«Один великий француз как-то

сказал: “Война ― слишком серьезное дело,

чтобы доверять ее генералам”. Настали

такие времена, когда верно другое

утверждение: “Политика ― слишком

серьезное дело, чтобы доверять ее

политикам”».

(Дуайт Эйзенхауэр, 34-й президент США)

Лидер республиканских праймериз Дональд Трамп уже давно нервирует вашингтонских политиков. Мейнстримная пресса поначалу смеялась над кандидатом. Потом, когда его рейтинг пошел вверх, издания стали соревноваться в предсказаниях, когда «эффект свежего лица» закончится и «реальные» кандидаты наконец займутся выяснением отношений. Когда же стало понятно, что «эффект» сам собой не закончится, его значимость стали всячески принижать.

В самом начале 2016 года главной медийной мантрой стало: «Надо понимать разницу между популярностью по опросам и явкой на кокусы и праймериз». Несмотря на то, что уже тогда появились сообщения и отчеты о весьма неплохой организации штабов Трампа на местах, большинство экспертов отказывались верить в то, что популярность несистемного кандидата конвертируется в победы на первичных выборах. Казалось, что как только Круз, Рубио и Кейсик вкупе с их СуперПЭКами начнут работать «на земле», от лидерства Трампа не останется и следа.

Второе место миллиардера в Айове вроде как подтверждало справедливость этих предсказаний, но никто из серьезных аналитиков уже не прочил ему «скорого и унизительного поражения». СМИ увидели, что на местах Дональда Трампа поддерживает не только хорошо слаженная команда, ведущая предвыборную работу по всем правилам военного искусства, но и значительная часть низовых республиканских ячеек и даже представителей власти.

Далее Трамп вчистую выиграл сначала Нью-Гэмпшир, потом Южную Каролину. И если маленький либеральный Нью-Гэмпшир нью-йоркскому селебрити можно было «простить», то консервативный южный штат, где на республиканских праймериз бал всегда правили христианские правые, а в последние пять лет еще и сторонники Движения Чаепития, просто «обязан» был выбирать Теда Круза или Марко Рубио.

Губернатор Южной Каролины Никки Хэйли, стопроцентная республиканка и очень популярный в своем штате политик, поддержала на праймериз кандидатуру Марко Рубио, а позже даже высказалась в том смысле, что ее устроит победа кого угодно, кроме Дональда Трампа. В любом другом политическом сезоне такой расклад практически гарантировал бы разгромный проигрыш «выскочки».

Но только не в сезоне 2016.

Вскоре выяснилось, что Хэйли не имеет никакого влияния на местную партийную организацию, которая практически в полном составе агитировала за Трампа. Апогеем неповиновения стала открытая поддержка кандидатуры миллиардера вице-губернатором штата Генри Макмастером.

Та же картина наблюдалась и в Неваде, где республиканские кокусы состоялись тремя днями позже. Здесь в поддержку Трампа выступили несколько членов Ассамблеи (заксобрания), самым именитым из которых был Брент Джонс, икона «чайников» штата.

23 февраля Трамп выиграл и Неваду. А когда он и его команда паковали чемоданы в Лас-Вегасе, на сайте Real Clear Politics появились данные опросов, из которых ясно следовало, что единственный штат, в котором дела у миллиардера идут неважно ― это Техас, родной штат Теда Круза, так что в «супервторник» 1 марта Дональд станет не просто безоговорочном лидером гонки, он станет ее победителем.

Удивительно, но утром 24 февраля никакой паники еще не было. Результаты невадских кокусов и свежие рейтинги были опубликованы, а в прессе были лишь дежурные заголовки вроде «Трамп одержал третью подряд чистую победу».

Во второй половине дня Дональд Трамп прибыл в Вирджинию на мероприятие консервативного Регентского Университета. На сцене Трампа приветствовал сам духовный лидер религиозных правых Америки Пат Робертсон и пожелал ему победы. «Вы вдохновляете нас всех», ― вот что сказал кандидату Робертсон. Ни много, ни мало.

В ответ Трамп поделился с Робертсоном своими соображениями о том, почему Тед Круз ― не самый лучший кандидат от Республиканской партии и кого из судей лучше всего номинировать на вакантную должностью судьи Верховного Суда США. Робертсон согласно кивал.

Круз на той же сцене появился через два дня, когда Трамп взорвал новую информационную бомбу, находясь на родине Теда, в Техасе.

При большом скоплении прессы кандидат-миллиардер появился в компании своего недавнего соперника по праймериз, губернатора Нью-Джерси Криса Кристи, который заявил о своей безоговорочной поддержке Трампа в качестве кандидата в президенты США. Кристи без обиняков заявил, что из всех оставшихся кандидатов только Дональд Трамп может победить Хиллари Клинтон и добиться лучшего будущего для Америки и американцев.

GNP

Трамп назвал поддержавшего его Кристи «давним другом» и «выдающимся губернатором»

И вот тут уж началась настоящая паника. Самые разные республиканские политики стали выступать с заявлениями, которые можно резюмировать как «Враг у ворот» или «За шаг до катастрофы».

Сайт мейнстримного консервативного издания National Review к воскресенью 28 февраля был весь заполнен статьями о «страшном Трампе» и грядущим в связи в его вполне возможной номинацией апокалипсисе. И в каждой статье содержалось требование проверить его налоговую отчетность.

Один из главных стратегов кампаний Джорджа и Джеба Бушей Карл Роув собрал экстренное совещание в Вашингтоне, требуя принять немедленный план действий против неугодного фронтраннера. Спешно организованная рабочая группа рекомендовала губернаторам написать открытые письма «к народу» с целью не допустить триумфа несистемного кандидата 1 марта.

Митт Ромни обратился к Джону Кейсику с призывом сняться в пользу Марко Рубио, но Кейсик остался глух к этому призыву, равно как и губернаторы никаких писем писать не стали.

Сенатор Линдси Грэм во всеуслышание заявил: «Моя партия сбрендила к чертям!», а член Палаты Представителей Конгресса Карлос Курбело даже потребовал от испаноязычных американцев «национальной идентичности» в подходе к кандидатуре Дональда Трампа. «Он делает такие вещи, ― сказал в интервью Associated Press Курбело, ― которые мы говорим нашим детям не делать».

Неоконы Билл Кристол и Боб Кейган обрушились с критикой на религиозных правых и всех прочих республиканцев, что «попустительствовали» Трампу и позволили ему зайти так далеко.

И если Кристол призывал собраться с силами и побороть миллиардера на праймериз любыми доступными средствами, Кейган пообещал вместе с соратниками поддержать на выборах Хиллари Клинтон, если номинантом от республиканцев станет Трамп.

Вы оцените пафос! Кристол:

«Времена, быть может, и изменились, но не наши принципы. Наш выбор ― не нырять очертя голову в воды Республиканской партии Дональда Трампа. Воды эти могут казаться освежающими и даже очищающими. Но это только поначалу. Правда состоит в том, что эти воды холодны, мелки и непригодны для большого плавания. Мы не станем вместе с толпой плыть по течению. Мы будем стоять на твердой земле с развивающимися знаменами и сияющими клинками».

Кейган:

«Что же нам теперь делать? Республиканский проект скоро останется лежать на земле бесформенной кучей. Работу, которую не сделала партия, придется делать кому-то еще. Для бывших республиканцев… единственным выбором будет голосовать за Хиллари Клинтон. Партию уже не спасти. Но страну спасти все еще можно».

Так и слышится за кадром торжественно-трагичная музыка…

И на фоне этой музыки в субботу 27 февраля Дональда Трампа поддержал губернатор штата Мэн Пол ЛеПаж, а в воскресенье 28 февраля ― сенатор от штата Алабама Джефф Сэшшнс.

* * *

Что же такого экстраординарного случилось с утра 24 февраля до второй половины дня 26 февраля? Разве три дополнительных голоса в поддержку Трампа что-то меняют в раскладе «супервторника»? Крис Кристи проиграл праймериз вчистую, и вряд ли его сторонники сделают погоду на первичных выборах где-либо кроме возглавляемого им штата. То же касается и губернатора ЛеПажа, тем более, что от штата Мэн на итоговую конференцию поедет не так много делегатов.

Да и была ли столь неожиданной поддержка Трампа со стороны Криса Кристи и Пата Робертсона?

Напомню, что кандидат-миллиардер очень неплохо выступил в Айове и с огромным отрывом победил в Южной Каролине, то есть голоса религиозных правых у него уже были. Кроме того, еще месяц назад свою поддержку Дональду Трампу выразил Джерри Фалуэлл-младший, сын известного проповедника Джерри Фалуэлла, основателя Университета Свободы и движения «Моральное большинство», которое во многом способствовало приходу в Белый Дом Рональда Рейгана.

Фалуэлл-младший, как и его отец, весьма популярен среди религиозных правых. Он также возглавляет Университет Свободы, где свою предвыборную кампанию начали Тед Круз и Джеб Буш.

А еще раньше Трампа поддержала Сара Пэйлин, бывший губернатор Аляски и кандидат в вице-президенты 2008 года. Эту женщину можно считать недалекой деревенщиной, только если слушать исключительно либеральную пропаганду и при этом ни на секунду не задумываться о ее послужном списке. Руководить самым суровым по своей природе штатом (а до этого городом Уасилла) дурочка попросту не могла. Она автор нескольких книг, разошедшихся миллионными тиражами, и очень популярный лидер консервативного женского движения США. В команду Джона Маккейна в 2008 году ее пригласили по двум причинам: опыт реального управления и однозначная поддержка со стороны религиозных правых.

12

«Бог да благословит Америку и нашего следующего президента Дональда Трампа», — восклицает Сара Пейлин

Теперь вспомним, что Пэйлин и Кристи связывают давнишние дружеские отношения (точно так же, как семьи Трампа и Кристи), а также тот факт, что во многом благодаря Саре Крис столь триумфально переизбрался на должность губернатора Нью-Джерси в 2013 году ― консерваторов в этом непростом с электоральной точки зрения штате убедила именно она. А Кристи в ходе своей недолгой кампании 2016 года официально объявил, что готов пригласить Сару Пэйлин стать его кандидатом в вице-президенты.

Так что и благословение Пата Робертсона, и поддержка Криса Кристи не должны были стать полной неожиданностью для многочисленных аналитиков, наблюдающих за предвыборной кампанией.

И все-таки «присяга» губернатора Нью-Джерси прозвучала словно гром среди ясного неба. В такое развитие событий никто не верил, потому что верить не хотел.

Действующий губернатор ― вообще большая политическая величина в США. А успешный губернатор-республиканец в демократическом штате ― еще и большой партийный авторитет.

Но самое главное, Кристи имеет имидж, как бы у нас сказали, крепкого хозяйственника. Все время, что он участвовал в праймериз, он обличал тех, кого назвал «детсадовскими сенаторами первого срока» и «говорунами». И вот, увидев, что в гонке лидируют два сенатора и один бизнесмен, он сделал однозначный выбор в пользу последнего, признав в нем такого же человека дела, как и он сам.

Тед Круз и Марко Рубио очень красиво говорили на дебатах и митингах о ценностях, которыми нельзя поступаться, о наследии Рональда Рейгана (как бы они его ни понимали), об идеях, которые Америка должна нести миру, а губернаторы Кристи и Кейсик гнули совсем другую линию ― они рассказывали о своих практических достижениях.

Я уже писал на страницах «Русской идеи», что главный успех республиканцев на промежуточных выборах 2014 года заключался не в получении большинства в обеих палатах Конгресса, а в том, что люди на уровне штатов, округов, городов и территорий доверили управление экономикой, социальной сферой, образованием и т.д. консерваторам, тем самым консерваторам-республиканцам, большинство которых безошибочно распознали в Дональде Трампе своего.

Расхожее мнение о кандидате-миллиардере, что он, мол, завоевал популярность у простого народа своим эпатажным поведением и неполиткорректными высказываниями, и лишь поэтому дела у него идут (пока) хорошо, пора дезавуировать. Даже при стопроцентной популярности он ничего бы не добился в Айове, Нью-Гэмпшире, Неваде и Южной Каролине, если бы его встретили в штыки местные власти и партийные функционеры.

Кстати, поэтому и планы по устроению самых разных неприятностей штабам Трампа на местах ― а таковые почти наверняка вынашиваются, ― ничем, кроме бунтов и саботажа, обернуться не могут. Нет, не драками с полицией, а массовым партийным неповиновением.

Переход Криса Кристи на сторону Дональда Трампа продемонстрировал, что модель «Трамп против партии» уже не описывает реальную ситуацию. На самом деле вокруг Дональда Трампа и примкнувших к нему хозяйственников и консерваторов старой школы складывается новая Республиканская партия.

Вряд ли только неоконы сочтут, что им с ней не по пути. Почти наверняка значительная часть Движения Чаепития откажется встраиваться в новую среду, гораздо менее идеологически чистую и гораздо более центристскую и умеренную.

Чрезвычайно уважаемый мною Рон Пол, либертарианский гуру и крестный отец Движения Чаепития, продолжает крайне негативно относиться к Трампу. Его сын Рэнд, также до недавнего времени участвовавший в гонке, называл и называет миллиардера «ложным консерватором», но это обвинение явно бьет мимо цели.

Тед Круз, всю свою политическую карьеру построивший на постулате «нельзя поступаться принципами», также вряд ли поддержит Трампа, во всяком случае, в смысле партийного строительства.

«Чайники» и неоконы, разумеется, никуда не уйдут со своих постов в Конгрессе, и даже при невероятном успехе трампистов на перевыборах в Сенат и Палату Представителей (пройдут одновременно с президентскими) разбавить чайно-консервативное большинство в обеих палатах удастся лишь на малую толику. Более того, республиканская молодежь в Конгрессе почти наверняка попытается убрать с руководящих должностей тех стариков, которые сегодня опасаются жестко противодействовать Дональду Трампу. И это, скорее всего, у них получится.

Однако уже в среднесрочной перспективе их влияние будет существенно ослаблено, поскольку опорой американских консерваторов всегда были низовой актив, сильные губернаторы и местное самоуправление. А они-то как раз по большей части окажутся в объятиях «новой партии».

Молодое поколение республиканцев, к которым принадлежит и Марко Рубио, и Тед Круз, слишком быстро пришли во власть, причем с должностей, весьма далеких от реальной хозяйственной деятельности. Они были юристами, преподавателями и членами заксобраний своих штатов. «Чайный» бунт вознес их до сенатских высот, заставив уверовать в то, что для успешности страны необходимо и достаточно во всем следовать правильной идеологии.

Их икона, Рональд Рейган в своей управленческой деятельности был куда сложнее той упрощенной картинки, которую Рубио и Круз рисуют для себя и окружающих. Таковым был и другой кумир республиканцев, Дуайт Эйзенхауэр, который как-то сказал:

«Сельское хозяйство кажется чрезвычайно легким делом, если вашим плугом является карандаш и вы находитесь за тысячу миль от кукурузного поля».

1.Dwight-d-eisenhower-color

Дуайт Эйзенхауэр, 34-й президент США

А вот еще одна цитата из Эйзенхауэра:

«Если какая-либо политическая партия попытается ликвидировать социальное страхование и пособия по безработице, а также законы об охране труда и субсидии для фермеров, то больше вы об этой партии в нашей политической истории ничего не услышите».

Трудно найти бóльшего сторонника свободного рынка, чем Дональд Трамп, но он, похоже, эту максиму понял, и я думаю, в немалой степени благодаря опыту работы с людьми в своих компаниях. Именно поэтому он заявил, что не станет урезать государственные программы социального страхования и оказания медицинской помощи малоимущим. На дебатах он заявил:

«Я не собираюсь смотреть, как кто-то лежит на улице и умирает, потому что так “правильно”. Только не в мое президентство».

Когда же его спросили, как же он собирается снижать дефицит бюджета, он ответил:

«Сокращу. И намного. Всё, что вы должны знать о нынешнем состоянии здравоохранения, социального страхования и вообще о государственных расходах, это три слова: растраты, злоупотребления и мошенничество. Растраты, злоупотребления и мошенничество ― вот что мы ликвидируем».

То есть вполне управленческий, хозяйственный подход. Свобода предпринимательства, снижение налогов, свобода штатов, экономический рост и даже ― по мере сил и возможностей ― снижение дефицита бюджета с повестки дня не снимаются, но делать это будут люди с пониманием реального положения дел в стране, а не идеологи, как черт ладана боящиеся любого отступления от ортодоксальной консервативной идеологии.

То же самое ― в образовании, медицине, инфраструктуре городов и чувствительных социальных вопросах.

Да, школьное образование надо отдать на местный уровень, потому что так эффективнее, и в этом смысле федеральная программа Common Core ― левая в обоих смыслах идея, не более. Но не следить за уровнем подготовки учеников кто-то должен, иначе они никогда не будут получать то образование, которое нужно будущим работодателям. Если дело решит честная конкуренция ― ради Бога, но тогда и государственные школы надо поставить в равные условия с частными. А это означает государственное вмешательство.

Да, граждане не должны платить налоги, на которые потом делаются аборты. И поэтому три четверти программы Planned Parenthood ― сплошная либеральная ересь. Но одну четверть надо сохранить, потому что репродуктивное здоровье женщин ― это то, о чем государство заботиться обязано.

Да, медицина становится дорогой и некачественной, когда осуществляется на бюджетные деньги по универсальным, спущенным сверху стандартам, разработанным бюрократами. Но чтобы снизить стоимость страховой медицины и сделать ее доступной для всех, необходима конкуренция, которая невозможна без определенного урезания полномочий штатов: их границы должны быть проницаемы для страховых услуг, сертифицированных федеральным центром.

Да, частная собственность священна, но без принудительного отчуждения земель (eminent domain) невозможно строить трубопроводы, железные и автомобильные дороги, мосты, линии электропередач. И государство должно иметь право ограниченного вмешательства в права частника, когда речь идет об инфраструктуре. Не говоря уже о том, что строительство объектов инфраструктуры ― это рабочие места и заказы для бизнеса.

Чтобы все эти разумные компромиссы, которые и составляют суть программы Трампа (кратко он ее изложил в своей книге «Сломанная Америка» 1), состоялись, нужно лидерство, которое во многом состоит в том, чтобы уметь договариваться.

Снова процитируем Эйзенхауэра:

«Лидерство ― это искусство сделать так, чтобы кто-то сделал то, что ты хочешь, потому, что этого хочет он».

В переводе с языка «Айка» 2 на политический это означает игру с ненулевой суммой. В том числе и в международной политике.

Дональд Трамп ― вовсе не благодушный добряк, который подружится со всеми хорошими странами, включая нас, просто из добрых чувств. Ценить в нем следует именно способность быть лидером, то есть предлагать игру с ненулевой суммой тем, кто к этому готов.

И именно это отметил Крис Кристи, когда ведущий телекомпании ABC News пытал его на предмет того, как же губернатор «дошел до жизни такой», что поддержал Трампа ― ведь был до этого с ним не согласен по многим пунктам. Кристи ответил:

«Хотите кандидата, с которым вы согласны по всем вопросам? Придите домой и посмотрите в зеркало. Там ваш кандидат. В реальной политике все не так… Дональд ― лидер, а это значит, что с ним можно договариваться».

P.S.

Не могу не ответить в конце статьи для себя и для читателей на один важный вопрос: что же станет с Движением Чаепития? Или, в другой формулировке: неужели Движение Чаепития пропало втуне?

Что ж, «чайники» могут попытаться создать собственную партию. Сейчас самое подходящее для этого время. Вот только надо помнить, что долго трехпартийная система в США не живет. Они также могут создать влиятельную фракцию в внутри существующей партии (ведь до этого их фракция эта была весьма аморфной), время от времени указывая трампистам на некоторые красные линии, за которые даже прагматичному консерватору заходить не следует. Все-таки хозяйство хозяйством, а политику отменить полностью не в силах даже Трамп.

Наконец, они, за вычетом наиболее яростных соперников трампизма, могут с полным правом считать «новую партию» своей, ведь без их опыта низовой самоорганизации, без их жесткой антиистеблишментной риторики успех Дональда Трампа при всех его миллиардах был бы невозможен. Простые республиканцы поверили, что они более не партия Бушей. А то что стали они партией Трампа, а не, скажем, Пола, так никого, кроме самого Пола, в этом винить не приходится.

Notes:

  1. Donald Trump, Crippled America: How to Make America Great Again, Threshold Editions, 2015.
  2. «Айк» (Ike) ― распространенная в Америке краткая форма имени Исаак (Айзек) или Дуайт. Эйзенхауэра так прозвали в семье еще в детстве, однако к совершеннолетию только его продолжали так называть. Когда Дуайт стал известен благодаря военным заслугам, прозвищем «Айк» стала пользовать и пресса.

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

Ситуация вокруг выборов в Московскую городскую думу вызывает традиционные для российской политики...

Произошло «раздвоение Апокалипсиса»: на тот, что должен совершиться по воле Бога, и другой, который...

Согласно Эдуарду Маркаряну, общество - это постоянно меняющийся феномен, в котором изменения,...