Русская Idea: Наш сайт в 2016 году писал о возможности возникновения своего рода «консервативного интернационала» — то есть объединения сил «сопротивления» либеральному глобализму – интернационала, который теоретически могла бы возглавить Россия, при соответствующем желании её собственной элиты. Во многом такая надежда была связана с такими крупными внешнеполитическими событиями как победа Брекзита в Британии и победа Дональда Трампа в США. Как стало ясно уже довольно скоро, никакого «консервативного интернационала» не возникнет – и по внутри-российским причинам, и по внешне-политическим обстоятельствам. Однако, несмотря на несбывшиеся надежды на «большую игру» против либерального глобализма, мы продолжаем полагать, что возможно межнациональное объединение людей, готовых сопротивляться «толерантному» мейнстриму, и с удовольствием публикуем текст доктора гуманитарных наук из Литвы, профессора Альгирдаса Дегутиса.

 

***

Нынешняя ситуация в Литве напоминает ситуацию 1988 года – в оборотной перспективе. Тогда Литва начинала высвобождение от московского режима, теперь она заканчивает свое подчинение брюссельскому режиму. Процесс напоминает времена становления Саюдиса, однако его динамика противоположна: мы не обретаем, а теряем независимость своей страны.

В течении 25 лет после восстановления государственности в 1991 году, Литва постепенно отказалась от важнейших атрибутов своей независимости. Фактически она превратилась в одного из вассалов Евросоюза. Жизненно важные политические решения принимает местная элита, угодливо выполняющая директивы «комиссаров» Евросоюза и всегда заискивающая положительной оценки из Вашингтона. Любое гражданское недовольство таким положением ею рассматривается как глупое роптание непросвещенных масс или как предосудительный политический «популизм». Судьба страны оказалась в руках тех, кому мнение космополитической элиты в Брюсселе или Вашингтоне важнее, чем какие-либо мнения об интересах Литвы.

Согласно официальной установке, Литва движется по столбовой дороге истории, «идет в Европу», догоняет «развитые» страны, и что на этом пути ее ждут лишь тонизирующие «вызовы», а не серьезные проблемы или угрозы. Наши политологи расхваливают «либеральную демократию» и «западные ценности», на основании которых все страны мира должны двигаться к единому «открытому обществу».

При этом они полагают, что либерализм является противоположностью коммунизма, и что отвергая коммунизм мы должны приветствовать либерализм. Однако эта предпосылка совершенно ложна.

Либерализм основывается на идее высвобождения индивида от социальных ограничений: унаследованных традиций, традиционных обязанностей и уз преданности, – всему тому, что препятствует свободному выражению и удовлетворению желаний индивида. Конечная цель либерализма – это высвобождение индивида от всех ограничений, за исключением лишь тех, которые на него накладывает существование других индивидов с их собственными желаниями. Все, что препятствует достижению этой цели, должно устраняться так, чтобы в конечном итоге могло создаться единое пространство «свободного рынка» всего человечества.

В отношении этой глобальной цели либерализм не отличается от коммунизма. Они различаются своими средствами – коммунизм стремится достичь «царства свободы» посредством коллективизации существующих обществ, а либерализм – посредством их атомизации на уровень взаимодействий индивидов. Поэтому либерализм и коммунизм являются не антагонистами, а, скорее, конкурентами, предлагающими разные пути к глобальному торжеству индивидуальной свободы.

Либерализм, равно как и коммунизм, является врагом национальной идентичности и существования наций. Либеральный индивидуализм ведет к размыванию всех надиндивидуальных целей общества, к дроблению общества и превращению его в массу циничных гедонистов, действующих на пространстве без границ. Став такой массой, любое конкретное общество может лишь развалиться и исчезнуть. И наоборот, общество может сохраниться, только если оно не станет такой массой.

Либерализм является экспансивным и агрессивным по отношению к традиционным обществам. Утверждая субъективность всех ценностей, их зависимость от желаний индивида, он должен рассматривать как предрассудок, как обман и как зло всё то, что объединяет людей на основе признания высших или святых ценностей и целей. Парадоксально, для либерала нет ничего святого, кроме его собственной борьбы с предрассудками святости в обществе.

После краха коммунистического проекта цель высвобождения человечества легла на плечи сторонников либерального проекта. Идея «перманентной революции» Льва Троцкого была перенята современными энтузиастами «открытого общества» и «глобального рынка». Дискредитация традиционных добродетелей, деконструкция национальных государств и коммерциализация всех ценностей – все это суть следствия и цели либеральной идеологии.

Эта идеология сейчас представляется как квинтэссенция западного мировоззрения, как дар передовой западной цивилизации для остального отсталого мира. Западные страны первыми подпали под ее ярмо. Прозорливый философ Аласдер Макинтайр (Alasdair Macintyre) писал четверть века назад: «В современных политических системах дебаты происходят почти исключительно между консервативными либералами, либеральными либералами и радикальными либералами. В таких политических системах почти нет места критике самой системы, т. е. допросу самого либерализма ». Либералы теперь чувствуют себя в седле истории и изображают все течение мировой истории как историю либерального освобождения, как появление все более открытых обществ – процесс, который должен увенчаться мировым торжеством либерализма.

Редко осознается, что эта идеология является выражением глубинного нигилизма, инструментом интеллектуального самоубийства Запада. Захватив умы интеллектуальных и политических элит Запада, эта идеология теперь разрушает западные общества во имя «толерантности», «прав меньшинств», «мультикультурализма» и подобных «западных ценностей». Редко осознается, что конечная реализация этих ценностей приведет к исчезновению всего многообразия западной цивилизации. Останутся лишь «полые люди» Т.С. Элиота, которым будет безразлична судьба их обществ.

 

***

Как эта преобладающая идеологическая установка проявляется во всем мире и в сфере международных отношений? Начнем с того, что цитаделью этой идеологии являются США. Лозунги «либерализации и демократизации» всего человечества постоянно озвучиваются из Соединенных Штатов, и они преподносятся как сердцевина благородной американской внешней политики. Политическая элита США, т.е. левые и правые либералы, поочередно, рассматривают распространение либерализма как американскую историческую миссию.

После распада Советского Союза и особенно после теракта 11 сентября, этот американский мессианизм не только не ослаб, но усилился. Политическая риторика обеих партий подчеркивает американскую исключительность, незаменимость («Америка – незаменимая нация»). Так называемая «доктрина Буша» даже дает Америке право на «превентивный удар» или на «превентивную войну» на международной арене. Уже Збигнев Бжезинский называл союзников Америки ее «вассалами». Идеолог неоконсерваторов Роберт Каган (супруг Виктории Нуланд) в своей книге «О рае и силе», полушутя, указал происхождение американцев от воинственного Марса, а европейцам снисходительно оставил родословную от миролюбивой Венеры. Таким образом, высокомерный мессианизм, в сочетании с непревзойденной военной мощью страны, способствует чувству американской праведности и высвобождает руки США для  диктата на международной арене.

Если учитываем то, что распространение либерализма (экспорт «свободы и демократии») требует слияния политических единиц в единое открытое общество, то получаем ту модель международного порядка, которая называется «однополярным миром» или «Пакс Американа». Реализация этой модели – либерализации мира – вот уже несколько десятилетий после падения берлинской стены определяет стратегическую линию поведения в мире Соединенных Штатов и их «вассалов». Имеем дело с сознательным и целенаправленным действованием, хотя оно обычно характеризуется вводящем в заблуждение термином «глобализация». Такая характеристика ложно предполагает, что сталкиваемся с естественным, почти природным процессом, за последствия которого никто не может нести ответственность.

Однако последствия этой политики не являются таковыми, какими их рисуют и превозносят стратеги и глашатаи глобализма. Показательным примером может послужить Литва. Что дала Литве прославляемая свобода движения капитала и рабочей силы? Капитал ушел в небытие или перекочевал в руки наиболее изворотливых, и, соответственно, огромная масса рабочей силы покинула Литву и теперь служит заграничному капиталу. Страны, открывающие свои границы «свободному рынку», почти неизбежно становятся жертвами крупных экономических  игроков, транснациональных корпораций и финансовых манипуляторов, преследующих свою выгоду. Поскольку в коммерческом сознании таких игроков каждый человек стоит столько, за сколько он продается, политическая воля отдельных стран редко способна предотвратить такой ход событий и такие последствия. Глобальный «свободный рынок» фактически управляется и контролируется не пресловутой «невидимой рукой», а руками международной олигархии. В союзе с самой мощной военной державой она в принципе может диктовать свои условия всему миру.

Что это происходит именно так, что американская правящая элита действует в тандеме с международной олигархией, – утверждают такие серьезные исследователи и авторы, как Ноам Хомский и Пол Крейг Робертс. На самом деле, даже сама Америка уже не является независимой страной, она стала, скорее, лишь местом пребывания международной олигархии или плутократии. Это место в принципе может быть изменено, и тогда и Америка может быть принесена в жертву интересам этой олигархии. Таким образом, распространение либерализма и мировое усиление влияния международной, космополитической олигархии представляют собой один и тот же процесс создания так называемого «нового миропорядка».

 

***

Взглянем на кризисы и конфликты в мире, особенно на кризис в Украине, который уже непосредственно касается Литвы. В свете сказанного многие из этих кризисов следует рассматривать как последствия экспансии «нового миропорядка» и начавшегося противодействия этой экспансии.

Холодная война была завершена Рейганом и Горбачевым. После распада Советского Союза Соединенные Штаты оказались в роли единого мирового лидера, в роли глобального гегемона. С роспуском пакта Варшавского договора и с отказом России от коммунистической идеологии, угроза экспансии коммунизма со стороны России исчезла. НАТО как оборонительная организация утратила свое назначение. Однако она не было распущена; она превратилась в военный столп либеральной глобализации и в инструмент для подчинения западноевропейских стран гегемонии Соединенных Штатов.

Более того, НАТО начало расширяться на восток. Для этого вскоре нашелся и повод – начавшееся сопротивление путинской России экспансии либерализма, что в Америке было воспринято как разворот России назад к коммунистическому прошлому и как дерзкий вызов благой американской гегемонии. В России это было воспринято совершенно иначе: стране, разваливаемой реформами Ельцина и разграбляемой местными ставленниками международной олигархии, удалось политически мобилизоваться и остановить скатывание в пропасть.

Следует отметить, что расширение НАТО на территории бывшего Варшавского договора и республик Советского Союза, создающее России угрозу окружения военным «кольцом анаконды», уже в 1996 году было раскритиковано  Джорджем  Кеннаном, влиятельным американским геополитическим стратегом, назвавшим это расширение «потенциально эпической стратегической ошибкой». Однако беспредельное высокомерие правящей элиты Соединенных Штатов позволило ей проигнорировать это предупреждение.

Одновременно, Америкой была поддержана или даже инициирована серия смут или «цветных революций» по периметру российских границ. Вот некоторые примеры: на Балканах, после уничтожения Югославии и, впоследствии, разделения Сербии, в Косово была создана самая крупная военная американская база за рубежом. На Кавказе чеченское исламистское движение ввергло Россию в кровопролитную войну. В Грузии «революция роз» привела к власти Саакашвили, авантюра которого в Южной Осетии, поддержанная Америкой, закончилась провалом – из-за неожиданно мощного ответа России. «Оранжевая революция» в Украине в 2004 году и затем «Майданная революция», приведшая к захвату власти американскими ставленниками, принадлежат к той же серии смут.

Должно быть очевидно, что излагаемая мною интерпретация этих геополитических событий противоположна той интерпретации, которой придерживается политическая элита Запада, легион ее экспертов и почти все системные СМИ. Сопротивление России ее удушению «кольцом анаконды» всегда представляется как свидетельство ее агрессивных имперских амбиций. Факты, которые противоречат такому толкованию, либо замалчиваются, либо списываются как «российская пропаганда», а факты, ее якобы подтверждающие, всегда раздуваются, выдумываются или даже создаются посредством «операций ложного флага».

В господствующей интерпретации истина не может быть на стороне Путина и России – потому что тогда международная политика мирового гегемона будет выглядеть ложной, незаконной или даже преступной! Поскольку этого не может быть никогда, Путин и Россия могут быть только неправы в любом конфликте с гегемоном или его вассалами! Вот примитивная логика, которой руководствуются западные общественные лидеры.

Понимая геополитический контекст, легко понять последовательность событий в Украине и их причинно-следственные связи. Приманкой к восстанию против власти стало вожделение украинцами европейского рая в ЕС, долгое время насаждаемое и подогреваемое эмиссарами ЕС и США в Украине; это усиливалось сеансами русофобской консолидации возродившегося нацистского элемента; к этому добавилось справедливое недовольство коррумпированным правительством Януковича. Сам Майдан, начавшийся как мирная акция протеста, в конечном итоге превратился в насильственный разгром правоохранительных органов, который был увенчан свержением легитимной, хотя и порочной, власти. Это был типичный случай насильственного свержения власти – нечто противоположное той ненасильственной смене власти, которая произошла в Литве под водительством Саюдиса.

Дальнейшие события после государственного переворота в Киеве происходили в обстановке нагнетаемой русофобии и откровенно нацистской агитации. Естественно, это вызвало сопротивление русскоязычной Украины. Восстание в Донбассе было объявлено терроризмом теми, кто свершил насильственный переворот в Киеве. Киевские власти отправили войска, артиллерию и военную авиацию для подавления восставших. К счастью, Крым избежал того ужаса, который пришел в Донбасс, ибо вовремя распознал создавшуюся ситуацию, провел референдум и воссоединился с Россией.

Отход Крыма, неудача попытки задавить восстание на Донбассе, большие потери украинской армии, – все это стало предлогом для киевской власти заявить об агрессии России и взывать за помощью к Западу. Как известно, проводники «свободы и демократии» на Западе сразу же пошли Киеву навстречу и осудили Россию. На Россию были наложены санкции, а в западных СМИ началась демонизация Путина. Так западные либералы наказали Россию за провал украинских нацистов в Крыму и Донбассе.

В отношении этого кризиса литовская политическая элита сразу и безоговорочно заняла сторону обвинителей России. Президент Даля Грибаускайте особенно поусердствовала в роли послушного вассала США в Европе. Своими риторическими выпадами против России она успешно и надолго испортила отношения Литвы с Российской Федерацией, – с могучей страной, которая одной из первых признала нашу независимость и не совершила в отношении нас никакого зла. Поддержав развертывание военных сил НАТО в Литве, Грибаускайте подставила Литву под первый удар при возможном военном конфликте. Словом, наш президент уже нанесла значительный ущерб Литве и поставила страну в зону высшей опасности.

Кроме того, вассальная внешняя политика президента уже имеет негативные следствия внутри страны. Президент создала собственный вассалат политологов, спецслужбистов и журналистов, которые поддакивают её русофобской риторике и рьяно разжигают военную истерию в Литве. В стране царит диктаторская атмосфера, при которой любые противники внешней политики Литвы оптом обзываются изменниками и агентами Кремля. Возродилась даже сталинская практика облав на инакомыслящих, подталкивающая правоохранительные органы к противоправным действиям.

Русофобию, прежде всего, разжигают либералы-глобалисты, использующие её для дискредитации и подавления любой оппозицию либеральному проекту. В тандеме с ними действуют псевдопатриоты, для которых ненависть к России и россиянам стала национальной идеей. Посредством русофобии мышление людей загоняется  в схему: кто противится экспансии либерализма, тот служит России и Кремлю! Следуя этой логике, могут быть уничтожены последние остатки независимости Литвы и введена полная тирания либерализма. Поэтому, каково бы ни было наше отношение к современной России, противостояние этому русофобскому помешательству должно быть одной из важнейших задач в деле защиты внешней независимости нашей страны и защиты политической свободы внутри страны.

Мы указали две главные угрозы для независимости и даже для выживания Литвы – продвижение либерализма и разжигание русофобии. Есть ли у нас политики и политические организации, которые осознают эти угрозы и которые могли бы предпринять действия для их устранения или, по крайней мере, для их смягчения?

Выступление на форуме «Цель нашего государства», Вильнюс, 3 июня 2015 г. Перевод с литовского. Оригинал на сайте http://www.ekspertai.eu/lietuva-liberalizmo-ir-rusofobijos-gniauztuose/

 

 

Доктор гуманитарных наук, профессор

Похожие материалы

Севастополь – город, который в значительной своей степени – в силу почти четвертьвекового...

Роман Тургенева о конфликте Европы и России, старого и нового. Но только… кто в книге какую сторону...

Если суммировать одним словом все рассмотренные характерные черты дурака, то можно сказать, что...