противостояния (а сюда входит и религиозное, и духовное, и историко-философское противостояния) уходит корнями на многие столетия назад. Этапы развития западной русофобии со времён империи  Карла Великого до наших дней прекрасно изложены в книге швейцарского историка и публициста Ги Меттана «Запад-Россия. Тысячелетняя Война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса. Почему мы так любим ненавидеть Россию?» И Ги Меттан, говоря о мировоззренческих корнях кризиса, всё же слегка приоткрывает завесу из мантр о «свободе, демократии и цивилизации». Истинная причина, конечно же, в экономике. Розенберг и Бирдцел (американские историк и юрист) на исходе ХХ-го века написали книгу «Как Запад стал богатым». Книга получила ошеломляющий успех на Западе, многократно переиздавалась и стала, по сути, современной библией либерала-западника. Книга, безусловно, заслуживает того, чтобы её прочесть вдумчивому человеку. Я остановлюсь только на главном в этой книге – богатство рождается из торговли; кто контролирует торговые потоки, тот контролирует и финансовые потоки; а тот, кто контролирует финансовые потоки, тот и определяет политику. Западу удалось на протяжении многих веков направить основные торговые потоки в свою сторону, а войны, под какими бы лозунгами они не велись, всегда ведутся за контроль над территориями и торговыми потоками, как источниками финансовых ресурсов и политического влияния. Это и есть постулаты и смысл той большой мировой «шахматной игры», которая ведётся уже много веков и свидетелями обострения, которой мы сейчас являемся.

Попробуем понять, как это выглядит действительности. «Великий шёлковый путь» столетиями являлся ключевым торговым путём мира. Различные товары из Китая и Индии через горы и пустыни Афганистана и Персии приходили в Сирию, в Дамаск, а затем на кораблях переправлялись в Европу. Именно благодаря этому потоку Венеция стала одним из богатейших городов-государств. Легенды о венецианских купцах и их богатствах сохранились до сих пор. Посмотреть на их дворцы и каналы эпохи расцвета культуры, а, по сути, эпохи безудержного тщеславия, когда венецианские нувориши пытались перещеголять друг друга в богатстве, туристы со всего света стремятся до сих пор. Средиземное море – последний участок «Великого шёлкового пути», а, как уже было сказано выше, тот, кто контролирует торговые пути, тот контролирует финансы; тот, кто контролирует финансы, тот контролирует политику… Понятно, почему в древние и средние века контроль над Средиземным морем был столь важен для Европы, и почему все средиземноморские государства беспрерывно воевали друг с другом.

Наступила «эпоха великих географических открытий». Корабли европейцев, первоначально созданные для того, чтобы нападать на своих конкурентов и отбирать у них товары, стали уходить всё дальше от своих родных портов и открывать новые торговые пути. Васко да Гама, откровенный садист и стяжатель, отправился на поиски золота и драгоценностей, по пути творя злодеяния, которые могли бы соперничать с ужасами нацистского концлагеря «Ясиновац» в Хорватии. Но в западной историографии он — «великий путешественник», который «открыл морской путь из Европы в Индию» и тем самым подорвал монополию сухопутного «Великого шёлкового пути». Ведь по морю значительно безопаснее везти товары, чем через перевалы Гиндукуша и через степи и пустыни, контролируемые неисчислимыми местными бандами. Венеция как основной торговый порт Европы начинает потихоньку терять свои позиции, зато начинают своё восхождение Гавр, Лондон, Амстердам и Роттердам. Все они стоят на берегах и в устьях рек, которые, пронизывая сушу Европы, сами являются великолепными торговыми путями.

И у русичей города также росли по берегам рек. Ладога, Новгород, а позднее и Киев – «мать городов русских» – все они стояли на великом русском торговом пути «из варяг в греки». Отсюда – значение Чёрного моря для России. Оно такое же, как значение Средиземного для Европы – это море соединяло внутренние русские торговые пути с «Великим шёлковым». Но при этом выход из Чёрного моря в Средиземное мог быть только через Дарданеллы и пролив Босфор – узкий канал, перекрытие которого отрезало Россию от мировой торговли. Вот почему контроль над мореплаванием в Чёрном море является для России столь принципиальным. Вот почему «вопрос черноморских проливов» был постоянной точкой преткновения и конфликтов в отношениях России и Запада на протяжении, по крайней мере, последних 200-300 лет.

Вернёмся в Европу. Развитие морских торговых путей между Европой и Азией подтолкнуло европейскую промышленность. Знаменитые швейцарские часы и немецкая оптика есть не что иное, как результаты решения вопросов навигации. А ведь эти страны находятся в середине Европы и далеко от моря. Что уж говорить о тех, кто строил суда, заготавливал для них лес, вязал канаты, лил пушки и ядра, делал порох. Металлургия, химия, деревообработка и другие отрасли промышленности получили громадный толчок. Оказалось немало и желающих пограбить торговые суда. Каперство, пиратство привело к необходимости создания защиты торговых путей, а значит и военно-морских флотов. Но корабль не может находиться вечно в море — ему нужна база. И вот начинается основание военно-морских баз вдоль теперь уже «великого морского пути» из Азии в Европу. Англия, Франция, Голландия основывают гигантские военно-торговые морские Ост-Индийские компании, которые захватывают Индию, Китай, Австралию, Африку и под видом «приобщения их к европейским ценностям» (а тогда это было обращение в католичество), по сути, грабят и уничтожают местное население. Всё это возвышает европейцев в их собственных глазах, они разрабатывают различные теории расового превосходства, оправдывающие их деяния, и смотрят на всех, кто живёт восточнее их, как на ущербных и неполноценных. Конечно же, в этом процессе европейские страны не раз сталкивались друг с другом, но всегда объединялись, если речь шла о противостоянии с «азиатскими варварами», в число которых входила и Русь-Россия.

Россия же всегда жила своей собственной историей. Будучи растянутой между Европой и Азией, она объединяла в себе как восточную, так и западную ментальность. Но при этом никогда не участвовала ни религиозных войнах Европы, ни в её феодальных смутах. Она также не была частью китайских и монгольских деспотий, чужды ей и индийские многобожия и верования. И Европа долгое время мало обращала внимания на Россию, пока Пётр I не разбил зарвавшихся шведов (а на тот момент это была не только европейская, но, пожалуй, и мировая сверхдержава) и не основал свою новую столицу в устье Невы. С геополитической точки зрения это было действительно «окно в Европу», т.к. создавался новый торговый путь России напрямую с Германией, Голландией, Британией и Францией. «Став твёрдою ногою на брегах Невы», русские разместили на этой клетке свою очень сильную фигуру. Шок от появления нового могущественного государства в лице России на восточных границах Европы был огромен. Пожалуй, с тех пор этот шок так там и не прошёл. Помня о внезапных и стремительных атаках петровских галер своего побережья, шведы до сих пор ищут во фьордах «русские подводные лодки». Страшилки об агрессивном «русском медведе», начиная с подложного «завещания Петра» до «вмешательства в Brexit и выборы по всей Европе» до сих пор в ходу. Их распространяли и распространяют большинство западных политиков вне зависимости от своих внутриевропейских политических пристрастий: от Карла Маркса до Гитлера и Терезы Мэй.

Торговый путь вокруг Африки был долог. И вот появляется Суэцкий канал. Французы и англичане вступают в схватку за контроль над этим каналом: «кто контролирует мировые торговые пути, тот контролирует мировые финансы …». Любимец почтенной евроориентированной публики и первый лорд Адмиралтейства Её Королевского Величества сэр Уинстон Черчилль пролил реки крови в Судане и Египте для того, чтобы этот канал навечно был под контролем Британской империи, над которой, как тогда было всем известно, «никогда не заходит Солнце». А Суэцкий канал расположен всё там же, где когда-то заканчивалась сухопутная часть «Великого шёлкового пути». Понимали стратегическую важность Суэцкого канала и в СССР. Именно поэтому Советский Союз вкладывал столько средств в Египет и дружил с его тогдашним руководством. Возможно, эта дружба была излишне расточительной, даже в ущерб развитию собственной страны. И как результат, когда СССР пришел ко краху, мы вынуждены были уступить эту клетку на  шахматной доске Западу. Но в последнее время Россия опять возвращается в этот регион. Мы опять дружим с Египтом, хотя и намного осмотрительнее. В прошлом году в Москву приезжал президент Судана и мы договорились об открытии военной базы на его территории. Там же неподалёку в Джибути уже находится китайская база ВМФ. В общем, «процесс пошёл».

«Правь, Британия, морями!» — это слова британского гимна. И не просто слова. Это, пожалуй, основа менталитета жителей туманного Альбиона. Адмирал Горацио Нельсон, пираты Френсис Дрейк и «Чёрная Борода» — вот герои британского эпоса. Не имея никогда сколь-нибудь серьёзной сухопутной армии, Британия ревностно следила, чтобы военно-морской флот Её Величества всегда был самым большим и сильным в мире. Чтобы её присутствие было на всех водных просторах мира от океанов до рек и озёр, имеющих хоть какую-то связь с этими океанами. Одновременно Британия не допускала, чтобы какая-либо страна в Европе могла иметь флот, хотя бы в половину равный британскому. Многочисленные англо-голландские и англо-французские войны никогда не имели целью захват столиц и метрополий этих стран, но всегда являлись борьбой за владение над колониями и уничтожением флота соперника. Чтобы контролировать узкий проход из Средиземного моря в Атлантический океан, Англия захватила южную оконечность Испании – Гибралтар. И Испания уже более 300 лет оспаривает этот клочок суши у Соединённого Королевства. Там, кстати, сейчас располагается база НАТО – попробуй, отними! Очевидно, что и в Первую мировую войну Британия вступила в стремлении не допустить усиления военно-морского флота Германии. Договор о военно-морских силах Германии, позволявший немцам строить флот силой не более 1/3 от британского флота, явился британо-немецким «пактом о ненападении» и основой возрождения нацистских крингсмарин после Версальского запрета. Американский адмирал Девид Мэхем ещё в XIX веке понял какую исключительно важную роль сыграл военно-морской флот в становлении Британской Империи. Его книга «Влияние морской силы на мировую историю» с момента её выхода стала настольной книгой всех флотоводцев мира, базой современной геополитики и легла в основу концепции американского военного мирового доминирования.

 

***

А что же Россия? Несмотря на балтийское «окно в Европу», Россия всё равно оставалась в стороне от основных мировых торговых путей. Порты в Петербурге, Архангельске и Владивостоке имеют ограниченный период судоходства – только в летнее время. Остаётся Чёрное море. И Екатерина Великая основывает Одессу. Но обеспечение безопасности черноморских торговых путей невозможно без контроля над Крымом. И вот Крым становится русским. Запад, великие морские державы того времени — Британия и Франция – очень недовольны этим. Задача не допустить Россию к выходу в Средиземное море и основным мировым торговым путям становится одним из приоритетов их политики. И сделать это очень просто, если всё время стоять за спиной Турции и натравливать её на Россию. Нет прохода через Босфор – и Чёрное море превращается в «русское озеро». Ункяр-Искелесийский договор 1833 года с Турцией, когда на каких-то 8 лет Чёрное море было закрыто от кораблей других стран, кроме России и Турции, вызвал в Лондоне такую антирусскую истерику, которую можно сравнить, пожалуй, лишь с истерикой по поводу «аннексии Крыма» в 2014-м. И повод ведь в точности один и тот же: Россия посмела отстаивать свои интересы на Чёрном море. Британская дипломатия пустила в ход все инструменты – от подкупа до угроз – чтобы не дать возможность продлить этот договор. И затем, уже в 1854-55 годах Англия, Франция, Австрия и Пруссия выступили на стороне Турции в Крымской войне (хотя, «Крымской» она была довольно условно, т.к. боевые действия развернулись и на Балтике, и на Дунае, и на Дальнем востоке) тоже только для того, чтобы замкнуть Россию в границах «русского озера».

Надо сказать, что и вдоль почившего в бозе «Великого шёлкового пути» Британия так же стремилась не допустить Россию к выходу к Индийскому океану. Англичане всегда старались установить своё военное присутствие в этом регионе. Там, где не было возможности установить военно-морскую базу, Британия вводила войска. Где не было возможности ввести войска, устанавливали протекторат или подкупленное марионеточное правительство. Бесконечные стычки с русскими в Персии и Афганистане тому подтверждение. Именно в такой стычке погиб русский дипломат и писатель Александр Грибоедов. А в 2016-м в Турции был убит русский посол Андрей Карлов. Исторические декорации сменяются за окном, но методы остаются прежними.

С развитием железнодорожного транспорта у Британии появилась идея возродить сухопутный «Великий шёлковый путь». Всё-таки поезда идут быстрее, а, значит, можно значительно увеличить грузооборот по этому пути. И тогда Лондон задумал построить железную дорогу от Шанхая до Дамаска. Но для этого надо было уговорить, подкупить, запугать, в общем, установить абсолютный контроль над правительствами всех государств, через которые должен пройти этот путь. И Британия взялась за дело. Но в Петербурге тоже понимали, что «Россия должна прирастать Сибирью». Не может Дальний Восток быть вечно дальним, иначе он когда-нибудь отпадёт как хвост ящерицы. России нужен был, помимо Одессы, ещё хотя бы один незамерзающий круглогодичный порт. И этим портом стал Порт-Артур, взятый у Китая в аренду на 49 лет. Было принято решение построить Транс-Сибирскую магистраль, соединяющую этот порт с европейской частью России. Это был глобальный проект. Так называемая «Большая азиатская программа», которая в случае его успешной реализации могла бы похоронить владычество Британии над морскими торговыми путями из Азии в Европу.

Это решение вызвало очередную волну русофобской истерики на берегах Темзы. Британские газеты захлёбывались в желчи и требовали английский кабинет в очередной раз остановить агрессивного русского медведя. Но как это сделать? А ровно теми же самыми методами, которыми сейчас Запад пугает своего обывателя – заявить об угрозе со стороны России. И вот Англия начинает антирусскую компанию в Японии. Японцам активно внушают, что огромная Российская империя вот-вот нападёт на их маленький и беззащитный остров. И чтобы защититься от этого, необходим союз с сильной и могущественной державой. Феодальная самурайская Япония, в начале ХХ-го века считавшаяся страной третьего сорта, в одночасье становится стратегическим партнёром Великой Британии. Договор о дружбе, торговле и союзнических отношения между Британией и Японией был составлен и подписан буквально в течение нескольких дней. Чего ни до, ни после в истории Британии никогда не было. Японии были открыты огромные военные кредиты. На английских верфях началось строительство броненосцев для «страны восходящего солнца». В японскую армию потекли бурной рекой лучшие английские образцы вооружения, начиная от ружей и заканчивая пушками и новейшими тогда американскими пулемётами Льюиса (как тут не вспомнить «Джавелины» и прочие выделения средств Украине для «сдерживания российской агрессии»). Японские газеты тоже стали заходится в антироссийской истерии и массово публиковать пасквильные статьи и карикатуры на царя, Россию и русских. Шовинистический угар достиг апогея и в ночь на 27 января 1904 года Япония, без объявления войны, атаковала русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура. Мы не будем сейчас вдаваться в причины поражения Русской армии в той войне. Нам важно понять, что главный выигрыш здесь остался за Западом, и России не удалось реализовать свой глобальный стратегический проект. Запад на долгие десятилетия поставил на этой клетке свою сильную фигуру.

Вторая мировая война была столь значительным событием, и по историческим масштабам была столь недавно, что оценить в полной мере её значение вряд ли пока возможно. Но кое-какие замечание всё же следует сделать. Свои геополитические планы Гитлер изложил в двух книгах «Майн кампф» («Моя борьба») и «Цвай бух» («Вторая книга»). И планы были эти очень просты. Считая немецкую нацию основой для развития европейской цивилизации, Гитлер задался вопросом — где взять жизненное пространство для её развития? Ответ был очевиден: если на Запад развиваться нельзя, т.к. там Атлантический океан, то развиваться можно лишь на Восток. Drang nach Osten. В беседе с известным швейцарским дипломатом, историком и комиссаром Лиги Наций в Данциге Карлом Буркхардтом фюрер, в частности, отметил: «Всё, что я делаю, направлено против России. Если Запад слишком глуп или слишком слеп для того, чтобы это понять, то я буду вынужден заключить соглашение с русскими, развернуться и нанести удар по Западу, а после его поражения развернуться и, объединив мои возможности, напасть на Россию. Мне нужна также Украина, и тогда никто не сможет заставить нас голодать, как это было во время последней войны». Гитлер предполагал активной атакой поставить мат России, отбросив русских за Урал и заняв всех освободившиеся клетки на доске западно-европейскими фигурами.

Но вышло совсем наоборот, вместо этого Советский Союз в упорной борьбе занял клетки в Восточной Европе – естественная реакция России, чтобы отгородиться от беспокойных западных соседей. Со стороны СССР это был шах, но не мат. Не прошло и четырёх лет после Победы, как бывшие «союзники» объединяются в Северо-Атлантический блок (НАТО) для «противодействия угрозе со стороны России». В уставных документах НАТО основная цель блока так прямо и записана. И уже в 1954-м году Гейнц Гудериан, чьи танкисты осенью 1941-го рассматривали в бинокли стены Москвы, выпустил небольшую брошюру под скромным названием «Можно ли защитить Западную Европу». Это довольно любопытный труд, который по сию пору является настольной книгой русофобов всех мастей и национальностей – от Генсека НАТО до последнего журналиста Daily Mail. Любую главу этой книжицы можно брать и смело печатать в сегодняшних западных СМИ и никто не поймёт, что это было написано более полувека назад. Для примера только одна цитата:

«Возьмите карту деления Германии сегодняшнего дня на зоны и представьте себе наше положение и наши границы. Граница Западной Европы проходит от Аквилея на берегу Адриатики через горы Караванке, Бургенланд и до Дуная у Прессбурга и далее вдоль моравско-богемской границы до Циттау, а оттуда вдоль линии Одер – Нейссе. Но благодаря существованию оккупационных зон Советского Союза в Австрии и Германии сфера его господства простирается еще намного дальше к западу от этой политической границы. На всей территории до Энса и до стен Пассау, а также, как мы уже говорили, до р. Верра и стен Любека расположились русские солдаты, правит русская администрация.

Вот какова «другая форма демократии», о которой мечтали западноевропейские политиканы еще в 1945 – 1946 годах, когда они заполнили советскими судьями Нюрнбергские трибуналы, чтобы судить защитников Европы. Можно как угодно судить о делах Гитлера, но когда оглядываешься назад, видишь, что его борьба велась в интересах Европы, хотя он и совершил при этом страшные ошибки и промахи. Наши солдаты боролись и гибли за Европу, даже если каждый из них в отдельности и не сознавал этого».

Итак, великая шахматная партия продолжается.

 

Продолжение следует

 

 

Политолог, публицист, блоггер

Похожие материалы

Своей жизнью Козьма Солдатёнков показал соотечественникам, что в России можно заниматься...

Сегодня, пишет де Вилье, Франция стоит перед выбором: «Хлодвиг или Коран». Разумная постановка...

Представляется весьма вероятным, что беспрецедентно долгое и устойчивое существование китайской...