Все статьи

России нужен сейчас свой «разумный» палеоконсерватизм, который был бы в чем-то похож на палеоконсерватизм американский, который некоторые его критики называли «изоляционизмом» или «анти-интервенционизмом». Но сейчас, увы, в нашей среде не просматривается группа авторов, которая могла бы составить ядро этого русского...

Какой бы поворот ни приняли события на русско-украинских границах, "Донбасская весна" не сможет повторить крымскую по накалу энтузиазма, пока не будет бесстрастно и полностью разьяснена населению вся "пандемическая кампания".

Точно так же – особняком – стоит в мире и подлинно русский человек. Он, несмотря на тысячелетнюю историю, по-прежнему ищет себя, раздираемый ересями, революциями, ложью. И точно так же ищет себя Россия, всё более и более превращаемая в нечто на себя непохожее.

И подумайте, что всё-таки важнее лично вам: оскоплённая пропагандой «информация», призванная во что бы то ни стало удержать в коме социальное неведение, пока не рванёт изнутри, или крайне неприятная и опасная для вашего душевного спокойствия правда, кромсающая вашу действительность по живому, пока вам настойчиво...

Дрейфусарская традиция, восходящая к концу XIX в. и всем известным событиям нашумевшего политического скандала, влияла и продолжает влиять на судьбы французского консерватизма. Общественное мнение она приучила к тому, что ультраправые якобы лишь манипулируют внешнеполитической повесткой для сотрясания устоев...

В храмах искусств ещё не режут кроликов, не дёргают зубы и не принимают роды под симфонический оркестр. Но на некоторых сценах уже давно и вальяжно потрясают членами любителей "серебренников" и испражняются на рояль.

Стресснеровский режим позволил парагвайскому обществу избежать жесткой политико-идеологической поляризации – но при этом деформировал на десятилетия политико-идеологическую (плюралистическую) структуру, которая лишь восстанавливается в течение нескольких десятилетий после падения стронистского режима.

Перед философами, наследующими классической традиции в России, хоть в идеалистическом, хоть и в материалистическом ее варианте, встает проблема дать отповедь постмодернизму. Без этого невозможно восстановить в правах нормальные, естественные, органические ценности, такие как патриотизм, милосердие, честь,...

Позвольте напомнить шаблонное вечное, не смываемое никаким потопом: в отличие от сотрудника спецслужб, задача журналиста не фильтровать и ретушировать, а добывать и подавать в эфир реальную информацию, без оглядки на её возможные идеологические интерпретации или последствия таковых.

В центре повествования моя покойная жена и боевая подруга – Марина Валентиновна Морозова (1963 года - 2019) и её устные воспоминания, а также некоторые мои исторические изыскания о её родне. Марина была человеком, парадоксальным образом, совмещавшим в себе широчайшую образованность, высочайшие нравственные принципы и...