Русская Idea: В России закончились нерабочие дни, и несмотря на сохранение режима самоизоляции, политическая повестка постепенно возвращается в традиционное русло. Так, на днях, 13 мая, Госдума приняла закон о возможности дистанционного голосования, в том числе на референдумах, а накануне, 12 мая, Владимир Жириновский выступил с предложением отменить голосование по поправкам в Конституцию, на что была дана отрицательная реакция пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова.

Не вдаваясь сейчас в обсуждение всех поправок, их содержания и направленности, предлагаем вниманию читателя скрупулёзный разбор некоторых юридических норм в этих поправках, которые противоречат друг другу, а также действующему российскому законодательству.

 

***

В современном конституционном праве весьма распространена так называемая доктрина подмены конституции (constitutional replacement doctrine). Ее смысл заключается в том, что при помощи законных процедур в конституцию вносятся поправки, изменяющие содержание ее норм и, следовательно, их применение на практике. В тексте конституции тогда возникает противоречие между новыми нормами и уже установленными принципами. Появляется как бы параллельная «конституция», нормы которой не опираются на фундаментальные принципы правопорядка. Конституционный текст, таким образом, подменяется и становится «мертвым». Чаще всего целью такой подмены является усиление авторитарных тенденций в правлении. К сожалению, предложенные и уже принятые поправки к Конституции РФ 1993 года в значительной мере оправдывают эти опасения.

 

Принцип разделение властей

Это один из важнейших принципов правового государства, закрепленный в ст. 10 и раскрываемый в ст. 11. Однако в предложенных поправках появляется новое учреждение с неопределенными полномочиями: Государственный совет (ст. 83, п. ж1 Проекта Закона РФ о поправке к Конституции РФ – далее Проект). Судя по чрезвычайно широким задачам, которые на него возлагаются, он будет оказывать большое влияние на государственную политику. В то же время Государственный совет не будет перечислен в ст. 11 Конституции РФ, т.е. он не является органом, осуществляющим государственную власть. Возникает явное противоречие между положениями первой главы, куда входит ст. 11 и положениями гл. 4, где будет указан новый орган. А для практики государственного общения это будет иметь неблагоприятные последствия, т.к. непонятно, к какой из трех ветвей власти относится этот орган.

Нарушением принципа разделения властей следует считать и положение об освобождении от должности Председателя Правительства при сохранении прежнего состава кабинета (ст. 83, п. б1 Проекта). Новый глава Правительства будет вынужден работать с министрами, кандидатуры которых он не предлагал. Это, очевидно, сильно уменьшит самостоятельность исполнительной власти. Разумеется, практика российского государственного механизма показывает, что Правительство является далеко не таким самостоятельным, каким оно должно быть в правовом государстве, но предложенная поправка закрепляет его подчиненное положение на конституционном уровне.

Кроме того, освобождение Председателя Правительства без отставки всего кабинета нарушает, по нашему мнению, принцип коллективной ответственности исполнительной власти. Кандидатура главы Правительства становится абсолютно «технической», смещаемой в любой момент по воле Президента. Едва ли это способствует стабильности и предсказуемости государственной власти.

 

Принцип независимости и несменяемости судей

Согласно предложенным поправкам, все судьи в России отныне прямо или косвенно назначаются и отстраняются от должности главой государства. Тот факт, что кандидатуры судей Конституционного и Верховного судов формально назначаются и освобождаются Советом Федерации не может служить надежной гарантией от произвола. Ведь именно Президент РФ теперь определяет председателей и их заместителей для этих судов, что сильно ограничивает свободу самих судей в области административного управления судом. Не секрет, что в нашей стране роль председателей судов и так очень велика. Отныне же, в соответствии с поправкой, руководители высших судебных учреждений сами будут находиться в косвенной зависимости от главы государства. Данная поправка вступает в противоречие с принципом независимости судебной власти (ст. 10, 120 Конституции 1993 г.).

Серьезные опасения вызывает и норма о прекращении полномочий судей в случае совершения ими поступка, порочащего честь и достоинство судьи (ст. 83, п. е4 Проекта). Инициатива в этом вопросе опять принадлежит Президенту РФ, значит именно он будет устанавливать квалифицирующие признаки такого поступка, хотя бы и предварительно, до рассмотрения в Совете Федерации. Это положение существенно расширяет дискреционные полномочия главы государства, делая положение судей неуверенным и шатким. Неопределенность же подобного правового основания (т.е. вышеназванного поступка) плохо согласуется с принципом несменяемости судей (ст. 121 Конституции 1993 г.).

 

Конституционная юстиция

Неоправданным и чреватым пагубными последствиями представляется также сокращение состава судей Конституционного Суда до 11. Ведь это означает уменьшение степени коллегиальности суда, а она всегда считалась одной из важных гарантий его независимости. Кроме того, уменьшение количества судей при увеличении объема полномочий КС (предварительный конституционный контроль законов – ст. 107, 108 Проекта) может существенно удлинить время рассмотрения обращений. Либо же, наоборот, обстоятельное и долгое изучение дел, невозможное по причине, например, неотложности, будет принесено в жертву мнимой «оперативности» и эффективности. В этом последнем случае велика вероятность значительного повышения роли Секретариата КС, который и будет вместо судей рассматривать обращения по существу.

Проект поправок предоставляет Конституционному суду РФ право проверять законы субъектов РФ на их соответствие Конституции 1993 г. (ст. 125, п. 51, п. в). Инициатива в этом вопросе опять принадлежит Президенту РФ. Однако при внимательном рассмотрении невозможно не обратить внимание не только на избыточность, но и на ущербность этой поправки. Прежде всего, очевидно, что региональные законы должны соответствовать региональной конституции (для республик в составе РФ) или уставу (для всех прочих). Такой проверкой занимается региональный конституционный или уставный суд. КС РФ же проверяет сами конституции и уставы субъектов на их соответствие федеральной конституции. Логично предположить с высокой степенью вероятности, что если региональный закон соответствует региональной конституции, а она, в свою очередь соответствует Конституции РФ, то и закон субъекта также будет соответствовать Конституции РФ. Если же все-таки возникает подозрение, что закон субъекта противоречит российской конституции, обратиться в КС РФ следует главе данного субъекта, но никак не Президенту РФ. Иначе это будет выглядеть как неоправданное федеральное вмешательство в компетенцию региона, что противоречит принципам федерализма (ст. 5 Конституции 1993 г.) Но, даже в этом случае право главы региона на обращение в КС РФ должно реализовываться лишь в том случае, когда этот закон (субъекта) не был ранее признан конституционным в региональном уставном или конституционном суде. Если же это уже произошло, обращение в КС РФ может привести к пересмотру решения региональной конституционной юстиции, и поставить под сомнение ее авторитет и самостоятельность. Это притом, что вопросы конституционного права входят в совместную компетенцию федерации и субъектов (ст. 72 Конституции 1993 г.) и, следовательно, регионы имеют право самостоятельных решений в этой области. Иными словами, решение регионального конституционного или уставного суда должно быть окончательным по предметам его компетенции. Данная поправка вступает в противоречие с принципами федерализма, в частности с принципом распределения компетенции между Россией и ее субъектами.

 

Международные обязательства России

Новая редакция ст. 79 по Проекту поправок дает России возможность не выполнять ратифицированные международные договоры, если в решении международного органа, принятом на их основании, содержится толкование этих договоров, противоречащее Конституции РФ. Едва ли допустимо сомневаться, что эта поправка направлена против, прежде всего, международных судебных решений и, в частности, ЕСПЧ. Однако, она противоречит не только принципам отечественного конституционного права, но и принципам международного права. Во-первых, данная поправка фактически лишает граждан РФ права на правосудие, в том числе и в международных инстанциях (ст. 46, ч. 3 Конституции РФ). Ведь это право не ограничивается лишь возможностью подать жалобу. Оно включает в себя и процедуру ее рассмотрения, и вынесение итогового решения, а также и исполнение этого решения. А если решение не исполняется, то исчезает и право. Во-вторых, поправка противоречит принципу приоритета норм международного права (ст. 15, ч. 4 Конституции РФ), характерному для любого правового государства. Ведь ратифицированный договор становится частью правовой системы России и даже имеет приоритет над внутренними законами. Конституция РФ, требуя для договоров ратификации, обуславливает их действенность для российских властей. А т.к. ратификация совершается один раз, при введении договора в действие, она порождает юридическую презумпцию полного соответствия договора российской Конституции на все время его существования, т.е. до тех пор, пока такой договор не денонсирован. В-третьих, поправка противоречит и Венской конвенции о праве международных договоров, которая запрещает государствам оправдывать неисполнение договоров, ссылками на их законодательство (ст. 27). Отсюда следует, по нашему мнению, что любые проблемы, связанные с выполнением и/или толкованием ратифицированных международных договоров, следует разрешать международными средствами, т.е. путем международных переговоров. Этого нельзя делать за счет ущемления прав собственных граждан и с грубыми нарушениями конституционного законодательства.

Таким образом, предложенные поправки способны внести существенные противоречия в текст Конституции 1993 г. и сделать ее полноценное применение невозможным.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного права МГИМО МИД России

Похожие материалы

В чем состоит «Первая мировая война» за человеческую бигдату? Сейчас она почти ничего не стоит, а...

Каково отношение к Оливеру Кромвелю в современной Англии? Примерно такое же, как к Дантону во...

О консервативной революции в России впервые заговорили давно, еще в 90-е. Имелось в виду...

One Comment
 
  1. ปั้มไลค์ 22.05.2020 at 23:42 Ответить

    Like!! I blog frequently and I really thank you for your content. The article has truly peaked my interest.

Leave a Reply