Результаты референдума в Великобритании, на котором победила позиция «за выход», повергли мировое сообщество в поистине шоковое состояние. Что можно сказать на данный момент о последствиях Брексита, с которыми столкнется мир и конкретно Россия, – об этом ответственный редактор проекта Русская Idea Любовь Ульянова побеседовала с известным консервативным публицистом Егором Холмогоровым.

 

Любовь Ульянова

Уважаемый Егор! Как Вы оцениваете итоги референдума в Британии?

Егор Холмогоров

С точки зрения интересов России, итоги референдума стоит оценить сугубо положительно. На наших глазах распадается тот глобальный мировой порядок, который был выстроен после 1991 года на руинах СССР. Увеличивается количество неопределенностей. Однополярная мировая архитектура становится более сложной и непредсказуемой. Поскольку миропорядок последней четверти века носил дискриминационный по отношению к России характер — это можно только приветствовать. И именно поэтому враги России заграницей говорят о «победе Путина», хотя Россия никак к этому референдуму не причастна.

Любовь Ульянова

Можно ли считать итоги голосования чем-то неожиданным?

Егор Холмогоров

Результаты и впрямь неожиданны, так как после игнорирования результатов референдума в Нидерландах и странностей на выборах президента Австрии, можно было ожидать каких-то манипуляций в Британии. Особенно после того, как случившееся слишком «вовремя» убийство проевропейской лейбористки-парламентария Джое Кокс всколыхнуло целую бурю обвинений в адрес евроскептиков, якобы создающих «атмосферу ненависти».

Но оказалось, что британский избиратель весьма упорен, не истеричен и не боится голосовать против потока медийной истерии. Очень четко выразилась региональная специфика: Brexit – дело, прежде всего, Англии, точнее — «Югобритании», которая выступила против Шотландии и мигрантизированного Большого Лондона.

Обычные англичане, «ватники», как бы их назвали наши либералы, решили взять судьбу своей страны в свои руки и добились своего. Это вызывает большое уважение. Особенно характерна истерия российских оппозиционеров, типа Навального и Волкова, которые утверждают, что голосовала деревня (урбанизация Англии — 92%), голосовали пенсионеры (доля пожилого населения в Британии одна из самых высоких в мире). Это сразу показало, что у нас под именем демократов орудуют какие-то фашиствующие педократы.

Любовь Ульянова

Что будет дальше с ЕС и Британией? Произойдет усиление ЕС или же начнется его развал? Развалится сама Британия?

Егор Холмогоров

Ускорение дезинтеграции Британии не исключено. Скажем, Шотландия, которая два года назад едва не ушла из Соединенного Королевства, сейчас подчеркнуто хочет остаться в ЕС. Рискованная ситуация в Северной Ирландии, где католики – за ЕС, а среди оранжистов-юнионистов многие — категорические сторонники Brexit-a. Не исключено, что Британия и в самом деле превратится в Югобританию, и мы уже видим возрождение английского, а не только британски-имперского национализма.

Для ЕС наступают непростые времена, так как уход Британии сужает поле маневра для брюссельской бюрократии. Если евроскептицизм продолжит нарастать в Нидерландах и Франции, то, в конечном счете, ЕС превратится в организацию экономических и политических вассалов Германии.

Любовь Ульянова

Означают ли итога референдума, что прямая демократия работает?

Егор Холмогоров

Работает ли она, мы узнаем, когда правительство Ее Величества практически воплотит решение референдума. Но, несомненно, что итоги референдума показали – возможности манипулирования прямой демократией со стороны медиа и либерального истеблишмента не безграничны и, в целом, все проявления прямой демократии демонстрируют нам избирателя, руководствующегося здравым смыслом, а не идеологическими схемами глобалистов.

Любовь Ульянова

Можно ли назвать Брексит первой победой консервативной демократии в ее борьбе с неолиберальным глобализмом? Имеется в виду не демократия в смысле инструмента, а в смысле течения, которое борется с неолиберальным истэблишментом в разных странах, олицетворяемое по-разному, но всё же Марин Ле Пен, Трампом, Фараджем, евроскептиками в целом…

Егор Холмогоров

Надеюсь, что можно. И надеюсь, что за этой победой последуют другие — в частности, избрание Трампа президентом США.

Любовь Ульянова

Можно ли ожидать теперь подобных референдумов в других странах ЕС?

Егор Холмогоров

Несомненно. Скорее всего, референдум пройдет в Голландии, где евроскептики набили руку на референдуме по Украине, но там, к сожалению, это лишь рекомендательный инструмент. Возможно, удастся навязать референдум и евроскептикам Франции

Любовь Ульянова

Британия занимала в ЕС одну из самых жестких позиций в адрес России и ее отношения к нынешней Украине. Возможный выход Британии из ЕС — как может сказаться, с одной стороны, на позиции ЕС, скажем, в вопросе «минских соглашений» и антироссийских санкций? Приведет ли он к смягчению позиции ЕС? А с другой стороны — увеличение общей мировой нестабильности не обострит ли ситуацию вокруг Новороссии?

Егор Холмогоров

В Минском процессе Британия напрямую не участвует. Я надеюсь, что в целом диалог с евроскептиками в Британии у России получится лучше, чем с евроинтеграторами. Ведь, в конечном счете, именно евроинтеграторы развязали украинский конфликт. Уход Дэвида Камерона с поста премьера будет хорошим знаком, а если его сменит Борис Джонсон, думаю, диалог несколько облегчится. Эксцентричный бывший мэр Лондона, при этом, — один из самых здравомыслящих британских политиков, свободный от самых диких предрассудков либерал-глобалистской модели. Британия и ЕС взаимно накручивали друг друга на антироссийскую позицию.

Что до обострения вокруг Новороссии, то, мне кажется, ЕС уже начал осознавать, какую цену он платит за украинскую авантюру и большинство стран Европы к этой цене не готовы.

Любовь Ульянова

Стоит ли надеяться на Бориса Джонсона, который далек от русофильства в духе Найджела Фараджа? А, учитывая его книгу о Уинстоне Черчилле, его вообще можно назвать человеком, настроенным явно проатлантистски. В связи с этим можно ли ожидать сближения Британии с США, скорее, чем с Россией?

Егор Холмогоров

Главный плюс Джонсона – это его прагматизм, здравомыслие и свобода от окостеневших политкорректных предрассудков. А главный враг России в западном мире — это именно такой коктейль. Джонсон, безусловно, не русофил, и он еще недавно был гражданином США. Но это политик, ориентированный на Черчилля с его прагматизмом. Вряд ли он будет проводить политику по примитивной глобалистской партитуре. Да и голос таких людей, как Фарадж, теперь явно будет звучать гораздо громче.

Любовь Ульянова

Может ли измениться отношение к референдумам в России?

Егор Холмогоров

Смотря чье. Наш политический истеблишмент еще раз получил урок, что референдумы – это опасно. Они просто представить себе не могут, что народ может всерьез что-то решать. Но отношение простых граждан изменится радикально. Людям показан впечатляющий пример, как нация может изменить свою судьбу, навязываемую бюрократией, и мы все будем хотеть референдумов. И я буду хотеть.

Вот сейчас в Севастополе поднимается вопрос о том, чтобы референдумом ввести в городе выборность губернатора, так как в Законодательном собрании вопрос забуксовал. Думаю, таких инициатив будет все больше и больше. И я лично это поддерживаю. Прямая демократия — это прекрасно, это инструмент совершенствования гражданского самосознания и политической грамотности людей.

Публицист, идеолог консервативного демократического национализма

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова.

Похожие материалы

С неонароднической точки зрения, модернизационные процессы, усилившиеся столыпинской реформой, были...

Учредительное собрание имело потенциальную легитимность, но с ней конкурировали вполне реальные...

Государственный строй России не был приоритетным вопросом для Британии. Если бы Россия эффективно...