В последнее время общественно-политические телепрограммы федеральных каналов, словно по команде, вернулись к обсуждению внешней политики нашей страны с вопросом “а как мы до жизни такой докатились?”. Как же так произошло, что народы и республики, с которыми мы жили в одной стране много веков, теперь так и норовят плюнуть нам в тарелку супа, показать кукиш или построить очередной музей оккупации. Нашей, вестимо. Ошеломительными темпами переписывают нашу совместную историю, которую ловко делят при этом на вершки и корешки. Вершки, то есть, достижения в разных областях, приписывают себе, а корешки, то есть, самые кровавые и мрачные страницы, отдают нам, призывая, конечно, покаяться, или, что еще лучше, оплатить.

При этом обсуждения протекают по схожему шаблону. Гости из разных стран и республик предъявляют свои претензии, их выслушивают, цокая языками, потом на скорую руку все кричат и ругаются, а потом кто-нибудь говорит, скорбно качая головой, что наша дипломатия (в широком смысле) упустила прямо из рук очередного аппетитного союзника. Да не какого-нибудь, а исторического. Обидели таких парней, братьев. Вот они и обиделись. Кому-то Крым отдавили, у кого-то Абхазию отжали, а кое по кому так и танками проехались.

После чего разговор плавно переходит на прекрасную дипломатическую практику наших злейших геополитических друзей. Вот, мол, умеют же приспешники дяди Сэма вести дела. Мы кредиты даем огромные, дотации — ничего не помогает. А они печенюшкой угостят, жувачку в руки сунут — и все, уже президентов назначают и хозяевами себя чувствуют. 

Наши либералы, само собой, тут же вставляют свои три копейки. Это потому, говорят, так происходит, потому что у них система привлекательная, а у нас гнусный авторитаризм. Скучно с нами, а с ними весело. Деньги тут ни при чем. Изменим, мол, систему, и к нам тоже все потянутся. При этом, правда, не говорят, почему никто не тянулся в 90-е годы, когда тут у нас демократия цвела пышным цветом.

В итоге все приходят к выводу, что надо себя рекламировать, продвигать, создавать у соседей разные НКО, возить к нам студентов на обучение. Ну, то есть, опять тратить огромные деньги в надежде, что когда-нибудь в будущем все это даст внешнеполитические плоды. 

Вот и наши союзники из соседних стран о том же твердят. Бросили вы нас, говорят, на произвол судьбы. Литератор Всеволод Непогодин в «Известиях» целую статью об этом написал. “Двадцать четыре года бездействия”. И опять ее обсуждают в социальных сетях, цокают языками, кивают головой. Да-да-да, ничего не делали.

Непогодин пишет: “В итоге, полтора года назад сложилась ужасная для всего Русского мира ситуация: майдан стали олицетворять лучшие представители украинской молодежи, антимайдан же выдвинул в спикеры худших”. А почему так произошло? Да просто же все — Америка! Отбирала лучших, катала их в Нью-Йорк, грантами осыпала. А те, кто Америке не пригодился, шмыргнув носом, побрели к русскому миру. Ну, бездарные они такие. Видимо, как и сам Всеволод, раз он в «Известиях» печатается, а не в «Washington Post». Шутка. Злая. И справедливая. 

Потому что слушать это нытье надоело.

А нам вообще нужны эти страны? Лучшие представители молодежи? На Майдане? Это кто? За кем Майдан-то пошел? Кого вырастила Америка с помощью своих НКО? 

Вот, допустим, Олег Ляшко — яркий представитель. Стажировался на Радио Свобода. Потом, правда, сел за мошенничество. Отличный образчик. С мальчиками скандалы. Нацист, клейма ставить некуда. Это его надо было перекупать? Он лучший представитель украинской молодежи? Или кто, Мустафа Найем, о котором говорит автор статьи? Или уж сотник Парасюк? Отличная поросль. Прекрасный материал. Но ведь эти люди делали майдан, а кто еще? А еще, к примеру, представители замечательной игры КВН. Эти на Радио Свобода не работали, они — воспитанники российского телевидения, росли под чутким руководством Александра Васильевича Маслякова. Буквально жили в Москве. Россия дала им прекрасный старт: славу, деньги, работу. Помогло это России? Хоть капля благодарности была? Нет. Ездили окормлять карателей, которые, посмеявшись над остроумными шутками, шли дальше расстреливать дома мирных граждан Донецка и Горловки.

Так в чем же проблема? Простите, но ведь подавляющее большинство нынешних политиков Украины, Грузии, Прибалтики обучалось в советских вузах, по общим с нами учебникам, многие — даже не у себя в республиках, а конкретно в РСФСР. Казалось бы, вот оно. И опять нет. А почему мы думаем, что студент из Киева, который по нашему гранту получит образование где-нибудь в РГГУ, вернувшись, станет лояльным России гражданином и будет лоббировать наши интересы? В РГГУ вон наши собственные студенты с плакатами выходят “Ватникам здесь не место”. 

Зачем, скажите на милость, какие-то наши НКО создавать на Украине или в Грузии? Если уж общая с нами история нам и в 90-х никак не помогла. Хотим подражать Америке? Тогда НКО надо создавать в Мексике, Канаде и в самих Штатах. Под боком-то они нам зачем? К нам и так мигранты из этих республик едут миллионами, а ситуация все равно не меняется.

Давайте отдавать себе отчет: мы северная суровая страна. Наши города застроены теми же хрущевками, что и Днепропетровск с Кутаиси. Ни Эйфелевой башни у нас нет, ни Силиконовой долины, ни Колизея, ни Лазурного берега. Кроме того, мы гораздо беднее Америки. Когда ты покупаешь себе идеологического сторонника за деньги, ты покупаешь идеологическую проститутку. Ее перекупит любой, у кого мошна толще и яхта круче. Нам действительно нужен такой русский мир, вот такой, как нам предлагают? Дай денег, дай денег, дай денег? Придите и сделайте нам хорошо? Да с какой же это радости? Нам нужна Грузия? Три с половиной миллиона человек рынок? А зачем? Пусть живут, как хотят. Будут провоцировать снова, получат снова три восьмерки. Не будут — ну и ладненько. Да, у нас была долгая история отношений — Багратион, Грибоедов, грузинские короткометражки, наконец — а потом годами они нам плевали в лицо. Мимин, который кур грузил. Ну пусть грузит дальше. Отдельные человеческие отношения мы не рвем, а межгосударственные — для чего?

География давно уже не играет такой роли как раньше. Да, у себя на границах хотелось бы иметь спокойных и доброжелательных соседей. Сытых и довольных. Но вы со всеми своими соседями по подъезду дружите или вы дружите с людьми, которые вам близки? По духу, а не потому, что ордера вместе получали. Мир изменился: самолеты, скайп, интернет. Мы же не хотим Грузию в БРИКС приглашать. К чему она там? Желают быть с Европой, пусть будут с Европой. Делов-то. 

Тяжело говорить без социологии, но по субъективным ощущениям, больше всего наши граждане устали от претензий. От бесконечный требований врагов, от бесконечных требований “друзей”. Мы много раз наблюдали, как страны, которые мы считали союзными, никак нас  в политических противостояниях не поддерживали. А вот Китай, которым нас пугают непрерывно, часто поддерживал.

Наши люди стали гораздо прагматичнее. Если судить по социальным сетям, то претензии к правительству во внешней политике заключены как раз в излишней мягкости. Утром стулья. А какие-нибудь деньги от нас — вечером. Так поступает Запад: утром стулья, и завтра утром стулья, и через неделю, и через месяц. А небольшие такие деньги — как-нибудь вечером через год. Может быть. Если носители стульев будут себя хорошо вести. Фраза “ой, я так люблю Россию, а если вы мне не дадите того и этого, я ведь уйду к Америке” работать больше не должна. Хочешь — иди. 

Мы видим, кого набирает себе Америка в подручные. Конченых подонков и отморозков. Они, говорят, не теряли двадцать четыре года. Отлично они их не теряли. Так не теряли, что украинцев в украинское правительство набрать не смогли. С миру по нитке собирали. Но им же специфические качества потребны. Никакую процветающую Украину они строить не собираются. А мы почему должны? Наверное, это самим украинцам нужно. Если молодой человек весело кричит в камеру “мой дед Берлин брал, а я теперь циничный бандера”, то какая школа это исправит? Какой институт? Какая НКО? Это папа с мамой так воспитали, что внук в могилу дедушки плюет. Ну пусть его теперь жизнь учит и другие циничные бандеры с мышцами посильнее, с круглыми счетами в Приватбанке. 

Пространство вокруг нас должно перегореть и выгореть. Хотелось бы, конечно, чтобы не в буквальном смысле, а в ментальном. Захотят потом — придут сами. Но уже вовсе не на тех условиях, на которых были. Не захотят — что ж поделаешь. Мир большой.

Может быть, я и ошибаюсь, но совет нашим союзникам, настоящим и потенциальным, один — не требуйте от России больше, чем Россия может вам дать, и чем вы можете дать России. 

публицист

Похожие материалы

Для всех, кто знал Бориса Федоровича, он дорог не только своими крупными исследованиями, широким,...

Сегодня, под эгидой тотальной благотворительности, заключающейся в фактическом обожествлении уже...

Мне кажется сомнительной возможность плавного перехода путем одной только политической деятельности...