От автора. Название статьи подсказано политологом Ю.М. Солозобовым, за что автор высказывает ему сердечную признательность.

 

24 ноября 2021 года врачи 11 больниц опубликовали открытое письмо известным противникам вакцинации и пригласили их посетить «красную зону», чтобы они смогли лично убедиться в последствиях антиваксерской пропаганды. Адресаты письма предложили его авторам другое направление экскурсии и яростно отказались от обвинений в антиваксерстве.

В тот же день, 24 ноября, в поддержку «письма врачей» выступил в своём Telegram-канале председатель Государственной думы Вячеслав Володин, призвавший также к открытому обсуждению законопроекта об обязательных QR-кодах на транспорте. К 26 ноября у поста Володина было уже 600 тысяч протестных комментариев — в основном, совпадающих между собой почти дословно. 13 декабря спикер Госдумы сообщил, что, с учётом мнения граждан, законопроект о введении QR-кодов на транспорте будет снят с рассмотрения и направлен на доработку.

А незадолго до этого, 7 декабря, 45-летний Сергей Глазов, бывший сотрудник спецслужб, пришёл в Рязанский МФЦ Москвы получать паспорт. Сотрудник центра попросил его надеть маску, в ответ на что был убит из пистолета. Потом Глазов убил бросившегося на помощь охранника МФЦ и тяжело ранил четверых случайных посетителей (в том числе десятилетнюю девочку). Потом заклинило пистолет и сотрудник полиции, чудом оказавшийся в гуще событий, обезоружил убийцу. Следователям Глазов рассказал о том, что изготовил боевое оружие из газового пистолета для защиты от «уголовного общества, порожденного выдуманной коронавирусной инфекцией», а в ни в чём не повинных посетителей МФЦ стрелял, считая, что «они тоже верят в коронавирусную инфекцию».

Буквально сразу же в интернете поднялась волна искреннего возмущения: антивкасеры обвинили ваксеров в том, что те сейчас будут валить всё на антиваксеров. «Ну что, доистерились с ковидом? Рано или поздно это должно было случиться — что у кого-то поедет крыша и начнут убивать» — обличил на своей странице в Facebook сторонников вакцинации «нейтральный» блогер Самсон Шоладеми (сам он, по его собственным словам, никакой не антиваксер, а просто противник QR-кодов и сегрегации).

Только вот вопрос: доистерился — кто? Почему выходит в офлайн информационный холерный бунт XXI века?

 

Ясно и без лигбеза

 

Сначала вернёмся к Telegram’у. «Сегодня врачи 11 больниц обратились к противникам вакцинации от коронавируса, — говорилось в посте Володина. — Разделяю и поддерживаю позицию врачей… Что касается вызвавших общественный резонанс законопроектов о QR-кодах… Важно их всесторонне обсудить — они касаются людей… Кстати, в том числе по этой причине принял решение открыть комментарии».

И они открылись. Точнее, разверзлись. За двое суток пост собрал более 600 тысяч комментариев (при общем числе подписчиков около 150 тысяч). По очень грубым прикидкам, это — примерно 300 томов (каждый — примерно на 500 страниц) сплошного текста. Но основное содержание этого текста выразить легко — там практически одно и то же, раз за разом, как под копирку: «Это просто чудовищно! Как законопроект о ку кодах может не нарушать прав?! если это разделение на свой чужой?.. Да мы люди не против вакцинации, мы против сегрегации… Люди не товар! И им не нужны коды!.. Эти законопроекты противоречат Конституции РФ, и разделяют жителей нашей страны на 2 сорта… Народ против QR кодов! Это ясно и без лигбеза…» (пунктуация и орфография здесь и далее авторские).

Похожую по смыслу реакцию на письмо врачей выдали известные публичные антивкасеры, которые вовсе не антиваксеры. 24 ноября отреагировала Мария Шукшина. «Мы не против вакцины, — заверила она, — а против участия в эксперименте неисследованной вакцины. Это разные вещи…» То же самое разными словами повторили и другие адресаты письма врачей (от Зюганова до Кати Лель): мы не против вакцинации, а против непроверенных вакцин и QR-кодов, против фашизма и сегрегации (самозваная жертва холокоста Егор Бероев не сморгнула нацепить на себя по этому поводу жёлтую звезду).

О том же — в начале ноября — «вдруг», одновременно по всей России, «простые люди» заговорили «на камеру» на улицах и площадях страны, в городах и посёлках (Петербург, Екатеринбург, Сочи, Воронеж, Чита, Челябинск, Минусинск, Ростов, Находка, Белорецк, Балахна…). В интернет вывалились их однотипные видеообращения к президенту Путину: на фоне строя «простых людей» (чаще всего — женщин вышесреднего возраста) один спикер (иногда их двое-трое) зачитывает длинный текст по бумаге — опять практически один и тот же везде: «Мы видим, как идёт массовая сегрегация населения в зависимости от наличия прививки… Мы убеждены, что в стране, победившей фашизм, людям пытаются навязать таким противоправным способом некие документы в качестве допуска к нашим базовым правам и свободам… QR-код запатентован как способ цифровой маркировки товара, но мы, жители нашей огромной страны — не товар… Нюрнбергский кодекс запрещает присваивать человеку номер или маркировать его каким-либо другим образом… Ни в одном акте законодательства РФ не предусмотрено присвоение человеку QR-кода. В стране, победившей фашизм, пытаются навязать аналоги фашистских документов»…

 

Ценой потерь

 

Итак, главная проблема — нарушение прав? Проблема такая есть. Закрытие границ и предприятий, отмена авиарейсов, принуждение к вакцинации (всё добровольно, но без QR-кода ничего нельзя) — всё это ограничивает права человека. Равно как и изоляция (карантин) — права заболевшего человека (пока не выздоровеет). А ведь есть ещё такое право человека, которое государство — иногда — официально «ограничивает»: право на жизнь…

В Российской империи «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», принятое в 1845 году, было — в отношении смертной казни — одним из самых мягких в мире. За самые жестокие «гражданские преступления» — вплоть до разбоя и зверских убийств — полагалась вечная каторга. Но оставалась и смертная казнь: за период с 1800 до 1905 года в России было приведено в исполнение около 2000 смертных приговоров (примерно столько, сколько в среднем уничтожалось в 1937 году ежедневно). За цареубийство и другие насильственные государственные преступления. За воинские преступления (и приравненное к ним участие в вооружённых мятежах). А ещё — за карантинные преступления.

Согласно разделу VIII «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния» Уложения смертной казни подлежали «те, которые окажутся виновными в… выходе или выпуске людей или скота из карантинной черты или оцепленного места, …в выходе из дома, во время существования сей заразы, не имея на то дозволения начальства, или в недозволенные часы, …а также чиновники и жители, употребляемые по прекращению чумы, за содействие или послабление преступлениям, в сих статьях означенным». То есть вышел обычный гражданский человек по глупости или неведению из карантинной зоны, а его — на виселицу (таких историй немало — о холерных бунтах 1830-1831 годов, например).

Соглашаться в сердце своём с такой жестокостью немыслимо. Не понимать её трагической неизбежности — невозможно. Потому что главный принцип карантинного права — и в России, и в мире — это принцип безусловного разрыва механизма передачи смертельной инфекции вплоть до полной вооружённой изоляции очага заражения. Чтобы защитить право на жизнь большинства (или хотя бы кого-то, кого ещё можно спасти) любой ценой — в том числе ценой жизни тех, кто ставит это право под угрозу. Безжалостный принцип, обретённый человечеством ценой сокрушительных эпидемических потерь (таких, как половина населения Европы, унесённая в 1346-1353 годах «чёрной смертью» — эпидемией бубонной чумы).

Конечно, ковид — это не чума XIV века. Он намного мягче. Но это пандемия. От коронавируса уже погибло не менее 5 миллионов человек, его распространение не могут остановить уже два года, на спад пандемия не идёт, мутации непредсказуемы, а вакцина не препятствует заражению — хотя снижает тяжесть течения болезни и смертность (в 12-13 раз).

Так что карантинное право последних двух лет очень мягкое — но оно действует во всём мире. Пока, слава Богу, без блокирования заражённых районов (кроме КНР). Но — с ограничением прав, принуждением, сертификатами, штрафами (по нашим меркам, огромными) и локдаунами (у нас сейчас их нет). Буйных публичных ковидоактивистов банят в соцсетях и преследуют по суду. А в Китае за нарушения карантинного режима, повлекшие болезнь и/или смерть других людей, могут приговорить к смертной казни (Amnesty International утверждает, что как минимум одного уже казнили).

 

 

Колите себе жижу и подыхайте

 

А что в России? Избыточная смертность за минувший год достигла 607 000 человек, количество смертей от ковида — 406 000. Переболевшие ковидом и умершие от него появились в личном списке родных, друзей и знакомых у каждого, читающего сейчас этот текст. При этом форс-мажора европейских и североамериканских масштабов в 2020 году мы избежали. Вакцину «Спутник V» — одну из лучших среди пятнадцати зарегистрированных на сегодняшний день — первыми в мире разработали и внедрили. Но к концу 2021 года Россия оказалась на первых местах в мире по ежедневной смертности и на последних — по доле вакцинированных.

Потому что вакцинироваться люди не хотят. Саботируют (многие владельцы кафе и ресторанов вывесили на дверях объявления об отказе выполнять требования о QR-кодах). Выходят на улицы. Такого не было ни после пенсионной реформы, ни после призывов Навального.

Почему так? «Не антиваксер» Сергей Кургинян «объясняет»: такая реакция народа является естественным следствием идиотической упёртости вакцинаторов, их хамства и абсолютно контрпродуктивных пропагандистских технологий. И восклицает: «Нет уж, давайте лучше с минимально-достаточной подробностью и на необходимом интеллектуальном уровне разбираться сейчас с деталями того, что вот-вот будет превращено в угрозу существованию вида Homo sapiens» — и отсылает к десяткам (если не больше) своих унылых многочасовых видеолекций.

…Да какое там «разбираться»? Налицо все признаки циничной, организованной и скоординированной пропагандистской кампании: «текстовые модули», одни и те же в соцсетях, мессенджерах, статьях и обращениях, поэтапный сценарий, ключевые спикеры, собственные медийные площадки. И — главные мессиджи, упакованные один в другой…

Снаружи — легенда, она же отмазка «Мы не против вакцинации…». А внутри (в тех же комментариях к посту Володина) — сокровенное: «Да есть болезнь, она не страшнее гриппа, но для чего надо устраивать всю эту слежку с QR-кодами?.. Пандемии нет!.. Живём и так кое-как, так вы ещё и жижей непонятной народ хотите обколоть… Просто не лезьте к нам со своей “заботой”, колите себе жижу и подыхайте пожалуйста, легко и в рай». «А я со своей стороны, — «срезает» Мария Шукшина врачей из «красной зоны» в стиле Глеба Капустина, самого жуткого из персонажей её гения-отца из рассказа «Срезал», — приглашаю вас в зеленую зону, где здоровый образ жизни, здравомыслие, здоровая психика, отсутствие страха и паники, элементарная профилактика сезонных респираторных заболеваний — не пустые слова… Я понимаю, в это уже трудно поверить, но именно так мы все всегда жили до 2020 года. И о красной зоне речи не было».

А далее они продолжают «разбираться» (цитирую коротко, в строчку, всё тех же — ну и редакционные материалы дружественных и/или подконтрольных им СМИ): пандемия — это не про болезнь, а про цифровой концлагерь… никакими вакцинами эти лекарства не являются… разоблачаем ложь о коронавирусе… а была ли пандемия?.. жить разрешат только тем, кто получит прививку, вернее, кому её сделают… QR-безумие грозит разорвать Россию на куски… участники митинга вышли с лозунгами «Нет фашизму!», «Долой QR-коды!», пели песню «Священная война»…

Первая реакция понятна — что за чушь? Как в такое можно поверить? Где реальный мессидж? Как где — завёрнут в чушь. И заключается в одном слове: «паника».

 

Ковидоистерия

 

Паника — запал массовой истерии. «Каждый человек, — утверждает немецкий психиатр прошлого века Эрнст Кречмер, — расположен к истерии именно потому, что каждый носит в себе старые инстинктивные формы, лишь более или менее прочно покрытые новейшими характерологическими слоями культуры». И если рациональное в людях оказывается ослабленным, нравственное подорванным, а эмоциональное выходит из берегов — то массовая истерия становится неизбежной и усиливается кумулятивно.

В русской истории не счесть кровавых эпизодов самоубийственной массовой истерии. Самосожжения старообрядцев — целыми деревнями, с женщинами и детьми — «из-за аза единого». Картофельные и холерные бунты. Кровавые стихийные крестьянские самочинства на фоне событий 1917 года. А вот теперь — ковидоистерия.

Масштабы катастроф — разные. Исходная ситуация — общая: психоэмоциональная неустойчивость массового сознания. То, к чему пришла сегодня Россия.

…Советский народ и правда был «самым читающим в мире» — поэтому на него перестала действовать тупая пропаганда дряхлой, но самоуверенной власти. Может быть, именно поэтому новая власть (ну или внедрившиеся в её ДНК спецосколки генома старой) сочла необходимым избавить народ от химеры грамотности, а может быть, интеллект по капле выдавила из общественного сознания мускулистая, но безмозглая рука рынка. Так или иначе, через тридцать лет телевидение отформатировало стиль жизни под дегенеративные стандарты «Дома 2» и «Пусть говорят», средний уровень знаний рухнул (и теперь интернет-бунтовщики вместо «ликбез» пишут «лигбез» — наверное, имеется в виду «лига безумцев»). Люди и страна живут, под собою не чуя друг друга. Никому не на кого опереться. Никто никому не доверяет.

Растерянные и раздражённые, лишённые понимания происходящего и возможности внятного разговора о том, что происходит, граждане России жаждут любых ответов на любые вопросы — и чем безбашенней, тем понятней, чем разоблачительнее, тем слаще. Они готовы поверить во всемирный жижемасочный заговор хасидорептилоидов, в «лунный заговор» (полёт американцев на Луну в 1969 году — инсценировка), в теорию плоской Земли (все полёты в космос и вся земная картография — инсценировка), в святого Сталина (никаких репрессий не было, но всех репрессировали за дело). Кстати, эти — и многие другие — группы одержимцев стали питательным бульоном для ковидоистерии: Юрий Лоза, например, искренне верит в плоскую Землю, а Кургинян попросту отождествляет пандемию коронавируса со сталинскими репрессиями: «В основе пропагандистского истерического ража [о том, что пандемия есть] — ложь. Такая же, какая была раскручена Солженицыным и другими вокруг цифр сталинских репрессий».

И всё это — на фоне растущего стресса, вызванного пандемией и её непредсказуемыми последствиями для повседневной жизни каждого, на фоне социально-экономической неопределённости, роста цен и политической усталости, на фоне неуверенности в завтрашнем (да и сегодняшнем) дне и недоверия к сервильной официальной информации — обеспечивает высочайший уровень восприимчивости массового сознания к панике, к провокациям, к подстрекательству.

Тем более что «точки входа» паники в массовое сознание совершенно реальны.

 

Паникёры и мародёры

 

Это — точки тревожности людей, порождённые угрожающими тенденциями XXI века на всех уровнях, от глобального до местного. Внедрение всеобъемлющего цифрового контроля (пресловутый QR-код — всего лишь очередной цифровой код в досье граждан, наряду с номером паспорта, ИНН, СНИЛС и др.) и растущие возможности злоупотребления им — такая тенденция. Жестокая и циничная экспансия глобальной «фармы» как тренд экономической глобализации — такая тенденция. И цифровизация морали наших чиновников, их зацикленность на отчётности перед начальством, их пренебрежение чувствами и тревогами людей — такая тенденция, которую на себе испытали очень многие.

Не менее реальными были социальные бедствия «рабочих и крестьян» и политические просчёты власти накануне 1917 года. Но вдохновители «революции» использовали пафос борьбы за добро и справедливость топливо для разжигания народной ярости, под лозунгами «Мир народам, земля крестьянам, фабрики рабочим» развязали в стране кровавую гражданскую войну (которая унесла втрое больше жизней, чем Первая мировая), установили тираническую власть, захватили фабрики в госсобственность и — фактически — восстановили крепостное право.

Сегодня вдохновители ковидоистерии так же используют в своих целях умных и порядочных людей, озабоченных и возмущённых «побочками» QR-кодирования и вакцинации, прикрывая их праведным гневом свою подлую и подстрекательскую пропагандистскую кампанию: «мы не против вакцинации — мы за вас и ваши права, а они не против нас и нашей PR-агрессии — а против вас» (при том что на бытовом уровне — особенно в комментариях к постам в соцсетях — ковидоистерики запредельно агрессивны в отношении вакцинированных, «масочников» и прочих признающих существование пандемии).

Им нужно одно: вовлечь умных, разъярить простодушных, спустить с цепи невменяемых, разжечь ярость во всех и — для начала — сбить прицел: объявить, например, погром против «Спутника». А потом разбросать горящую ненависть во все стороны сразу, чтобы выжженное паникёрами осталось в руках мародёров.

Единая для всех «революционеров» — от французских до оранжевых и евромайданских — схема: меньшинство-самозванец провозглашает себя народным большинством (ИА Regnum на своей странице в Telegram утверждает, например, что ковидоактивисты кургиняновского толка — это «70% населения нашей великой Родины… На всякий случай напомним, что это большинство граждан, такого большинства хватит, чтобы в демократической стране, каковой является Россия, выбрать президента и Думу») и, от имени этого большинства, объявляет врагом народа не проблему, а систему — да и реальность в целом. А дальше сооружается чучело врага…

Как и в предыдущих двух случаях — «мы не антиваксеры» и «никакой пандемии нет» — описать чучело врага ковидоистериков легко.

Оно наиболее плотно представлено на «низовом уровне», в комментариях к постам в соцсетях, в спам-рассылках по мессенджерам. Примерный набор: всемирный заговор (ВОЗ, Билл Гейтс…), его агентура в российской власти (точнее — вся власть в России и, конкретно, Путин), цель — физическое уничтожение людей (вакцина ведёт к бесплодию сразу и к смерти через год-два), суть — наши территории нужны хабадникам.

Скажете, маргиналы? Ну да. Только тексты какие-то типично «модульные». ФранШИЗА на всех уровнях. Кстати, такие тексты про пандемию с мая 2020 года публиковал лидер общественного мнения федерального масштаба, автор термина «псевдопандемия», сталиносвят, бывший схиигумен, бывший зэк и бывший убийца Николай «Сергий» Романов, тоже большой любитель «хабадников»: «Хабадники-хасиды правят Россией. Путин и его окружение — это ширма». С Путиным у лжестарца разговор короткий: «Предлагаю вам на международном уровне президенту России Владимиру Владимировичу Путину передать полномочия мне — схиигумену Сергию… Силы у нас есть и в армии, и во флоте, и во всех структурах, и в народах многонациональной России… В противном случае я объявляю вам лично и богоотступнику патриарху Гундяеву, и хабадникам во главе с Берл Лазаром, которые управляют Россией, предварительно полномасштабную духовную войну… Имею власть и силы заявить вам, господин президент России Владимир Владимирович Путин: сложите свои полномочия. В противном случае ты взвешен и найден легким и дни твои сочтены».

Скажете, псих? Как говорится, «дура то дура, но свою десятку в день имею». Свою «десятку» — огромную финансовую поддержку, в том числе от двух респектабельных уральских долларовых миллиардеров, федерального масштаба секту, влиятельных сторонников из всех социальных страт — от артистов и спортсменов до «сил в армии и флоте» — г-н Романов имел и, возможно, имеет до сих пор. Политтехнологическую поддержку тоже имел: так, его регулярные видеообращения очень похожи по формату и по текстам на «народные обращения» против QR-кодов. А теперь — два очень важных момента.

 

Нам нужен карантин

Первый: Романов — не маргинал. Его контент — часть дискурса, общего и для сетевых отморозков, и для статусных «не антиваксеров». «Почему молчит Президент моей страны? — интересуется, например, всё та же Мария Шукшина. — Вернее, даже так: на чьей он стороне? Народа или врагов народа?» Уточнение: «Даже наши силовики говорят, что прекращать надо играть на стороне противника. Это измена Родине — эти все COVID-меры». «Гитлер, — повышает градус Кургинян, — это детские игры по отношению к тому, что маячит на горизонте. И это будущее уже чуть-чуть приоткрывается с этим ковидом». И наконец, вишенка на торте от свидетеля Земли, плоской, как маленький плот, — Юрия Лозы: «Я не верю, что всё может устаканиться само собой. Только через бунт — бессмысленный и беспощадный».

Отсюда момент второй: под угрозой безопасность страны… и что?

Напомним: в России сегодня госбезопасность как идея — одна из «священных коров». А госбезопасность как госструктура — исключительно эффективна, заточена на предотвращение экстремизма и работает «по площадям» (в частности, поверяя 282 статьёй плохие лайки в интернете). Ну и вообще у нас власть, а особенно её первое лицо, «задирать» опасаются. Тем более свои — патриоты-охранители (они вообще трепещут).

Почему же тогда безумные глаголы «Сергия» оставались до конца 2020 года без заслуженного окорота? Почему — после «дни твои сочтены» в адрес Путина (плюсом ко всем прочим «сергианским» бесчинствам яже словом, яже делом) — лжестарец получает 3,5 года, то есть меньше или примерно столько же, сколько недоросли-пустобрёхи иногда получают за пост (или твит) в интернете? Почему недавние оголтелые лоялисты массово переквалифицируются в диссиденты? И почему — в конце концов — власть тушуется перед погромщиками, когда нужно спасать Россию от «ковидного бунта»? Ведь бунт этот — не против ковида, не против вакцинации и даже не против QR-кодов. Чем дальше, тем понятнее — это война против сохранности Российского государства.

Мне кажется, ответ на все эти вопросы понятен: замыленность глаза. Как-то так сложилось у нас с дихотомией «не надобны умные — надобны верные», что кто-то кое-где порой привык считать: неразвитость ума — единственный залог верности. Оказалось, что в отсутствие ума (точнее — знаний, опыта, здравого смысла) глупый верный становится опаснее рассудительного неверного, потому что второго можно убедить или заставить, а первого, если ему сорвало крышу, только заткнуть, пока паника от него не перекинулась, как чума, на окружающих.

Непонятно другое — кто заказчик и кто эффективный менеджер, кто так грамотно накачивает паникой массовую истерию, чтобы покончить с Россией как субъектом международного права и геополитической реальностью?

Конечно, это не стихийные антиваксеры (или как там надо говорить? не стихийные «не антиваксеры, а которые против QR-кодов»?) — и не Шукшина, и не Кургинян с молодчиками из «Сути времени», и даже не Юрий Лоза с Егором Бероевым.

Масштаб-то таков, что первым делом задумываешься о внешнем центре управления погромом. Это по крайней мере было бы логично: ничего более сильного для решения главной геополитической задачи сегодняшнего дня Запад придумать бы не смог. Это вам не протестный детский сад-трусы на лямках, и даже не «адские санкции» с отключением SWIFT и «джавелинами»: Россия не устоит, только если разделится сама в себе.

А может быть, это «внутренний враг» — какие-нибудь заждавшиеся транзита внутриэлитные мародёры любой клановой принадлежности, настолько тупые, что всерьёз думают, что смогут сломать систему и потом собрать её под себя. То есть сломать-то они смогут (если Россия разделится сама в себе) — но сразу сдохнут, и всё достанется, опять же, внешним.

Впрочем, кто бы там ни прятался за спинами перепуганных, обманутых и разъярённых «бунтовщиков», одно о нём известно точно: успех его проекта с будущим России, точнее с сохранением России для будущего, не совместим. А это значит, что Россия снова — на изломе своей исторической судьбы. И, как это всегда бывает на таких изломах, к нему не готова. У государства — расщепление личности, причём «силовая» субличность не решается вести себя жёстко и последовательно, а «либеральная» — вести с обществом не постановочный диалог. Ну а общество — оно тоже не в форме. Легко психует, боится кусачую бяку-закаляку и не видит, что кругом уже снуют поджигатели.

Правда, до сих пор Россия — как правило, ценой колоссальных потерь — свои изломы преодолевала. К сожалению, история — не физика, в ней статистика не работает, и вский раз всё случается, как в первый раз.

Ясно одно: нам нужен карантин. Умный, человечный, жёсткий — без жестокости и грубости, без прогибов и виляний, без трусости и лукавства.

Нужен — чтобы защититься и от коронавриуса, и от коронаистерии.

А то можно без России остаться.

Политолог, журналист

Похожие материалы

Одна и та же идея духовного перерождения и конечного единения доминировала как в египетских...

Интеллигенция была буквально пропитана идеями революции, желанием революции, в которой она видела...

Несмотря на трагическую провальность опыта сменовеховства, оно сегодня представляет для нас большой...

One Comment
 
  1. boris 18.12.2021 at 14:48

    Патриотизм и консерватизм раскололся — на доверяющих медицине и сомневающихся в ней.

Leave a Reply