Русская Idea: Россию захватывает паника в связи с эпидемией коронавируса, перевернувшей жизненные координаты, и проблематика, актуальная еще 10 дней назад, кажется безнадежно устаревшей. Наш сайт по мере сил постарается проанализировать «глубинные» процессы, как породившие феномен тотального глобального карантина, так и вытекающие из него. Мы рассчитываем в этом на поддержку читателей, хотя и понимаем, что в ближайшее время это – не самое важное в их жизни. Также мы надеемся, что сам карантин окажется не-бесконечным и в какой-то момент многое вернется «на круги своя».

И сегодня мы продолжаем цикл публикаций, посвященный «русскому миру» на Украине, начатый ранее случайным образом. Поступивших средств хватило – вслед за статье о Харькове – опубликовать материал об Одессе, и сейчас мы публикуем очерк о том, что такое «русский мир» во Львове – городе, который если с чем и ассоциируется, так это с поддержкой Майдана и «бандеровщиной».

Еще раз подчеркиваем, что этот цикл публикаций не имеет подспудной цели вмешательства в дела другого государства, а направлен на выявление текущего положения русской идентичности на Украине. Оказывается, что даже во Львове эта идентичность есть, хотя после 2014 года она оказалась в радикально худшем положении в сравнении с предшествующим периодом.

Автор данного цикла статей готов написать для нашего проекта материал с подборкой мнений простых людей, общественников и политиков на Украине о поведении стран ЕС, откровенно бросивших друг друга в разгар эпидемии, а также о том, как теперь украинцам видится «евроинтеграция», и почему именно Россия отправила врачебную помощь Италии. Чтобы мы понимали, что деньги пришли на наши реквизиты именно для этой статьи, просьба при переводе указывать — «О коронавирусе на Украине».

 

***

События 2014 года как никогда остро поставили вопрос: что такое Львов для русского мира – центр лютого национализма или туристическая экзотика? Кафе и рестораны с бандеровской символикой и украиноговорящий персонал – это агрессивная среда или повод сделать забавные селфи для соцсетей? По прошествии шести лет после событий Евромайдана, когда, казалось бы, горячие головы остыли, и разум занял место эмоций, мы решили узнать у самых разных людей, живущих и живших во Львове в период 2014 года – какова ситуация на самом деле.

Брусчатка, столики под открытым небом, запах кофе, и много экзотической речи и символики – с таким образом ассоциируется у многих россиян Львов, один из самых западных городов Украины. Город, который по словам его мэра Андрея Садового, позиционирует себя как европейский, толерантный и находящийся вне радикальных идеологий. Частично этот факт долгие года подтверждало не только огромное количество туристов, которые каждый год приезжали в город, но и упорное противостояние, которое царило между Садовым и националистическим движение – ВО «Свобода». Но при внимательном рассмотрении ситуации она оказывается совсем не такой радужной. И люди, которые считают себя русскими не по форме, а по сути, чувствуют себя в атмосфере морального давления, которая после 2014 года превратилась практически в травлю.

Наталья Викторовна, преподаватель английского языка, живет во Львове с 1998 года:

«До 1991 года во Львове было не так и мало русскоязычных жителей. С курса в институте, где учились мои родители, куда только не отправляли по распределению – Львов, Молдова, Крайний Север, Ингушетия. Везде, где нужно было развивать и поднимать передовые направления экономики. Тогда было очень распространено мнение, что именно выпускники вузов в Центральной Украине и европейской части России имеют самый высокий уровень квалификации. До развала Союза говорить по-русски во Львове было престижно, как и знать русскую литературу, читать русские книги. Ситуация резко изменилась сразу с начала нулевых: уже в 2001 году количество русскоязычных сократилась во Львове приблизительно вдвое. В отличие от Прибалтики, в наших краях давление на русских было не формализовано, не задокументировано – нас не ограничивали в приеме на работу, не запрещали получать украинские паспорта. Это скорее морально-психологически тяжелая ситуация. Закрываются русские школы, нет больше русских детсадов, не издают русские книги, переименовываются улицы. Переименование коснулось даже самых великих людей, чтимых во всём мире, – Пушкина и Лермонтова, причём, как будто в издёвку, улицу Пушкина переименовали в улицу Генерала Чупринки (псевдоним Шухевича), а улицу Лермонтова – в улицу Дудаева (!). Из переименований последних лет: улица Тургенева превратилась в улицу Героев УПА. И если к примеру на то, что ни одного представителя пророссийских партий нет ни в одном органе власти Львова и области нет, мне глубоко все равно, то мне не все равно, что я во Львове не могу посмотреть фильм с русским дублированием, не могу сходить на спектакль на русском языке. Горькая ирония этой ситуации в том, что по нам меньше остальных ударили события 2014 года – в атмосфере неприятия русского мира как такового мы живем уже очень давно, ничего нового или необычного в лозунгах Евромайдана мы не услышали».

Еще в 2010 году заместитель председателя общества «Русский культурный центр» и директор русскоязычного лицея №45 во Львове Владимир Кравченко говорил, что работающих русских школ для города недостаточно. Тогда их оставалось пять, а ведь еще не так давно их было более 2-х десятков, а сейчас потребности русскоязычного населения – не менее 10 школ. В конце 1980-х годов во Львове работали около 100 школ, из них — 26 школ с русским языком обучения. К этому стоит добавить, что уже в 2010 году в городе не было ни одного русского детсада. Уже тогда учителя русских школ жаловались, что система образования устарела. Школы практически не получали учебной информации, им не хватало сведений о современной России: географии, истории, культуре. Приходилось концентрироваться на изучении языка и литературы. Порядка половины русских детей – вынужденно или по желанию родителей – учатся в украинских школах.

Валентина, мать ученика 6-го класса русскоязычного лицея №45 во Львове:

«О нашем лицее много написано и сказано. И про единственный кабинет Пушкина, и про единственный (как ни странно!) кабинет Ивана Франко. И про достижения нашего директора Владимира Кравченко в защите и развитии русской культуры для наших детей. Выпускники лицея в совершенстве владеют не только русским и украинским языками, но и английским и немецким. С начала марта мы в очередной оказались в центре грандиозного скандала – поскольку наш лицей объявил набор в первые классы русскоязычных малышей, это вызвало взрыв возмущения львовских националистов. Некий «активист» Игорь Девбич разместил в соцсетях информацию о том, что в одном из львовских лицеев огласили набор первоклассников в русскоязычные классы. Пост Девбича был тщательно спланированной провокацией националистов: сообщение малоизвестного «активиста» было мгновенно растиражировано в украинском сегменте интернета, вызвало бурные обсуждения, и уже 6 марта управление образования Львовского горсовета выступило с заявлением, где фактически обещало наказать «провинившегося» директора лицея. Хотя существует закон, который позволяет в начальных классах вести обучение на русском языке, пусть даже он не подписан президентом, для фанатиков национальной идеи на Украине это не играет никакой роли. Печально известная украинская националистка Фарион уже не один раз обвиняла львовян, что они слишком терпимы и центр украинского национализма нужно перенести в Луцк. Скажу вам, как мать быстро растущего подростка – Львов для русских и русскоязычных комфортен только, если вы турист. В этом случае вам будут улыбаться, на каком бы языке вы не говорили. Если вы коренной житель, то русский язык – это, по сути, клеймо. Не празднуешь национальные праздники – изгой в обществе, не поешь гимн – почти враг народа. Поймите, даже когда ребенок учится в таком лицее, как наш, где сильны идеи интернационализма и великой русской культуры, все равно он выходит на улицу, идет к друзьям, общается в соцсетях, и в нем формируется ощущение, что Россия – враг, что Украина превыше всего и прочий бред. Для Львова ситуация в2014 году радикально не изменилась, если абстрагироваться от поехавших с Донбасса гробов. Львов – город с двумя, если не тремя, десятью слоями. В этом он очень похож на западную культуру – очень толерантную и позитивную на первый взгляд, и очень эгоистичную и антигуманитарную по сути своей».

По мнению политических экспертов, 2014 год стал не только финальной точкой гуманитарной катастрофы для русских во Львове, но и завершением фактической работы самых различных российско-ориентированных общественных организаций. Еще в 2011 году активисты партии «Родина» и «Русское единство» под руководством известного общественного и политического деятеля Игоря Маркова приезжали во Львов к 9 мая и проводили акции, приуроченных к Дню Победы. И хотя это вызывало возмущение у ВО «Свобода», возглавляемого Олегом Тягныбоком, но тем не менее в общественном пространстве города были представлены политические взгляды разного спектра. Да, работа пророссийских движений была непростой и рискованной, но была возможна! Чтобы сравнить атмосферу, которая царит после 2014 года, достаточно вспомнить, что в 2018 году руководителя русских галицких скаутов Кирилла Арбатова нашли повешенным. У его соратников возникли подозрения, что его смерть была неслучайной, они убеждены, что для него как для православного и глубоко верующего человека самоубийство было неприемлемо. В частности, они говорят, что Арбатов собирался уехать из Львова в Санкт-Петербург еще осенью 2013 года, когда стало понятно, как развивается ситуация в стране. Как говорит в своем интервью атаман «Верного казачества» Алексей Селиванов, «Он просто занял позицию невмешательства в гражданском конфликте. В частности, приезд Маркова во Львов он воспринял как провокацию, ведь крымские и одесские активисты приехали и уехали, а ему приходилось жить в этом городе каждый день».

Александр Свистунов, руководитель всеукраинской общественной организации «Русское движение Украины»:

«Мнение о Львове как о демократическом, европейском городе очень преувеличено – на русском языке тут можно говорить только в туристическом центре города. Русскоязычное население зачищается любыми способами, а за разговоры на великом и могучем русском языке могут даже избить. Быть русским во Львове – это большая смелость, по отношению к ним царит настоящая дискриминация. Если ты говоришь на русском, у тебя будут проблемы в быту, на работе, на учебе. Из-за постоянных притеснений за последние 10 лет половина русскоязычных находится в бегах, потому что здесь нельзя жить и работать. События 2014 года только усилили эти тенденции».

Татьяна Швецова, руководитель Ассоциации культуры и образования «Русский дом»:

«Русским сейчас очень трудно живется во Львове. Запрет на русский язык в школах, в театрах, в культуре как таковой. В город даже не могут приехать русские артисты. «Русскому дому» отказано в помещении – наше здание со всем имуществом отдано музею войны самым бессовестным образом. Мы ждем каждый день провокаций, по сути после 2014 года нас поставили перед фактом – уезжайте или замолчите».

Но у львовских политических экспертов и представителей власти, у которых мы спросили их точку зрения в связи с событиями 2014 года и отношению к русским в городе, другая точка зрения. И связана она прежде всего с позицией действующего мэра Андрея Садового.

Василий Маркович, депутат Львовского облсовета в 2014 году (имя изменено):

«У Садового много лет подряд было серьезное противостояние со свободовцами и другими националистами. Я не пытаюсь, конечно, изобразить из Андрея Ивановича сторонника русского мира, это далеко не так. И тем не менее в своем интервью русской службе Deutsche Welle в сентябре 2017 года Садовой заявил, что практически все президенты государств мира хотят быть такими, как лидер Российской Федерации Владимир Путин. Только вспомните, какую волну агрессию это вызвало у националистов всех мастей? Его конфликты и со «Свободой», и с теми националистами, которые сейчас представляются «Национальным корпусом», начались задолго до Евромайдана и продолжаются по сей день. Это, конечно, не помешало тому же Садовому заявить, что останки советского разведчика Николая Кузнецова будут возвращены в Россию только после возвращения в Украину задержанных в РФ украинцев. Но мое субъективное мнение, что в публичной плоскости Садовой говорит одно, придерживается общего тренда русофобства, а в реальности он практичный политик, который готов договариваться, готов подстраиваться под любого сильного партнера. Не зря его так опасался Порошенко как одного из возможных претендентов на пост президента, не зря был организован мусорный кризис, который эти президентские амбиции Садового по сути похоронил».

Остался или нет русский мир во Львове, комфортно или нет жить русским или просто русскоговорящим сейчас в городе Льва? Как на любой сложный вопрос, тут нет однозначного ответа. Понятно одно – и руководство региона, и бизнес готовы плавно колебаться в зависимости от того, какие силы придут к власти во всей стране. И в зависимости от этого либо подыгрывать националистам, либо воевать с ними.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

журналист

Похожие материалы

И когда персонажи второй, современной линии романа «В Эрмитаж» приезжают в октябре 1993 года в...

Мамардашвили, со студенчества и до 1980-х годов живший в Москве, противопоставлял реальной России в...

Крайне правые партии в Российской империи традиционно представляются как сторонники агрессивного...

Leave a Reply