Русская Idea: В статье «Львов и «русский мир» — город с тремя слоями» мы анонсировали следующий материал этого же автора, получили для его написания некоторую поддержку от читателей, и теперь публикуем обзор мнений граждан Украины о комплексе проблем под обобщенным названием «коронавирус». Между тем, в СМИ появляются статьи, пытающиеся объяснить разницу в численности зараженных и умерших в странах Западной Европы и США и во всех других странах. Френсис Фукуяма в колонке в The Atlantic рассуждает о демократиях и автократиях в контексте коронавируса, отказываясь считать первые менее эффективными в данном случае в сравнении со вторыми. Также за последние несколько дней появилось множество публикаций, что всё дело в советской прививке БЦЖ (исследование сотрудников американского Колледжа остеопатической медицины), именно это объясняет различие в картине коронавируса даже внутри одной Германии (между бывшей ФРГ и бывшей ГДР). Если это так, то жители Украины, также как и всех других постсоветских стран, могут оказаться защищены в той мере, в которой там сохранялись прививки, оставшиеся как практика в наследие от советской эпохи.

***

Как горько шутят в соцсетях, как минимум одно предвыборное обещание президент Украины Владимир Зеленский выполнил – вернул заробитчан домой. Всего в связи с эпидемией коронавируса и объявлением о закрытии украинских границ с 27 марта домой вернулось около 80 тысяч человек. На украинско-польской границе по-прежнему стоят огромные очереди желающих вернуться, внутри страны прекращено железнодорожное и авиасообщение, школы, развлекательные заведения, рестораны ушли на карантин. С 28 марта действует ужесточенный режим въезда для граждан страны, возвращающихся на родину. В связи с коронавирусом будет применяться усиленный режим проверок и принудительная обсервация. По состоянию на 31 марта по данным Министерства здравоохранения Украины, число заболевших коронавирусом на Украине 549 человек. В лидерах по-прежнему Киев – 107 случаев. Режим чрезвычайной ситуации продлен до 24 апреля.

О том, что наш мир никогда не станет прежним после пандемии коронавируса, говорят многие. Прогнозируют раскол Европы, крах шенгенской зоны, изоляцию отдельных стран и континентов. Но какой станет после этого Украина? Останется ли она частью Русского мира? Сохранится ли в ней тяга ко всему европейскому? Сложно что-либо прогнозировать в атмосфере страха и неопределенности, но мы попытались…

Катерина, 38 лет, вернулась в Житомир из Италии, работала в гостинице:

«Я приехала домой три недели назад. Дети настояли. До сих пор не уверена, что правильно поступила. Да, гостиница, в которой я работала, сейчас закрыта, но хозяйка квартиры, которую мы с подругами снимали на четверых, разрешила пока жить бесплатно. Я потратила много денег на дорогу домой, приехала и вот сижу в доме вместе с детьми и мужем и не знаю, что делать дальше. Работы для меня здесь нет, особенно сейчас. Если границы будут закрыты дольше полугода, я могу потерять итальянский вид на жительство, который с таким трудом получила. И самое главное – я понимаю, что совершенно отвыкла от жизни на Украине. Моя жизнь за границей тоже не сахар, но я строила планы, собиралась забирать сюда детей после того, как закончат школу. Даже если карантин когда-то закончится, не уверена, что мне удастся обеспечить жизнь своей семьи тут на прежнем уровне. Если бы я вдруг заболела, какая разница, где болеть – тут или в Италии? Не думаю, что дома я буду кому-то нужна, если вдруг заболею…»

Но точку зрения нашей собеседницы мало кто поддерживает, по крайней мере публично. Например, Марьяна Сороневич, главный редактор «Газеты украинской«, которая выходит в Италии, пишет о массовом выезде из стране украинских заробитчан. О том же говорят и перевозчики, которые возят украинцев из Европы – они подтверждают, что их автобусы переполнены на несколько недель вперед, в основном возвращаются в области Западной Украины. Особенно удивительно при этом наблюдать разногласия между официальной позицией Киева по этому поводу и точкой зрения групп в соцсетях, которые объединяют мигрантов из Украины в Европе. В то время, как Зеленский записывает один за другим ролики, которые призывают украинцев вернуться домой, а дипломаты признаются, что используют самые креативные способы уговорить заробитчан, туристов и мигрантов въехать в страну, в группах в соцсетях призывают не везти вирус на Украину и не ехать домой даже на Пасху.

Евгений, 27 лет, вернулся в село под Львовом из Польши, работал в сфере общепита:

«Устроился на работу только в начале года, были большие планы заработать денег, помочь родителям достроить дом, оплатить младшему брату учебу. Как только в Польшу началась эпидемия, наше кафе закрылось одним из первых. Хозяйка комнаты вежливо предложила ее освободить и посоветовала не возвращаться, чтобы не переносить вирус и не заразить ее и ее родственников. У меня не было другого выхода, как ехать домой. Что буду делать дальше – не знаю. Честно вам скажу, меня больше пугает, чем я буду кормить семью, чем возможность заболеть».

Тот, кто решил вернуться домой из Европы, сталкивается не только с проблемами бытового и материального характера. Выясняется, что далеко не все рады их видеть дома. К слову, вспомним, каким кошмаром обернулось возвращение украинцев из карантинного Уханя – отказ во въезде в целом ряде областей, пикеты на въезде в Новые Санжары Полтавской области, травля в соцсетях. Отношение к сегодняшним возвращенцам мало чем от этого отличается.

Галина, 53 года, домохозяйка, живет в Черновцах:

«В нашем регионе больше всего заболевших по всей стране – почти 60 человек, и один человек уже умер. Заробитчане возвращаются толпами, никто их не проверяет на границе, никакие карантины после возвращения они не соблюдают. Какие могут быть карантины, когда они приезжают в свои села и сразу идут по гостям? Их никто там не контролирует, не проверяет. Они не только могут быть носителями вируса, не забывайте, что они еще и остались без работы. Куда они пойдут через неделю-две? Для них и раньше не было никакой работы, потому и уехали. А сейчас все станет еще хуже – бизнес закрывается, всех увольняют. Значит вырастет преступность, начнутся грабежи, начнут силой отнимать здания, землю. Эти люди давно уже приняли решение жить не на Украине, зачем им сейчас возвращаться? Пусть остаются там, где жили…»

Сложный вопрос – возвращаться или оставаться – встал и перед теми украинцами, которые сейчас живут и работают в России. Несмотря на то, что для своих граждан Россия закрыла границы еще 28 марта, украинцы могут сами решать – возвращаться ли им домой (границы открыты только для автомобильного транспорта) или нет. Кстати, миграционная служба уже предупредила, что на период карантина готова продлевать проживание просто на основании заявлений в произвольной форме. Но тем не менее перед украинцами и тут возникают аналогичные проблемы – малый и средний бизнес, в котором большинство было занято, переживает тяжелые времена, оплачивать аренду жилья становится иногда нереально, плюс возникают страхи еще очень долго не увидеть своих родных и близких. Кстати, из Киева в Москву и обратно уже организованы специальные поезда для желающих вернуться домой. Поезда следуют без остановок, их встречали люди в защитных костюмах и военные. Спецрейс осуществлялся по поручению украинских МИД и Мининфраструктуры.

Наталья, 31 год, из Полтавы, решила не возвращаться домой из Ростова:

«Работаю няней в семьей с тремя детьми. Мои наниматели решили, что на карантин мы уходим все вместе – в период изоляции моя помощь будет особенно актуальна, особенно когда родителям приходится работать удаленно. Родители и друзья уговаривали вернуться, пугали, что границы закроют навсегда, мы больше никогда не увидимся. Мне нечего было им возразить – никто не знает, что будет дальше. Но что мне делать в Полтаве – сидеть в крошечной квартире с пожилыми родителями и смотреть сериалы? Чем я их буду кормить? Втроем на их пенсию мы не проживем. Мне непросто живется в России, тяжело было с документами, тяжело было найти работу, нет надежды когда-то купить свое жилье, на личную жизнь нет времени – я работаю без выходных. Но по крайней мере ближайшие 5-7 лет я спокойна за свои доходы – пока дети не окончат школу, без моих услуг будет непросто обойтись. Честно говоря, я не верю в коронавирус, и вижу только попытку в очередной усложнить жизнь обычным людям».

Как стало понятно, эпидемия – это не только о проблемах здравоохранения, о проблемах изоляции и терпящей крах экономике. Это прежде всего о меняющемся ментальном климате внутри страны. Даже события 2014 года не так радикально сказались на образе мыслей и настроениях украинцев.

Сергей Форест, журналист из Житомира:

«Даже в этой отчаянной ситуации мы видим, как и в Америке, и в Европе государство готово позаботиться о тех, кто оказался в тяжелых обстоятельствах. Отмена выплат по кредитам, значительные льготы по налогам. А Украина, по Конституции, является социальным государством, но, как мы видим — только на бумаге. Остаётся надеяться, что люди опомнятся и поймут, что нельзя отдавать свой голос за гречку тем, кто потом их же и обворовывает, вгоняет в ещё большую нужду. Возможно, свою роль сыграет молодёжь, которая вернётся из Европы — они видят, что левые идеи пользуются успехом в европейских странах, и, может быть, эти идеи они привезут с собой. И будут голосовать за те политсилы, которые обеспечат существование социального государства в реальной жизни. Тогда, возможно, ситуация в стране изменится, и, например, борьба с эпидемиями будет вестись совсем по-другому, с учётом интересов простых граждан».

Эпидемия станет недюжинным испытанием для экономики Украины, которая так и не восстановилась после потрясений 2014 года.

Николай Спиридонов, политолог (Киев, Украина):

«Ситуация в Украине постепенно ухудшается! Сколько их в реальности мы можем только догадываться, поскольку очень мало людей реально проверили. Нужно понимать, что сейчас в Украине есть два фронта для сохранения относительной стабильности: медицинский и продуктовый.

Обе сферы уже работают на износ и даже в относительно благополучном Киеве постепенно начинаются перебои с поставками продуктов питания и необходимых медикаментов.

К сожалению, после преодоления пандемии жизнь людей в Украине и мире далеко не сразу станет прежней. Возможно, это пойдёт нам на пользу и позволит стать сильнее, поскольку придёт понимание, что необходимо обеспечивать себя всем необходимым внутри страны. Импорта станет намного меньше, так как границы закрыты, а платёжеспособность нашей национальной валюты падает на глазах.

Интересы отечественного бизнеса сейчас должны стать приоритетом для власти, также, как и обеспечение медицинской сферы.

Пока мы видим, что базовые продукты (молочка, яйца, курятина, хлеб) в нормальном количестве остаются на полках магазинов. Сохранить ситуацию под контролем на сегодня – вопрос государственной безопасности.

Поэтому необходима комплексная стратегия поддержки украинских аграрных предприятий.

Если раньше мы могли критиковать власть за поддержку национальных производителей, то сейчас ситуация изменилась коренным образом.

Необходимо выжить и обеспечить страну всем необходимым. Выдержать этот шторм и стать сильнее.

Во времена масштабных угроз станет лучше видно, кто есть кто и многие политики сойдут со сцены. Останутся те, кто умеет просчитывать ситуацию на несколько ходов вперёд и составлять внятный план действий.

Нас ждут интересные события».

Дмитрий Мельников, политтехнолог (Украина):

«Сейчас много говорят о состоянии медицины, о состоянии экономики, о возможном росте преступности, о целесообразности закрытия границ и срыве учебного процесса в школах и вузах. Это, безусловно, важно, но если попытаться перейти от частного к общему, то в отличие от событий 2004 или, например, 2014 годов, мы даже приблизительно не можем прогнозировать – какой станет политическое пространство Украины после эпидемии. С одной стороны, в страну хлынули заробитчане – по некоторым оценкам, их вернулось уже около 2 млн, а это и нагрузка на социальную сферу, на медицину, на инфраструктуру, падение уровня поступлений денег из-за границы. Но с другой стороны, вспомните, как изменилась Россия после войны 1812 года? Вернувшиеся из-за границы иначе посмотрели на реальность на родине. Если ничего не путаю, именно отсюда началось движение декабристов. Заробитчане могут стать куда более сильным фактором влияния на политическую и общественную жизнь, чем даже были в свое время АТОшники. На Россию или на Европу станет ориентироваться Украина после этих событий? Как изменятся электоральные предпочтения? Сметут ли эти события так называемую партию войны или наоборот укрепят ее? Удастся ли сохранить свой пост Зеленскому и его окружению? В отличие от событий 2004 и 2014 года, которые были по сути управляемым из-за рубежа кризисом, эпидемия, как пожар, управляема лишь на бумаге, в теории. А на деле давно живет по своим, непонятным нам законам».

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

журналист

Похожие материалы

Меньшиковский пласт «Трех разговоров» требует дальнейшей детализации и уточнения – однако уже...

Сергей Сергеевич Хоружий прожил интереснейшую жизнь. Много трудился, оставил после себя...

Выход – создание и развитие настоящих свободных – не в политическом, а в академическом плане -...

Leave a Reply