РI представляет текст известного политтехнолога и политического философа, профессора Высшей школы экономики (ВШЭ) Олега Матвейчева как в какой-то мере образец современного контрмодерна. Того направления в политической философии, который ярче всех выразил в начале XIX века Жозеф де Местр. В основе этой системы взглядов лежит представление о современном человеке как о ребенке, как о существе, еще не способном дать себе отчета в том, что составляет его собственное благо и по этой причине обязанном слушаться тех, кто имеет на этот счет более обоснованное и компетентное мнение.

Контрмодерн никуда не ушел из современного мира, и он не может из него уйти, поскольку социальная жизнь предлагает все новые и новые доказательства «младенчества» человечества, неспособности большинства его представителей сопротивляться пагубным соблазнам и выбирать путь здоровья, а не путь болезни.

Но как и контрмодерн, актуальными останутся и рациональные возражения против его доводов. Главное из которых – это основание доверять мнению сильных мира сего, тем более что таковых сильных много, и они ведут друг с другом ожесточенную войну. И чтобы присоединиться к какому-либо стаду, нужна способность правильно выбирать пастыря, отличая подлинного мудреца от обманщика. Но если человеку волей-неволей приходится совершать такой выбор, то это значит, что он не совсем дитя, или точнее он – дитя, которому, увы, предстоит досрочно стать взрослым, чтобы совершить такой, совершенно не детский выбор.

Думаем, однако, что спор модерна и контрмодерна на русской почве во многом и определяет расхождение разных направлений отечественного консерватизма.

 

*** 

Постправда определяется Википедией как «состояние или обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми при формировании мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям».

Я каждый день на практике вижу огромное количество людей, которые обманываются фейками и не считают это проблемой… Я могу сейчас открыть ленту в Одноклассниках, в Facebook, где угодно, там через одно сообщения идут абсолютные фейки.

Более того, у них 400-500 репостов, лайков и огромное количество комментариев. Я сделал собственный канал на Ютюбе под названием «Уши машут ослом», где эти фейки, всевозможные мифы массового сознания, разоблачаю. У меня уже 70 роликов вышли. Конца и края этому не будет. Мне можно будет и 100 роликов сделать, и 150, и 200, потому что постоянно эти мифы и фейки идут и идут. Люди не знают элементарных вещей, попадаются на самую дешевую разводку. Любые цифры…

Вот, например, «зарплат Сечина» я встречал уже штук 200 самых разных. Главное побольше нулей написать. «Сечин получает 40 миллионов в месяц… 40 миллионов в день… 50 миллионов в день». Сколько лайков! Сколько там стоит комментариев! «Будь он проклят! Сволочь! Гад! Уничтожить! Оторвать голову ему!». Меня это волнует, потому что эти люди сейчас только говорят о том, что Сечину нужно голову оторвать, а потом они пойдут ее отрывать. Они наденут кастрюлю на голову и сделают тоже самое, что сделали на соседней Украине.

Что называется постправдой?

Дело ведь не в том, что люди не в состоянии проверить: это фейк или не фейк. Они вообще не хотят проверять. Ценность того, факт это или не факт, не имеет никакого значения. Даже если этого человека, который пишет гневный комментарий под «зарплатой Сечина» или под «зарплатой руководителя Пенсионного фонда», вытащишь из этих «Одноклассников» и скажешь: «Слушай, ты сейчас только что прочитал, что зарплата руководителя Пенсионного фонда 4 миллиона в день. Ты сейчас его назвал гадом, подонком, приказал повесить его. Вот я тебе сообщаю из официальной декларации 4 миллиона в год зарплата. В год».

Думаете этот человек извинится? Придет в социальную сеть и напишет: «Ой, блин, ну как я ошибся. Простите меня, что я ни за что назвал человека гадом! Отменяю все свои слова», он такое напишет на своей стене и в своем блоге?

Нет, он просто скажет: «Да все равно козла повесить в любом случае!»

И все.

У него есть общее убеждение, что во власти все негодяи. «Ну и что, что этот получает мало… Зато другой получает много… Ты меня здесь прижучил, хвост мне тут прижал, что не 4 миллиона в день, а 4 миллиона в год. Ну, ничего. Зато другой – Алексей Миллер получает 150 миллионов». Его с Миллером прищемишь и докажешь, что там тоже вранье. Он тебе скажет: «Ни фига. Зато Сечин…». Его с Сечиным прижмешь… Он будет извиваться: «Все равно они все негодяи и козлы».

Вот это и есть состояние неважности факта, состояние, когда человек убежден в чем-то и не собирается это убеждение менять. Эмоции, кстати говоря, связаны с убеждениями, потому что у двух разных людей будут разные эмоции, если у них разные убеждения по поводу, например, ценности человеческой жизни, еще чего-то.

Кого-то напугает кровь и трупы, а кого-то абсолютно оставят равнодушными. Поэтому только убеждения играют роль.

Типично ли такое поведение человека, ненавидеть власть? Является ли такое убеждение естественным? Нет, это не типичное поведение человека. Это сформированное поведение, благодаря определенным усилиям. В Советском Союзе, особенно в сталинском Советском Союзе никогда не было, чтобы человек мог ходить и говорить: «А вот у Молотова или у Сталина зарплата большая».

Дело не в том, что они боялись так сказать. Было какое-то количество людей, например, бывшие белогвардейцы, диссидентствующий слой определенный был, который репрессиям подвергался и который боялся так сказать, но это было абсолютнейшее меньшинство. Остальные люди не были настроены на то, чтобы критиковать власть и так относится. Они с уважением относились к партии и правительству, к собственному государству.

И, кстати говоря, это не только Советский Союз. Возьмите большую часть населения — 90 процентов современного Китая. Спроси китайца, он скажет: «Да, я уважаю нашу власть». Потому что там лучше люди. Они лучше учились в школе. Они лучше учились в ВУЗе. Они прошли через узкое горлышко. Китайцев полтора миллиарда, а добраться до верхушки с самого низа – иди-ка попробуй! Ему нужно сколько заслуг иметь! Поэтому в партии находятся лучшие люди. Чтобы в партию попасть – это же надо о-го-го каким быть головастым быть!

Предубеждение против власти, это именно пред-убеждение и оно сформировано. Каким образом, об этом еще будет речь. Сейчас я бы хотел обратить внимание на другой момент.

На самом деле, ведь нет ничего нового по поводу постправды. Когда-то философ Карл Поппер своих студентов таким образом как бы троллил. Он говорил: «Ребят, вы же, студенты, считаете, что научные теории строятся на фактах?» Они: «Ну, конечно, на фактах. А на чем же еще строятся научные теории?». Он говорит: «Хорошо. Сейчас мы с вами создадим прекрасную научную теорию. Берите ручки и записывайте факты». Студенты говорят: «Что записывать-то собственно?». Он говорит: «Ну, как? Факты записывайте! Вон их сколько вокруг!» Они говорят: «А какие?» Он говорит: «Так вот, ребята. Факты не лежат в основе теории. В основе теории лежит гипотеза. Ты сначала должен сформулировать некую гипотезу, а потом уже факты либо подтверждают, либо опровергают».

Убеждения лежат в начале изначально.

Но откуда они сами берутся, все-таки, эти убеждения?

Тут два варианта.

Первый вариант.

Убеждение появилось, потому что человек в чем-то убедился, ему что -то доказали с помощью логики.

Второй вариант.

Человеку убеждение внушено без доказательств, как своего рода аксиома.

Давайте рассмотрим оба варианта.

Согласно первому, человек в определенном возрасте, чаще всего в школе, благодаря воспитанию и образованию, а также через самообразование знакомится с каким-то комплексом теорий и убеждений и получает мировоззрение. Как правило, мировоззрение и четкие убеждения возникают уже в юношестве. В детстве человек следует за родителями, учителями, одноклассниками. Как трава по ветру колеблется. В юности, как правило, после прочтения каких-то первых серьезных мировоззренческих книг, объясняющих «все на свете», возникает такое первое мировоззрение, которое потом в течение жизни может и несколько раз поменяться. Но сейчас оно как правило бескомпромиссное, дающие ориентиры в жизни и уверенность в правоте и своих поступках, которая так нужна молодой энергии.

Однако, все сейчас не так просто. Схема, указанная абзацем выше, работала раньше. Сейчас формирование мировоззрения путем воспитания и всестороннего образования порядком затруднено, а дальше будет затруднено еще больше.

Укажем этому несколько причин.

Во-первых, серьезная деградация воспитания в современном мире. У нас даже в 90-ые годы практически на официальном уровне заявлялось, что не дело школы воспитывать. А ее задача предоставлять образовательные услуги.

А ведь воспитание лежит в основе образования. Это не параллельная вещь! Дело не обстоит так, что отдельно учат, то есть дают какую-то информацию человеку, а воспитание — это помимо учебы. Нет. На самом деле, в основе любого образования лежит воспитание. Воспитание состоит в том, что у человека есть в принципе понимание, что есть некая иерархия. Есть учитель, который знает больше, у которого опыта больше, который умеет больше, обладает большим количеством компетенций, большим авторитетом, соответственно, я могу у него чему-то научиться.

Есть какие-то вещи довольно простые и примитивные и на их примере это легко понять. Если я прихожу в спортивную секцию заниматься боксом, то тренер один раз мне по морде даст, и я быстро понимаю, что я не очень-то подготовлен. Он меня может научить, если я буду его слушать. Я его вряд ли научу, а вот он меня научить может также по морде бить кого-то другого. Вот здесь воспитательный момент сработал.

Я понял, что есть иерархия. Я понял, что он гуру, а я пацан. После этого я иду и делаю то, что он мне говорит, иногда даже не понимая абсолютно, зачем он это мне приказывает. Он говорит: «Иди и сто раз отожмись». Я думаю: «Зачем мне это надо?» Но тут уже срабатывает доверие. Так вот воспитание в этом и состоит, что я доверяю кому-то, кто в иерархи и стоит выше меня, признаю свою некую неполноценность, ущербность и занимаю позицию учащегося и уже на основании этого получаю информацию, то есть, собственно, образование.

Также людей учат работать в команде: затыкать своё «я». Почему в армии всегда важно воспитание? Как говорит поговорка: в армии круглое таскают, а квадратное катают… Почему заставляют командиры выполнять абсолютно абсурдные действия?

А потому что человека учат безоглядно доверять командиру. Ты пришел сюда в строй не чтобы свое мнение отстаивать, а чтобы выполнять приказы, потому что может быть когда-то поступит некий приказ, смысла которого ты абсолютно не знаешь, потому что ты же не в штабе находишься, а приказ может быть частью глобальной стратегии. Тебе нужно тупо пойти именно туда, куда приказано, там стрелять именно в определенном направлении и делать именно это, а не что-то другое. Твой ум никогда эту большую стратегию не поймет, как минимум, потому что в отличие от главнокомандующего ты не обладаешь всей информацией и картиной театра боевых действий. Поэтому ты должен не рассуждать, ты должен идти и делать, что приказано. Если ты будешь все время рассуждать, то значит, ты будешь плохим солдатом, и погибнешь либо сам, либо из-за тебя погибнут другие. Поэтому тебя тренируют в армии на эти все вещи.

Соответственно, в иерархических структурах на этом воспитании, на доверии к тому, кто стоит выше, строится потом уже и образовательный процесс. В семье тоже самое. Авторитет родителей для ребенка первоначально базируется на том, что ребенок беспомощен и взирает на родителей снизу вверх и подражает им.

Но современный мир и социальные сети учат ребенка именно горизонтальным отношениям!

Современный мир говорит: «Нет никого выше тебя. Ты самый крутой. Делай сэлфи! Ты — центр вселенной. Ты — центр жизни, значит, твоя жизнь самое ценное, что есть на Земле. Ты самый умный, самый гениальный, талантливый. Фотографируй себя бесконечно и выкладывай. Все мы тебя будем лайкать, набирай эти лайки и корми свое эго! Никаких учителей, авторитетов не существует. Родители – предки, дебилы, даже не умеют Facebook пользоваться. Ты умнее их!

Посмотри, ты любые кнопки можешь нажимать, ты прекрасно общаешься с любым гаджетом! А бабушка твоя даже названий не знает таких, и для нее Skype — это проблема. Ну дебилы! Чему они тебя могут научить? Только ты можешь их чему-то научить. Учителя в школе, ну, практически такие же дебилы. Они тоже не понимают, что такое крипперы в Майнкрафте и сториз в Инстаграме. Учат какой-то дурацкой математике…

Зачем она нам нужна? Русский язык? Я и так на нем прекрасно разговариваю. Физика мне никогда не пригодится. У меня другая будет профессия, я буду хакером! Учат половине предметов, которые мне не нужны… Путин – тоже несовременный, вообще государство тоже одни сплошные скучные чиновники, дебилы, негодяи, воры. У Путина даже мобильного телефона нет и аккаунта в Facebook. Ну и соответственно, Бог, церковь — это все отстой, все это какие-то древности, это для бабушек, для тех, которые без мобильных телефонов» и так далее.

То есть полностью все иерархические структуры уничтожаются и остается только горизонтальная связь. В итоге, человек, если молодой человек выпадает из иерархических структур и нет воспитания, вообще нет понимания иерархии, то человек не способен и развиваться. А зачем ему развиваться, если он центр мира, если он и так самый крутой, самый умный, самый замечательный? И он остается ничему не наученный до тех пор, пока его жизнь не ударит. Но кого-то может быть она ударит, кто-то будет выходить из закупоренности, кто-то получает отрицательные обратные связи, кто-то выходит из матрицы. Основная масса – стадо, которое пасется пастухами, которое не понимает: кто пастух, кто собака, кто волк, а идет в направлении, в котором идут все остальные.

Итак, для того чтобы убеждения играли большую роль – они должны быть. Если человек не читает некий объем книг, если не сосредотачивается на чем-то более важном, чем он сам и у кого он может научиться, если у него нет авторитетов и идеалов, если он все больше и больше уходит из вертикальных связей, когда был учитель, отец, президент или гуру, который мог воспитывать тебя и давать тебе мировоззрение, то сейчас ты все время в горизонтальных связях находишься, ты ни у кого ничему не учишься, у тебя собственных убеждений нет. Ты колышешься вместе с общим общественным мнением, которое кем-то задано, в том числе теми, кто управляет социальной сетью. Массой управляют те, кто эти убеждения имеют. Грубо говоря, некто из оффлайнового мира, из старого мира. Из традиционного мира происходит управление этой колышущейся массой людей, которые уже не способны сами ничего оценивать. Пастухи и овцы получаются.

Дальше. Еще один момент.

Дело в том, что есть некоторые процессы, которые уже происходят с нашим восприятием, с нашим мозгом и с нашими когнитивными способностями, благодаря именно социальной сети.

Маршалл Маклюэн исследовал, как влияют средства массовой информации на психику людей. Он говорил, что, когда появились печатные книги, они стандартизировали определенным образом человеческий глаз и восприятие, потому что печать — это стандарт, в отличие от индивидуальных по исполнению рукописей.

Когда появилось радио, оно будило человеческое воображение, потому что ты голос слышишь и тебе надо достраивать в голове картинку, воображать.

Наоборот, когда появилось телевидение, оно убило воображение, потому что тебе ничего не надо воображать, тебе уже и так все показывают в готовом виде. Ты находишься в состоянии комфорта, пассивного восприятия.

Что происходит, когда человек находится в интернете? Маклюэн уже умер и не успел ответить на этот вопрос, но многие исследователи, психологи кое-что заметили. Человек листает ленту новостей или друзей в социальной сети, в которой только что ему показали рекламу каких-то консервов, потом смешного котика, потом всплывает какая-то голая девушка, потом — заявление какого-то политического лидера, потом — бои без правил, потом какой-то рэпер, потом номер «Камеди Клаба»… То есть, идет не связанная друг с другом раскадровка, мозаика.

Эта «мозаика» впервые использовалась Луисом Бунюэлем и Сальвадором Дали в фильме «Андалузский пес» – это 1929 год. Они, два сюрреалиста, построили фильм, исходя из принципа, что «каждый следующий эпизод должен быть не связан с предыдущим».

Для чего они это делали? Для того, чтобы полностью смоделировать в искусстве, как им казалось, в кинематографе, человеческий сон – смоделировать то, как человек, собственно, видит сон. В снах же очень мало логики, а сюрреалисты воевали с логикой. Таким образом, два основоположника сюрреализма стали основоположниками так называемого «клипового мышления». Ведь клипы строятся на постоянном монтаже, на мелькании кадров, снятых с разных камер, человеческий глаз так не меняет ракурсы.

А что такое сон?

С точки зрения психологов, сон – это состояние, когда в мозгу процессы торможения преобладают над процессами возбуждения, а так же когда мозг не имеет доминирующей деятельности, теряет доминанту. Собственно говоря, получается, что Facebook и любая социальная сеть – это то, что на нас наводит сон. Естественно, мы не спим, как ночью. Это слабый сон, легкий транс. Клиповое мышление – это бездоминантное мышление. Вы заметили уже сейчас, что даже взрослым людям, которые очень много времени проводят в интернете, не говоря уж про детей, очень трудно читать книги? Для того, чтобы читать книгу, нужно сосредотачиваться на чем-то одном, погружаться в контекст, в ситуацию, в логику изложения. И чем сложнее книга, тем больше концентрации от тебя требуется. Но мы разучились концентрироваться!

Более 20 минут или час-два просидеть над книгой очень тяжело, потому что человек привык к клиповому мышлению, к скорости смены информации. И ребенок вообще не научается читать или долго на чем-то сосредотачиваться, а, следовательно, не способен к усвоению сложного материала! Он может выполнять простые действия и понимать простые вещи, но великого ученого, инженера, писателя из него уже точно не получится! Взрослый, который подсел на интернет, если он любил читать ранее, к ужасу, через некоторое время обнаруживает, что он читает все меньше и меньше, способен понимать сложности все меньше и меньше и, если он испугавшись, захочет вернуться к прежнему состоянию, ему практически заново надо учиться читать книги, а для этого принудительно бороться с интернет-зависимостью!

А это нелегко, потому что это именно зависимость, такая же как алкоголизм, но построенная на работе с другими гормонами.

Все знают, что дофамин — это «гормон удовольствия», он выделяется при сексе, при вкусной еде, достижении поставленной цели. Это гормон, ответственный за мотивацию. Он очень важен для человека, ибо без него человек становится заторможенным, вялым, ригидным. Но важно еще вот что: дофамин помогает человеку переключаться с одной деятельности на другую, потому что он выделяется так же при столкновении человека с чем-то новым. Эволюция устроила так, что человек вынужден реагировать на все новое, в противном случае он бы не выжил. Неожиданный хлопок, вспышка, моментально переключают наше внимание, хотим мы того или нет.

Но лента социальной сети постоянно бомбардирует наше внимание все новыми и новыми фактами и картинками и постоянно переключает наше внимание, требуя от организма постоянный дофаминовый ответ!

Выделявшийся постоянно дофамин, естественно, приносит чувство легкого удовольствия. Получается, что ты постоянно получаешь некую дозу и становишься своего рода наркоманом. Листание ленты в социальной сети, когда оно стало привычкой сопровождается, таким образом, не только легким трансом, о чем мы говорили выше, но и легким кайфом!

Поэтому у человека начинается психологическая ломка, даже физическая ломка, когда он долгое время не получает порции разнообразных стимуляторов в виде клиповой ленты в социальной сети. Когда человек начинает на чем-то сосредотачиваться продолжительное время. В сети множество видео с истериками и дичайшими психологическими срывами, аналогичными наркоманским, записанными в тот момент, когда родители отбирают у ребенка компьютер, к которому он привык. Очевидно, что в состоянии ломки, эти дети готовы на все, как настоящие наркоманы. Взрослые тоже замечают: ты прочитал 15 страниц книги и уже, тяжело, уже хочется пойти переключиться и полистать что-то новое, куда-то отлучиться, сходить покурить, кофе попить, полистать тот же самый Facebook, потому что там новости идут и хочется узнать, что там в мире….

Итак, с одной стороны, ты становишься наркоманом в легком виде, с другой стороны, ты погружаешься в легкий сон и транс. Сон – это, вообще-то говоря, по-гречески «гипноз» и это идеальное состояние, в котором человеку можно что-то внушать! В гипноз для того и погружают, чтобы сделать внушение! Человек, находясь в таком состоянии, обладает повышенной внушаемостью. Психологи противопоставляют две вещи: понимание и внушение. Внушение, согласно психологии, это воздействие, при котором происходит некритичное восприятие установок и убеждений! Внушение, кстати говоря, происходит в ом числе и за счет постоянного навязчивого повторения, долбежки, зубрежки. Когда часто человеку вдалбливается, например, один и тот же, как правило, несуществующий фейковый факт, человек постепенно начинает его воспринимать за реальность — это возвращаясь к тому, с чего начался наш разговор.

Напомню, мы начали с того, что зафиксировав феномен постправды, то есть обесценивание значимости фактов в пользу убеждений, задали вопрос, а откуда может взяться убеждение? И дальше была альтернатива: убеждение появилось, потому что человек в чем-то убедился, ему что-то доказали с помощью логики. Или человеку убеждение внушено без доказательств, как своего рода аксиома. Исследовав первый вариант, мы пришли к тому, что современные социальные сети создают мощнейший перекос в формировании убеждений с помощью внушения!

И мы видим, что, собственно говоря, современная пропаганда как раз и сторонится не на каких-то громоздких логических конструкциях, не на больших формах, типа художественных или тем более документальных фильмах, не на книгах и даже уже не на статьях. Одно из важнейших требований к современной пропаганде и контент в сети вообще: они должны быть короткими! Интересно, что за 20 лет на наших глазах мы увидели своего рода эволюцию социальных сетей, подчиненных именно этому закону.

***

В конце 90-ых годов в Интернет сначала пришли специалисты и ученые, именно в вузах, НИИ и КБ появились первые компьютеры. Соответственно, элита и общалась длинными сообщениями и письмами. Модными были так называемые форумы, где обсуждались книги и теории и где велись чуть ли не научные дискуссии, несоблюдение этикета каралось баном.

Первой популярной социальной сетью стал Живой Журнал, это уже был новый этап эволюции, потому что в Живом Журнале уже была «лента друзей» и топ лучших постов, который можно было просматривать, потом появились и рейтинги блогеров… Живой журнал практически убил форумы, но в нем еще доминировали длинные тексты, так называемые лонг-риды.

Про социальную сеть Одноклассники, тоже появившуюся одной из первых, я не говорю, потому что она правда объединяла одноклассников и родственников по преимуществу и там не было ленты и вообще возможности дискуссий.

А вот сеть в ВКонтакте изначально задумывалась как подростковая, в нее набился другой контингент людей, молодежь, которая постила короткий и вирусный контент. И именно поэтому ВКонтакте обрела огромную перспективу и до сих пор является в России сетью номер Один, а Живой Журнал почти умер.

Фейсбук пришел уже 10 лет назад тоже изначально с короткими сообщениями и очень усовершенствованной лентой друзей. Сегодня, говорят специалисты, искусственный интеллект Фейбука лучший в мире. Лента заточена оптимально под потребности среднего человека и под особенности психики современного человека.

Однако, молодое поколение идет дальше. На место Фейсбука стремительно идет Твиттер, где сообщения еще короче!

Потом идет Ютюб, где вообще ничего не надо читать, а надо только смотреть, причем главное требование к роликам – их размер и провокативность. Ролик должен быть прикольными не больше 30 минут, а вообще, даже 45 секунд. Исследования показывают, что в течение 30 секунд пользователь решает, будет он смотреть дальше или нет. Некоторые решают сразу; если видят, что ролик 20 минут или полтора часа они даже его не включают…

Дальше появляются Инстаграм и Телеграм, где у одной сети преимущественно фото, а у другой так же короткие телеграфные сообщения…

Сейчас писк сезона — это социальная сеть Тик-ток. И какими же характеристиками она должна обладать, чтобы стать модной? Естественно, там минимум текстовой информации, там только видео. Естественно, там стоит ограничение на размер этого видео, оно в принципе не может быть больше минуты!

Третье: там собственные инструменты создания видео, которое таким образом, может быть только самодельным. Если на Ютюбе я мог поставить и длинный ролики и профессиональный, вообще поставить фильм, то на тик-токе только сделанный тут же на коленке «прикол».

«Прикол» тут вообще возведен в культ.

Задача состоит в том, чтобы создать тренд, то есть, запустить флэш-моб или челендж, то есть отчебучить нечто такое, чтобы все это повторяли.

Идет прогрессирующая примитивизация!

Естественно, старые сети никуда не исчезают, там находятся люди или поколения целые, которым привычен их, более-менее длинный или средний формат…

Картина реальности складывается у современного молодого человека из огромного количества мелких фрагментов, каждый из которых попал в эту картину благодаря огромному количеству повторений. Это такое фасетное зрение, зрение как у мухи или паука. То есть, мировоззрение у человека есть, нельзя говорить, что его нет, но оно все мозаичное и насквозь противоречивое, ибо каждый фрагмент никак не связан с другим. Извлечение одного фрагмента из этого мировоззрения совершенно не влияет на всю картину в целом, ибо картина и не была с самого начала целостной. Это, как раз то, что способствует ситуации пост-правды.

Указание, что какой-то фрагмент мировоззрения не соответствует фактам как раз и иллюстрирует то, о чем речь шла в самом начале: «Ты говоришь, что мое знание о зарплате Сечина не соответствует действительности? Ну и ладно. Зато Миллер плохой…. Ты говоришь, что исследования Всемирного Банка строго доказали, что в России отсутствует нищета, на цифрах и фактах, особенно в сравнении с двумястами другими странами? Да ну их эти цифры! Все же знают, что Россия – нищая. Могу привести множество примеров и картинок и видео».

Часто эти картинки, видео и примеры тоже являются фейками, а часто вообще не соответствуют тому, что Всемирный Банк определяет как критерий нищеты, то есть жизнь на 2 доллара в день, или на 3, 5 тысячи рублей в месяц.

Но в этом никто не будет разбираться! Никто не будет в это вникать!

Попытайтесь так же указать современному человеку на противоречивость его взглядов? Для него это вообще не проблема: «Противоречие? Ну и плевать!». Как в известном анекдоте про пофигиста: «а вот на неувязочку мне пофиг!».

Принципиальной чертой современного мышления, выработанного социальными сетями, является его пиксельность. Мы уже говорили о мозаичности, собственно, пиксельности, но тут дело еще и в том, что в мозаике принципиально отсутствует иерархия. Те или иные элементы общей картины мира находятся в одной горизонтальной плоскости, они равноценны. Элементы не делятся на важные и неважны, базовые и производные, несущие, основополагающие и второстепенные. Выше говорилось, что современный мир все больше и больше отторгает иерархию и вертикальные структуры. Поэтому для современного человека все более непонятен вопрос «Почему?» Вопрос этот спрашивает об основании того или иного элемента, факта или тезиса, о его причине, о его цели, о том, почему он такой а не иной, почему он вообще есть, а ведь мог бы не быть, не появляться. Собственно, вопросом «Почему?» движется любое исследование, любая наука, с удивления, то есть вопроса «Почему есть сущее, а не наоборот, Ничто?» началась когда-то философия – мать всех наук…

То есть, мировоззрение современного человека принципиально поверхностное, оно не имеет глубины, укорененности, фундамента, и как таковое, может быть, заменено на другое. Но тут пропаганда должна постараться! Поскольку доказывать человеку, что его мировоззрение противоречиво – бесполезно, доказывать, что его фрагменты не соответствуют фактам – тоже бесполезно, поэтому спорить с современным человеком, это все равно что рубить головы Гидре или гоняться с тапком за множеством тараканов на старой кухне. Мировоззрение можно заменить только заменить только, говоря компьютерным языком, через полный снос и перестановку системы.

Снос системы возможен из-за неких событий, которые потрясают абсолютно все, либо, мы поступаем так же, как как при формировании предшествующего мировоззрения: бомбардируем человеческое сознание новыми элементами мозаики, которые постепенно выбивая бреши в старом мировоззрении занимают освободившиеся места. А лучше, когда происходит и то, и другое: и потрясающее событие, и бомбардировка новым контентом.

Но и это еще не все про эффекты интернета и социальных сетей.

Выше уже шла речь о дофаминовом ответе организма. Но дело в том, что частота таких ответов, постоянное стимулирование организма и быстрое достижение приятного результата отучает организм ставить долгосрочные цели и добиваться их. Это как в случае с порнографией, быстрое получение желаемого, разрядка истощает либидо и делает ненужной собственно стремление к противоположному полу в традиционном смысле, поскольку это долго, хлопотно и иногда чревато неудачами.

Утрата долгосрочных мотиваций, энергетическая недостаточность, лень, депрессия, прокрастинация — это болезни буквально последних 20 лет. Работодатели жалуются на то, что новое молодое поколение ни к чему не стремится, живет в свое удовольствие, не ценит карьеру, деньги, а занимается типа «самосовершенствованием». О нем мы еще скажем ниже.

Работодатели говорят о нехватке кадров, нет амбициозных молодых людей, есть молодые люди, которые неаккуратны, не точны, не страдают перфекционизмом, которые часто «отключаются» во время важных совещаний, «присутствуя, отсутствуют», не вникают в суть заданий, процессов. Многие вообще уже избрали карьеру дауншифтеров, то есть уехали в Индию, Таиланд, в другие места, где жизнь дешевле, если у них есть возможность сдавать квартиру, проживать наследство родителей или есть заказы на фрилансе, которые периодически можно исполнять для пополнения бюджета. Но это еще хоть какие -то усилия над собой, многие просто сутками сидят в квартирах на одном кофе и тупо играют в интернете или бессмысленно блуждают по разным сайтам, не имея сил ни на какую полезную и созидательную работу — не то, что для общества, а даже для себя.

Взрослых, подсевших на сети, это тоже касается. Но взрослые в прошлой жизни, жизни до интернета уже были обременены ответственностью. Мужчина-игроман не может поднять свой зад с дивана для того, чтобы сделать какое-то дело, которое над ним висит. Жена просит мужа: «Да прибей ты уже этот гвоздь, повесь ты эту картину — она стоит уже полгода. Ее нам подарили, а ты ее до сих пор не можешь повесить». Вроде бы не сильно большое дело. Это не то, что пойти какой-то подвиг совершить. А для него уже эта картина становится большим подвигом. Он лежит на этом диване. Он листает ленту социальной сети. Он, что называется, прокрастинирует, то есть, у него мотивация, его мотивированный ресурс и энергия истощены.

Оправдание в глазах близких и самого себя – такое: у меня другие ценности, я занимаюсь личностным ростом. При этом некоторые действительно попадают в лапы тех, кто предлагает их вылечить от прокрастинации и дать тот самый личностный рост.

***

Современному человеку предлагают мотивационные тренинги: как заставить себя обрести заново смысл жизни и что-то делать. В этих тренингах практически всегда первый этап этого обретения смысла жизни — это некое обнуление прошлой жизни. Его называют то «выходом из зоны комфорта». Потому что любой Тони Роббинс, который собирает за 15 тысяч долларов за билет целые стадионы, начинает свою речь с рассказа о том, какой он был когда-то счастливый человек, но потом все потерял, от него все ушли, все отвернулись, и он оказался на самом нуле, а из этого нуля он построил заново всю свою новую успешную жизнь.

Многочисленные коучи учат людей начинать «жизнь сначала», рвать социальные связи с родителями, друзьями, с прочими людьми. Это типичный способ выстроить секту, по сути дела, потому что для того, чтобы выстроить секту нужно переключить кого-то на гуру и изолировать от любого другого социального окружения: от друзей, от знакомых, от родственников. Почему, как только человек попадает в какую-то секту, он начинать с вами ссориться? Вспомните любых продавцов какого-нибудь «Гербалайфа» или еще чего-то. Только человека зацепило, он постепенно начинает вам этот «Гербалайф» продавать. Вы начинаете с ним говорить на какие-то другие темы, он говорит, что вы не «продвинутые, вы не понимаете».

В итоге, например, женщина с мужем может развестись, и друзей всех потеряет. Он уходит из этой среды и уже замыкается в свою вот эту пирамиду, которая что-то продает. Продавать они могут «Бхагавад-Гиту», «Гербалайф» — это вообще уже неважно, что они будут продавать. Есть какие-то «Хроники Акаши», «Открой в себе богиню», «Весна жизни»…

И это еще далеко не самые «тоталитарные секты». Кстати, по различным причинам, сейчас не место об этом говорить, мы в данном случае не занимаемся сектоведением, но пребывание в секте не длится дольше нескольких лет, если человек не попал в тяжелую зависимость и не сошел с ума или не совершил суицид. Но через несколько лет, выйдя из дурмана, человек обнаруживает, что он действительно потерял все, все социальные связи, упустил время своей жизни и вряд ли когда наверстает упущенное. Это большие трагедии, из которых достойно могут выйти единицы, остальные опять идут в новую секту, впадаю в зависимости разного рода.

Возвращаюсь к эффектам социальных сетей. Следующий эффект. Он, как ни странно, очень близок теме сект.

Социальная сеть напрасно называется «социальной сетью». Теоретически, да, вроде бы я могу коммуницировать со всем миром и сейчас написать в Facebook какому-нибудь человеку в Америке, попроситься в друзья и с ним задружить. На самом деле, практически, этого никто не делает. Люди выбирают свой круг общения. Если человек в сети говорит что-то не то, говорит то, что мне не нравится, я его блокирую. Тех, которые говорят то, что мне нравится, я оставляю «в друзьях». Это я сейчас говорю не про себя, а про типичное поведение в социальной сети.

На поверку, получается, не сеть и коммуникация, а наоборот, фрагментизация общества. Люди, наоборот, друг с другом вообще не общаются, друг друга не видят, живут в разных непересекающихся мирах!

Когда я встречаю людей из противоположных политических лагерей, я вообще не понимаю; может, они может быть живут в космосе? Они живут в абсолютно других реальностях. Мне журналист радио «Комсомольской правды» говорит: «Вы что за Сталина? Вы вроде как профессор. Как вы можете быть за Сталина?» Я говорю: «Я знаю огромное количество профессоров, которые за Сталина». Он говорит: «Такого вообще быть не может!» Я говорю: «Ку-ку, парень. Ты в какой реальности живешь вообще? У нас в стране 80 процентов людей по всем социологическим опросам за Сталина. А ты еще живешь, воспитанный на журнале «Огонек» 86-го года, когда там писали о том, что Сталин людоед и всех убил. Ты замкнулся в своей реальности. Ты общаешься только с такими, как ты. Вокруг тебя только твои собственные зеркала». Или пример из деятельности коммунистов: Николай Платошкин, начитавшись в социальных сетях таких же истериков, как он, в период эпидемии коронавируса, обезумел в конец, и заявил, что 22 апреля все готово к революции, всем надо выходить на митинг и брать власть, потому что стране конец….

Вот до чего доводит чтение только своих «друзей» и привычка получать только «положительные обратные связи». Когда человек видит только тех, кто думает также и кто его хвалит, то он видит только собственные отражения.

Это чистый нарциссизм. Нарцисс – мальчик, который умер, смотря на собственное прекрасное отражение в воде. Вот и здесь, человек окукливается. Он видит только то, что подтверждает его мнение. Он уже не развивается. У него нет верха, иерархии, куда ему двигаться, ибо он — центр мира и его тусовка центр мира. И она абсолютно права. Причем, эта тусовка может быть вовсе не политической. Это может быть, как не смешно, секта «саморазвития», секта «личностного роста», любая другая секта.

Хотя понятно, что никакого роста тут нет и быть не может. — она как раз и тормозит любое человеческое развитие, потому что человек не получает никакой альтернативной информации, никакой обратной связи, то есть он получает только положительную обратную связь. А обратные связи нужно получать и отрицательные, когда у тебя сбой в системе происходит. Здесь же происходит чистое окукливание. Люди примитивизируются и живут в этом своем маленьком хрупком иллюзорном мирке и за него просто не выходят.

Социальные сети разбиты на такие секты-сообщества», абсолютно закрытые для иного влияния. Какие же это «сети»? И что в них «социального», «общественного»? Это анти-общественное явление! По крайней мере, в том виде, и в тех тенденциях, как это есть сейчас. Если бы законодательно от социальных сетей требовали включать «в друзья», в паблики и сообщества рандомных пользователей, которых не имеют права исключать, то какое-то перемешивание было бы…. Хотя, опыт травли чужака имеется у любой секты, бойкотирование, игнорирование, а также выстраивание системы мобилизации и ожесточения в противовес радикально иному.. Такая система могла бы, может быть, даже еще больше радикализовать секты. Впрочем, никто не экспериментировал.

Еще один эффект социальных сетей и медиа вообще: мы говорили выше о «наркоманской природе» залипания в интернете. Но мы также должны помнить и о том, что наркоман всегда требует увеличения дозы, то есть, ему надо щекотать нервы все более экстремальными новостями. С другой стороны, для того чтобы привлечь внимание к себе в сети, пользователи вынуждены идти так же на все более экстравагантные действия.

Способы привлечения к себе внимания уже давно разработаны в искусстве и даже ясно сформулированы, например, в «Поэтике» Аристотеля. Законы драмы применимы к медиа даже больше, чем к подлинному искусству. Как известно, человеческое сознание реагирует на изменения в среде и вынуждено обращать на них внимание в интересах выживания, поэтому завязка шоу всегда начинается с нарушения обычного порядка вещей. Дружили Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, но поссорились — и началась драма. Наоборот, враждовали Монтекки и Капулетти, но дети их полюбили друг друга и началась трагедия. Не случайно и СМИ все время стараются оперировать «новостями», то есть чем-то, чего раньше не случалось.

А самое популярное определение новости звучит так: «новость это не когда собака укусила человека, а когда человек укусил собаку» (фраза приписывается Альфреду Хамсворту, лорду Нортклиффу, создателю первой массовой газеты «Дэйли Мэйл» и лучшему пропагандисту Первой мировой войны, о котором с восхищением говорил даже его враг Гитлер).

Показ «нарушений нравственных норм» или «конфликт нравственных норм» были излюбленными способами привлечения внимания публики еще у великих трагиков Древней Греции. Прометей похищает огонь вопреки воле Зевса, Эдип убивает отца и женится на матери, Медея убивает своих детей, Клитемнестра убивает мужа, Антигона погребает брата вопреки закону царя и тд. Стоит ли удивляться, что самые возможные девиации и нарушения нравственности стали для СМИ лакомыми темами сегодня?

Надо обратить внимание и на изменение поведения потребителя, Погружаясь в мир медиа, он видит не обычную «неинтересную жизнь», а жизнь экстремальную, жизнь «на разрыв», с напряжением нервов, жизнь в отчаянии. У потребителя медиа-продукта формируется «экстремистское» сознание. С начала Нового времени, когда трудами различных философов на место Бога был поставлен человек, от человека стали требовать и божественных способностей и, прежде всего, главной – творчества. Человек должен быть творческим, креативным, следовательно, должен творить новое, или лучше – «новости». А новость творится через ломку шаблонов и стереотипов, через «пощечины общественному вкусу»!

Так возникают медиаактивисты, чей путь к славе пролегает на самом деле не через создание новых идей, концепций, ценностей, образов, технических решений, а через вандализм, эпатаж и провокацию. Самым отвратительным продуктом медиа мира стали серийные убийцы и террористы, которые совершают свои злодеяния из желания прославиться и привлечения внимания к своим идеям и идеологиям. И, пожалуй, в «вне конкуренции» здесь будут террористы ИГИЛ (группировки, запрещённой в России), с их массовыми жестокими казнями, старательно снимаемыми на видео и творимыми специально для социальных сетей. ИГИЛ – не средневековье, это плоть от плоти мира медиа. Не отстают от ИГИЛ и новые «герои» – молодые скулшутеры, психопаты, расстреливающие своих одноклассников, для достижения славы в сети. И, что характерно, славы достигают, влюбленные девушки пишут скулшутерам письма, а количество скулшутерских пабликов и групп мгновенно увеличивается после каждого нового расстрела.

Столкновения и конфликты, как нечаянные, так и смоделированные, спровоцированные становятся объектами внимания Интернета, так как конфликт – сущность любого шоу в «обществе спектакля».

Освещение конфликта — единственный способ для пользователя добиться внимания аудитории, если конфликта нет – его создают на ровном месте средствами подачи и монтажа, если он есть, то сделают выпуклее и ярче. Таким образом, активные пользователи, блогеры постоянно сами воспроизводят свою стихию – войну, поэтому если быть точным, нужно говорить не о «мире» медиа, а войне медиа, да и само слово «медиа» (средство, посредник) не очень подходит, так как в этой войне речь идет не о создании связей и посредничестве, о сеянии раздора и непонимания. Пользователи занимаются провокациями и подстрекательством. Социальные сети называют «средством» и «инструментом» и, мол, все зависит от того, в добрых или злых руках этот инструмент находится…

Это огромное заблуждение, Сети по своей сути не средство, не инструмент, не media, а прерыватель, interruptor, искажение, distortion. Бог медиа, бог постмодерна это differАnce – сеющий различия. Но как зовет церковь отца всего немирного, лукавого, противоречащего?

Дьявол. Диа-болос – по-гречески, буквально — «бросающий между», бросающий яблоко раздора между соперниками, в обычном переводе – «клеветник, подстрекатель».

Еще один мотив про дьявола. Выше мы говорили про человека в сети, который теряет доминанту, подобно тому, как это происходит в сновидении.

Но у нормального человека, про которого мы говорим, что он личность, есть какой-то свой круг интересов, ценностей и путь в сторону какого-то идеала, по которому можно оценить развивается он или нет, приближается он к этому идеалу или нет, соответствует ли его действие определенным ценностям или еще чему-то. Как раз наличие этой доминанты, когда она еще не утрачена, и говорит о том, что есть личность.

В сети же опасность, которой мы практически все время касаемся и про которую мы все время говорим, как раз и состоит в том, что у тебя «украли душу». Это дьявольская история, когда у тебя нет просто души, нет характерных черт твой личности. Ты распыляешься. Ты, как масло, которое размазано тонким слоем по всему. Ты находишься во сне и теряешь самосознание, находишься все время в наведенном легком трансе, в котором тобой занимаются и манипулируют другие люди в своих каких-то целях, потому что от твоего стержня ничего не осталось.

Есть один важный момент. Нужно не обмануться, потому в современном дискурсе много болтовни насчет того, что человеку все время как раз советуют быть свободным, быть личностью, никого не слушать и отстаивать убеждения, проявлять свою субъектность в том числе, быть активным, быть лидером, побольше коммуницировать с другими, наращивать себе количество подписчиков и тех, кто тебе будет лайкать и прочее.

Но на самом деле нужно понимать, что эта субъектность — симулякр. Подросток 14-летний, тоже вам будет рассказывать про то, что он абсолютно «свободная личность», будет себя именно личностью называть, хотя личностью-то он является только потенциально.

Когда мы говорим о том, что «человек свободен», что человек — личность, мы должны всегда понимать, что это не то, что раз и навсегда тебе дано, что ты личностью уже родился сразу, а дальше признавайте меня и уважайте, такого вот незрелого, какой я есть. Свободен — это просто означает, что у тебя есть шанс стать личностью и добиться каких-то целей и ничто не предопределено. Кошка всегда будет кошкой и дальше вариантов никаких нет. Но ты, если родился, условно говоря, в семье водопроводчика — это не значит, что ты не сможешь стать великим ученым. У тебя горизонты открыты, это правда, но это не значит, что ты уже сейчас родился и сразу же ты уже великий ученый. Свобода – не данность, а процесс, практика. «Тот достоин свободы, кто каждый день за нее идёт в бой» — Гёте говорил.

Ты докажи, что свободен и что ты личность, но не простыми способами типа: «я личность потому, что я вышел на проспект Сахарова, залез на фонарь и плюнул сверху на милиционера». В этом ничего выдающегося, великого нет. Ты такими легкими обезьяньими способами личностью будешь тогда, когда и так дешево свобода не стоит…

Ну, вот ты критикуешь президента? Такой размер твоего эго, что ты даже на президента смотришь сверху вниз? Ну тогда для тебя, наверное, не проблема легко им стать? Стань президентом, для начала закончи вуз, поработай в резидентуре где-нибудь в Германии, поработай на каких-то других должностях, получи уважение коллег, дойди до самого верха, так, чтоб тебя действующий президент заметил, оценил и назначил преемником….

И вот тогда ты докажешь, что ты действительно крутой, когда с тобой все будут считаться, тогда ты будешь иметь право других президентов критиковать…

Или стань великим ученым, или стань великим художником, великим композитором, создай такие великие вещи, которые войдут в историю — вот тогда можно говорить о твоей личности, и о твоей свободе. А сейчас, когда ты ничего не сделал, пока ты у общества только брал и все, что ты можешь сделать, это нахулиганить, в лучшем случае, а скорее всего, просто подражать Бузовой какой-нибудь, то ты никакой личностью не являешься, разве что потенциально.

К сожалению, людей сейчас нужно скромности учить, чтобы они понимали, что они большей частью – еще никто и звать их никак. А социальные сети их как раз учат этой нескромности, постоянному нарциссизму, самолюбованию и тому, что у них оказывается много прав и свобод, что они, все что хотят, имеют право делать, над любыми авторитетами издеваться, никого не признавать и в этом их, якобы, свобода и состоит.

Не хочу, чтоб сложилось неверное впечатление, что статья написана неким технофобом и мракобесом. Древние греки говорили: во всем нужна мера. Это понятие хорошо иллюстрируется «кружкой Пифагора», которую можно купить легко на туристических развалах в Греции. Она устроена так, что ты можешь налить в нее жидкость по определенную черту, но если ты пытаешься налить больше, то жидкость выливается, причем не только лишняя – а вообще вся. Золотая рыбка из сказки Пушкина не просто отказала старухе, когда та перешла меру и захотела быть владычицей морской. Она могла бы оставить ее вольною царицей, но вернула к разбитому корыту. Перебор с жизнью в социальных сетях приводит к тому, что человек деградирует на всех фронтах жизнедеятельности: в отношениях, карьере, деньгах, здоровье. А если такие деграданты еще умудряются потрясать государство, как это произошло на Украине, то катастрофа идет уже не только в их личных судьбах.

Каково же должно быть наше умеренное отношение к миру интернета и социальных сетей? Лучше всего ответить цитатой из Мартина Хайдеггера, из его статьи «Отрешенность». «Было бы безрассудно вслепую нападать на мир техники. Было бы близоруко проклинать его как орудие дьявола. Мы зависим от технических приспособлений, они даже подвигают нас на новые успехи, но внезапно, и не осознавая этого, мы оказываемся настолько крепко связаны ими, что попадаем к ним в рабство. Но мы можем и другое. Мы можем пользоваться техническими средствами, оставаясь при этом свободными от них, так, что мы сможем отказаться от них в любой момент…. Мы можем сказать «да» неизбежному использованию технических средств и одновременно сказать «нет», поскольку мы запретим им затребовать нас и таким образом извращать, сбивать с толку и опустошать нашу сущность… Я бы назвал это отношение одновременно «да» и «нет» миру техники старым словом «отрешенность от вещей».

Кстати, по ходу статьи мы все время говорили про эффекты сетей, постправды и манипуляции, то есть, говорили о происходящем в страдательном залоге. Но кто занимается манипуляциями? Кто создает контент, разрабатывает стратегии, модернизирует сам интернет? Те, кто еще бы воспитан традиционно, кто знает, что такое иерархия, кто не утратил способность учиться, кто читает толстые книги, кто относится к интернету, говоря словами Хайдеггера, с «отрешенностью», то есть пользуется им так, что может и не пользоваться или может преобразовывать.

Если есть стада, то есть и пастухи. Но пастухами становятся не самые лучшие бараны, пастухи выковываются по другой технологии, которая избегает всех тех эффектов, о которых выше шла речь в этом материале.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Профессор Национального Исследовательского Университета — Высшей Школы Экономики

Похожие материалы

Тихменев, как известно, проведя голосование на флоте – как следует поступить с кораблями, затопить...

Надеюсь, Игорь Караулов простит меня за то, что я в какой-то степени использую факт выхода в свет...

С обществом однородным, национальным в обоих смыслах слова – и культурном, и политическом, все...

One Comment
 
  1. Борис Олегович Митяшин 03.05.2020 at 16:16 Ответить

    Я прошу прощения у автора — весь текст я не стал дочитывать.
    Мне представляется, всё можно сформулировать значительно короче: человека к тому или иному, к той или иной общественной установке обязывает изнутри не знание, не истина, а надстоящая любовь, какую он имеет. Т.е. ценности, в которые он иррационально верит. Только от них он начинает строить рациональную логику и своих убеждений, и своего поведения. Поэтому в споре рождается истина только в том случае, если оппоненты исповедуют общие ценности.
    Истина, знание изнутри вообще не обязывает! Только любовь! Истина обязывает только настоящего философа — и то только потому, что он истину, как он её понимает, — любит, любит больше себя и идёт за ней, жертвуя в том числе личным комфортом и даже жизнью.
    Поэтому обязательным элементом воспитания ребёнка в школе является воспитание в нём любви к Отечеству, как к родной матери. Поэтому в младших и средних классах школы должно быть запрещено критическое образование к национальной истории, чего так добиваются и проводят в жизнь русофобские силы в стране. Они хотят втиснуть в детскую школьную программу «правду», сколько у мамы и где прыщей на теле!
    Критическое преподавание родной истории должно начинаться с возраста, когда человек приобретает способность и необходимость собственного критического отношения к жизни. Ни в коем случае не раньше.
    На сегодняшнее нравственное состояние народа ещё накладывается постсоветская мораль. По-ленински нравственным было объявлено и утверждалось всё, что полезно делу революции, делу партии, то сейчас господствует: нравственно всё. что выгодно — мне. И почти любого можно купить. Вопрос — в цене. Отсюда все эти купленные митинги и майданы, результатами которых пользуются русофобские силы.
    Нам нужно возвращать в культуру дореволюционное представление о личной чести. Начиная со школы.
    Извините, если что важное упустил.

Leave a Reply